Что такое «Украинский прорыв»?

Львовская Национальная опера снова подняла ставки в нашем музыкальном мире, представив премьеру семейного спектакля «Лис Микита»

Опера создана по известной одноименной поэме Ивана Франко. Очередной проект программы «Украинский прорыв» главного режиссера и генерального директора Львовской оперы Василия Вовкуна продемонстрировал его стратегию и тактику не только как руководителя одного из ведущих музыкальных театров страны, но и как художественного полководца. 

Премьеры, фестивали, конкурсы, молодые лица, сложные кадровые решения, премии, контексты, жанры, этапы... Все это и намного больше и есть украинский прорыв. За каждым из этих слов стоит колоссальный труд, время и люди. Молниеносные темпы и проекты так же молниеносно меняют оперный ландшафт уже не только Львова, но и страны. Хотя подобные тенденции отслеживаются еще минимум в четырех музыкальных театрах Украины, но Львов, по-видимому, самый смелый, самый дерзкий и самый быстрый в своем прогрессе.

Новейшие оперы и балеты современных украинских композиторов уже начали появляться на наших сценах. В этом направлении активно работает композитор Юрий Шевченко, чьи опера «Король Дроздобород» и балет «За двумя зайцами» не только обласканы критикой, премиями, но и очень по душе публике. Он и сейчас в процессе создания чего-то фееричного по заказу театров. Еще один амбициозный проект оперы на заказ — «Вышиваный — король Украины» Аллы Загайкевич, посвященный эрцгерцогу Вильгельму фон Габсбургу. Его премьера анонсирована в конце мая на «Схид Opera». В Одессе работают над оперой-вербатим «Дракон» по Евгению Шварцу, музыку для которой создает молодой украинский композитор Антон Байбаков. Также анонсируют современную оперу, посвященную Василию Слипаку и всем защитникам Украины, музыку к которой заказали выпускнице Королевской Консерватории в Гааге, композитору Марии Олийнык. А Иван Небесный приступил к заказу Киевского театра оперы и балета для детей и юношества — рок-мюзиклу «Сагайдачный. Штурм Москвы».

Но «Лис Микита», до кончиков лап и хвоста — идея именно Львовской оперы, «Украинского прорыва», Василия Вовкуна.

СТРАТЕГИЯ

Композитор Иван Небесный получил стратегически важный заказ: создать семейную оперу в гротесковом жанре. Классический текст Ивана Франко (либретто Василия Вовкуна) плюс модерная музыка и сложный, непопулярный в опере жанр гротеска. Важно и то, что Вовкун заказывает новейшую оперу композитору не из мира оперы. Небесный имеет около 100 работ для драматического театра и кино, но впервые написал оперу. Однако В.Вовкун стратегически правильно понимает, что современная опера имеет очень глубокие связи с театром. Такой альянс способен продуцировать не только новые мелодии и инструментарий,  технологии, звуковые и визуальные эффекты, но и новую коммуникацию. Что мы, собственно, и получили  с премьерой «Лиса Микити».

 С первых звуков зритель погружается в настоящее зрелище. Эффектная музыка — театральная, яркая, собственно как и оперная форма, которая согласовывается с сюжетом, развивающимся по классическому сказочному кругу. Эти рефрены-эпизоды обусловили и сценографическое решение Тадея Риндзака и прибавили важный акцент в идею этой «комедии суда»: все в жизни и истории развивается по кругу в любые времена и у всех народов, но особенно у нашего, когда мы меряем эти повторные циклы уже не классическими столетиями — десятилетиями, а теперь уже и каденциями властных кланов. Комедия суда является одновременно трагедией политической системы, уклада, в котором должности получают самые хитрые и самые ловкие, слуги народа — ловкие пиарщики и медийщики.

Лейтмотивы, лейттембры, музыкальные и ритмичные спецэффекты, жанровые танцы, электроника, органично введенные в партитуру аутентичные украинские народные музыкальные инструменты — трембита, дрымба, цимбалы, бандура, колесная лира, — весь мощный звуковой арсенал работает на создание поражающего эффекта. Интересно, что дети, которые сидели рядом и наблюдали за действом  во все глаза и уши, в то время когда родители с благоговением подсматривали за ними: понимают ли, слушают ли, заинтересованы ли? Дети только отмахивались, погружаясь в мир современной оперы, а, выйдя из театра, еще и напевали мелодии. Разве это не наглядное  достижение «Лиса Микити»?! Ведь именно так выращивают себе будущего зрителя. Сегодня его привело в оперу известное «школьное» произведение Франко, удержало в кресле — современное зрелище, в парафразах которого легко считаются «Аватар» или диснеевская анимация. Увлекла чрезвычайная световая партитура (невероятная работа Арвидаса Буйнаускаса, Литва), включая подсветку красным лож театра в сценах суда (эффект «Вау!»-присутствия). 3D-мапинг (Светлана Рейниш и Юрий Костенко), буквально бродвейского или голливудского уровня эффектности костюмы, да еще и пошитые из экомеха (Анна Ипатьева), дизайнерские маски (Людмила Табачкова, Анжела Городисская), шоу-грим (гримерно-пастыжерский цех во главе с Юрием Кульчицким). Сосредоточила на себе внимание — разнообразная, выразительная, естественная и хорошо понятная музыка.

