Ватикан без ангелов

Кинотриллер на псевдорелигиозную и научную тему.

На разговор о новом фильме Рона Ховарда «Ангелы и демоны», снятого по роману скандально известного автора «Кода да Винчи» Дэна Брауна, не стоило бы тратить усилий и времени, если бы не одно обстоятельство...

Авторы романа и одноименного фильма касаются темы отношений церкви и современной науки (а если смотреть шире, то отношений религии с современной цивилизацией, обоготворившей точные науки). Наши же отношения с религией, которые, к сожалению, давно перешли из философской плоскости в политико-спекулятивную, станут обретать все большую злободневность по мере того как одержимое позитивистскими иллюзиями о всесильности материалистической науки человечество будет все больше заходить в тупик — экологический, социальный, нравственный...

Правда, создатели картины, в которой много говорится о сложных отношениях христианства и науки, вглубь этой проблемы не копают, поскольку она их мало волнует (как мало волнуют Дэна Брауна те вопиющие неточности и в отношении научных открытий, и в отношении традиций Ватикана, которыми грешит его роман). Известно, что поставленное на конвейер кинопроизводство существует не для того, чтобы озадачивать публику какими-то проблемами, оно должно приносить деньги. Кассовый успех снятого три года назад «Кода да Винчи» подвигнул сделавшую его команду на создание сиквела о профессоре Роберте Лэнгдоне, хотя «Ангелы и Демоны» написаны в 2000 году, раньше нашумевшего романа о выдуманной женитьбе и семье Христа. В результате получился еще один фильм, который ничем, по сути, не отличается от километров остального голливудского целлулоида.

Как этого требует жанр замешанного на детективной истории боевика, картина начинается с убийства. Ученого, которому в лабораторных условиях удалось создать маленькую частицу антиматерии, находят мертвым и изуродованным. Полученная духовная субстанция (жрецы науки уверяют, что это чистая фантазия, поскольку для них такая задача недостижима), которая дает толчок всему творению и, соответственно, обладает огромной энергией, пропадает из тщательно охраняемой лаборатории. В то же время из Ватикана похищают четырех кардиналов, претендующих на папский престол (Дэн Браун похоронил в самом начале сюжета Папу, умертвив понтифика на целых пять лет раньше его реальной даты смерти).

Пытаясь найти преступников, которые грозятся убивать по одному кардиналу каждый час, а в полночь при помощи выкраденной антиматерии взорвать Святой город, полиция Ватикана обращается к специалисту по символике Роберту Лэнгдону (Том Хэнкс). Злоумышленники указали на свою причастность к ордену иллюминатов, тайному сообществу ученых, которые на протяжении четырех сотен лет борются с догмами Католической церкви во имя торжества научных истин. В отместку за казненных во времена инквизиции своих апостолов науки теперь они казнят католических кардиналов. Герой Хэнкса срочно вылетает из США в Ватикан, где менее чем за шесть часов вместе с ученым-биологом Витторией Ветра (Айелет Зурер ), идя по стрелкам-указателям, словно в казаках-разбойниках, выходит на след преступника.

Естественно, что, согласно законам детектива, им оказывается не тот, кого все, в том числе и зритель, подозревали. Согласно законам напряженного экшена, время на поиск преступника ограничено исходящей от него угрозой взорвать город, поэтому Лэнгдону и его партнерам приходится действовать с максимальным напряжением и риском для жизни. Напряжение это, похоже, настолько передалось актерам, что Хэнкс на съемках серьезно повредил руку, в чем иные рецензенты поспешили увидеть знак Божьей справедливости — Брауна и экранизирующую его псевдоинтеллектуальные опусы компанию Ватикан считает врагами католичества и даже христианства.

Между тем Ватикану, по большому счету, жаловаться особо не на что, поскольку он благодаря двум картинам Ховарда получил хорошую рекламу. Величие же подвига Христа от оскорбительных фантазий Брауна на темы Его женитьбы отнюдь не уменьшилось в глазах тех, кто обрел дар веры. Что касается главного разоблачения Ватикана, которое содержится в романах Брауна и в их экранизациях, то оно не является новостью. Разумные люди и без этих книг и фильмов знают, что все организованные и сросшиеся с государством религии являются хорошо структурированными корпорациями, которые стоят на страже своих корпоративных интересов. Так что сенсационность разоблачений клерикального мира, содержащихся и в «Коде...», и в «Ангелах...», явно преувеличена. Главный же обман нового фильма Рона Ховарда содержится в том, что вопреки его названию в нем действуют одни демоны и совершенно отсутствуют ангелы. Не относить же к ним амбициозного профессора Лэнгдона (Том Хэнкс), который признается, что не обладает даром веры. Нет ангелов и среди показанных католических иерархов, ибо и они прибегают ко лжи и пекутся о чести мундира, или рясы.

С ангелами у современного человечества не сложилось. По мере все большего погружения нашей цивилизации в материализм уже мало кто знает, как они выглядят, а тем более нам неведомо, чем и как они занимаются. А занимаются они исключительно тем, что служат Богу. Их не интересует ни наука, ни самые возвышенные образцы литературы и искусства, если только их темой не являются отношения человека с Создателем. Иными словами, их интересы всецело лежат в сфере того, что называется религией. А кого, скажите, сегодня интересует суть религии, а не скандалы вокруг тех лиц, которые превратили ее в доходный бизнес?

Дэн Браун, умело эксплуатируя в своих романах именно тему профанации религии, сам при этом профанирует на ней, служа, как и герои его романов, Мамоне, а не Богу. Служение ему заканчивается там, где начинается стремление к личному успеху и обогащению, где вместо духовного братства идущих в Царство Духа людей возникает корпорация и корпоративные интересы. Очевидно, что они преобладают не только в Ватикане, но и во всех других хорошо организованных и укорененных в царство Кесаря религиях. Так что, по сути, Дэн Браун в своих антиклерикальных романах описывает конфликт не между ангелами и демонами, не между религией в ее изначальном предназначении и наукой, которые должны быть заняты одним делом — поиском Истины, а между различными корпорациями, светскими и клерикальными, пытающимися поделить этот, не принадлежащий им, мир.