Чужие для России, родные для нас

Истории нескольких патриотов

Когда двадцать лет тому назад я впервые прочитал стихи жительницы придунайской Килии Евгении Томши, то был немало поражен. Это как же надо полюбить все украинское, чтобы писать вот так:

«О мово, українська мово,

В ній кожна літерка болить...

За зраду, підлість наше слово

І з того світу буде бить!»

И это пишет россиянка, человек, рожденный на Урале! Только недавно я узнал немного больше об истоках этой любви. Ее отца, работника милиции, перевели в Одесскую область, когда Евгении было 10 лет. Поэтому она, по крайней мере, изучала украинский язык в школе как школьный предмет. Хотя и Урал долго «не отпускал»:

«Там стоять дерева-самоцвіти,

Там не «хата» кажуть, а «ізба»

Це все там. А тут вирують квіти,

Над Дунаєм хилиться верба...»

В свое время просвитянам стоило активнее общаться с жителями юго-востока и более энергично популяризировать произведения Евгении и ей подобных людей. С объяснением, что такая двуязычность нас, в принципе, устраивает. Это же не идеологические уловки замысловатых Кивалова и Колесниченко, это искренняя любовь к Украине. Берите, господа, пример с жительницы Придунавья!

Но мы такие: то десятилетиями спим, свалив всю работу на государство, то вдруг, проснувшись от летаргического сна, пытаемся одним движением решить все жизненно важные вопросы. Деструктивная установка «все или ничего!» надолго законсервировала господство русской одноязычности на юго-востоке. Лишь Революция Достоинства подарили надежду на лучшее.

«ЖЕНЯ-ЯЛТА» И ПЕТР РУХ

Хочу рассказать о двух этнических русских: Евгении Сиканове из Ялты и уроженце Евпатории Петре Орлове. Оба — активные участники Евромайдана, с обоими мне посчастливилось общаться. Кстати, Евгений, за которым на Майдане закрепилось прозвище «Женя-Ялта», вернувшись в Крым, имел все шансы разделить горькую судьбу других участников Революции Достоинства. Против него было сфабриковано дело: мол, бросил камень в бойца крымского «Беркута». Но оккупанты не успели посадить смельчака. Евгений, боец 31-й сотни Самообороны Майдана умер, перенесши тяжелое онкозаболевание, в мае 2016 года. Без замечательного отца, которым можно гордиться, осталось пятеро детей.

Поэт Петр Рух (настоящее имя — Петр Викторович Орлов) родился в Евпатории в 1970 году. С семи лет начал писать стихи. Из Евпатории переехал в горное село Прохладное Бахчисарайского района. Выехал из Крыма сразу после его аннексии Россией. Проходил военную службу в рядах 1-й Отдельной Гвардейской бригады ВСУ, причем в зоне АТО был бойцом разведроты. Вспоминаю, как-то пытался выведать у Петра: откуда у него такое безукоризненное украинское произношение и такая четкая проукраинская позиция? Оказалось, что у крымчанина была хорошая учительница украинского языка родом из Прикарпатья. Причем недолго, только в 5-ом классе. Но и этого было достаточно, чтобы влюбить способного ученика в Украину. Поэтому хвала мудрым учителям!

ГЕРОИЧЕСКИЙ «ДЯДЯ ВОВА» ИЗ ОДЕССЫ

Владимир Малофеев — также активный участник Революции Достоинства, он отстаивал Одессу, когда происходили события, так называемого, 2 мая. Кроме этого, участвовал в АТО. Под Дебальцевым получил тяжелые ранения, после чего продолжил волонтерскую деятельность в Одессе. До последних дней занимался военно-патриотической учебой детей и молодежи, был наставником в военно-патриотической игре «Сокол Джура», где обучал молодежь военному делу.

К сожалению, Владимир Малофеев отошел в Вечность в начале нынешнего года. Знакомый одессит так написал об этом человеке: «Первое, что я хотел бы написать, так это о Дяде Вове. Пусть уже и постскриптум... Возможно, зря я не осмелился сказать это вчера, на поминках. Но от волнения путались мысли, и речь получилась сумбурная. Когда-то он пошутил: «Я — сволочь редкая, меня беречь надо...». Относительно «беречь», то здесь он был прав. Потому что на таких, как Дядя Вова, мир держится. Большинство «нормальных» весной  2014 года не брали повесток и пытались убежать за границу. А «сволочи» типа Дяди Вовы взяли оружие и пошли защищать Родину. И только такие редкие одесситы, как Дядя Вова, сделали это в возрасте 58 лет! Может, кто не знает, но ему удалось это сделать лишь со второго или третьего раза. Сначала его «футболили» из-за возраста и состояния здоровья. Это в поликлинику или в соцзащиту Дядя Вова во второй раз не пошел бы, но не на войну! Его настойчивость победила. Кстати, он еще в 2010 году говорил, что война с Россией неминуема. Тогда с него чуть ли не смеялись... Я горжусь, что был знаком с этим Человеком! Почивай с миром, Друг!»

* * *

Заметил, что в последние годы ненависть к оккупанту нередко переплавляется в выражения: «москвороті», «москвоязикі» и тому подобное. Однако было бы лучше, если бы мы просто поддерживали русских типа Дяди Вовы. Всегда вспоминаю давнюю фразу правозащитника Мирослава Мариновича: «Способствовать желательным тенденциям намного эффективнее, чем бороться с нежелательными...». За эти несколько десятилетий убедился, что именно так оно и есть.

Кроме «Жени-Ялты» и одесского «Дяди Вовы» можно еще вспомнить «Луганского партизана» Владимира Жемчугова. Именно под таким именем его знают украинцы. Фактически это второе имя, которое полностью отвечает роду занятий Владимира в 2014-2015 годах. Успешный предприниматель Владимир Жемчугов оставил спокойную жизнь и пошел в подполье на Луганщине, чтобы вместе с побратимами бить российских оккупантов. На его счету — десятки успешных диверсий и боевых операций.

Следовательно, обратите внимание на эти фамилии: Сиканов, Орлов, Малофеев, Жемчугов... а еще политзаключенный Олег Сенцов, журналистка Янина Соколова, защитник Савур-Могилы полковник Потехин... У всех русский корень. Но какие это герои! Кое-кто говорит, что не стоит копаться в родословных героев. Воевали за Украину — значит наши. Не отрицаю. Но не стоит скрывать исторические факты. Среди расстрелянных в 1921 году участников Второго зимнего похода 9,4% составляли россияне. Об этом должны знать все граждане Украины! И наши русские, к сознанию которых так часто апеллирует Путин, должны знать, что выбор за ними. Можно предать, а можно оставаться верными сыновьями и дочками земли, которая зовется Украиной. И уже есть «благородная» ниша в украинской истории, отведенная именно для таких, как они.