Да и для другого зрителя есть пожива: узнаваемые цитаты, фольклорные мелодии, знакомые инструменты-символы, использованные неожиданно и остроумно в пользу того же таки гротеска. Настоящая гуцульская трембита сзывает зверей на суд (эффект «Вау!»). В повторяемой теме суда слышится аскетическая и неотвратимая орфовская «O Fortuna!» из Carmina Burana (кстати, ее когда-то грандиозно ставил Василий Вовкун open air на Певческом поле) — аллегория колеса Фортуны, которое, собственно, является основным визуальным образом «Лиса Микити». И в этом кругу, словно дамоклов меч, нависает гигантский куст омелы — как символ раковой опухоли, которая высасывает из живого дерева-леса все соки. Красноречивая аллегория растения-паразита с властью, которая высасывает жизнь из собственной страны. Но и в этом многогранном образе есть место остроумию, ведь люди называют омелу — ведьминой метлой, которой приписывают свойство открывать замки и сокровища, а именно благодаря удачной манипуляции о сокровище царя Гороха Лис Микита достигает высшей власти, Лев назначает его канцлером, чтобы тот с «мудростью защищал государство».

Все это вместе создает желаемый эффект современного, синтетического зрелища. Видива — по Вовкуну.

ТАКТИКА

Так стали звезды и график, что  именно накануне «Лиса Микити» я впервые увидела еще один проект  прорыва — оперу «Лоэнгрин» Г. Вагнера. С момента же моего последнего визита во Львов осенью произошли довольно кардинальные изменения в творческом составе театра. Собственно, те болезненные процессы, с которыми не все согласны, но которые являются залогом движения. Однако прогресс — очень сложная концепция, ведь в ней всегда присутствуют напряжение и давление. Но в случае Львовской оперы — это ее движущая сила. Мы очень быстро привыкаем к хорошему, и иногда нас заносит в вербализации составляющих этих процессов — как в одну, так и в противоположную сторону. Но могли ли мы представить еще какие-то лет пять назад, что через день на сцене нашего отечественного оперного театра будут идти — опера Вагнера на немецком, решенная в чисто европейском тренде режиссерского оперного театра, и новейшая украинская опера?! И что так скоро все эти изменения отразятся на качестве звучания оркестра, существовании артистов в «теле» спектакля, вообще возможности в итоге стать подвижным, универсальным, современным, не скучным, а интересным, не традиционным, а спорным и тем самым еще более интересным? Так, оркестр под руководством Ирины Стасишин в «Лисе» звучал целостно, несмотря на внешнюю  полистилистичность партитуры, выразительно интерпретируя новую для восприятия музыку, объемно и эмоционально верно донося ее до публики.

Исполнительский состав тоже в основном продемонстрировал мощный потенциал. Особенно следует отметить работу Виталия Роздайгоры — Лиса Микиты. Это настоящий универсальный оперный артист, умный Арлекин, способный одновременно петь, играть и двигаться. Кстати, артист хора. Снова тактически верный ход Вовкуна (помним недавний триумф еще одной артистки хора Львовской оперы, которая получила Гран-при международного конкурса оперных певцов имени Саломеи Крушельницкой Марьяны Мазур). Роздайгора существует на сцене легко, с куражом, четко артикулирует, динамично меняет характер внутри образа, чутко следуя музыке, в которой для него предусмотрены арии, любовные дуэты и остроумные, хотя и сложные речитативы а-ля Моцарт, где вместо клавесина — бандура (эффект «Вау!»). А дуэт Лиса и Лисы, как и тему суда, можно раскручивать отдельными саундтреками к опере, снимать на них клипы и отдавать в ротацию, настолько хитово они звучат.

Еще одна исполнительница тоже не оставляет память, поскольку позавчера ты ее видел и слушал в совсем другой манере, системе координат, эстетике Вагнера — в роли Эльзы в «Лоэнгрине». А сегодня — в роли мартышки Фрузи, со всеми присущими этому образу приспособлениями как в музыке, так и в режиссерской характеристике. Молодая, очаровательная, смелая, яркая Олеся Бубела.

У любого эксперимента, особенно созданного с нуля, есть свои минусы. Тот, кто является первопроходцем, тем более в искусстве, всегда рискует подвергнуться недальновидной критике (краткосрочный «Вау!»-эффект СМИшного слова). Конечно, и к львовскому «Миките» есть определенные претензии, в частности технические замечания к звуку, балансу, актерской ловкости и «музыкальной дикции» отдельных исполнителей. Хотя нужно понимать, что Франков текст изначально очень тяжелый и не удобный для пения. Тем более — оперного. Однако новейшая «опера — не побег в прошлое, не роскошный предмет, а возможность привлечь новую публику», — говорил член правления Итальянской ассоциации критиков, профессор музыковедения университета Кальяри Джанлуиджи Матети на семинаре по международной ко-продукции в конце прошлого года в Киеве. А кто-то ему вторил: «Если мы не поменяем отношение к опере — опера закончится».

Василий Вовкун уже поменял. «Лис Микита» по своему резонансу — словно иллюстрация тезиса Умберто Эко: «Если уже прошлое невозможно уничтожить, потому что его уничтожение ведет к немоте, его нужно переосмыслить, иронично, без наивности». Похоже, «Украинский прорыв» Вовкуна доказывает этот тезис в разных ипостасях в каждом из своих проектов.