Выстоит ли наследие Черниговского земства?

Заброшенные школы - как памятники народа, лишающего себя будущего

Мы ехали смотреть храмы. Уникальные деревянные позднебарокковые храмы, чудом уцелевшие на территории Менщины. Храмы, которые в свое время описал и зафиксировал Стефан Таранушенко и внимание к которым на данный момент пытается привлечь харьковский издатель Александр Савчук. Забытое сакральное наследие. Забытое народом и теми, кто по рангу должен о нем заботиться.

В стороне от центральной магистрали, скрытые от людских глаз, приземистые деревянные церкви с лаконичным декором излучают особое тепло, родное, как дух бабушкиного дома, где всегда живет любовь и уют. Выцветшие стены и купола давно не видели ремонта. Но стоит ли доверять ремонт древних памятников руководителям приходов без кураторства квалифицированных реставраторов?

Несмотря на видимое отсутствие прихожан, дворы храмов упорядочены, украшены ирисами. Чего не скажешь о школах, находящихся рядом с церквями.

Большие окна в резных наличниках зияют пустотой. Просторный школьный двор порой имеет не одно помещение, забыл о звонках и детском щебетании. Практически каждая школа на Чернигово-Северщине ведет свою историю со времени Черниговского земства, которое поставило себе задачей образование и просвещение сельского населения, предоставление базовых медицинских услуг. Земские школы, которые возводились в имениях земцев преимущественно за их счет, появились как альтернатива церковно-приходскому обучению, закостенелому, догматическому, далекому от общественных потребностей. В земские школы приглашали профессиональных учителей, которые привозили с собой знания, книги и передовые идеи. Земская школа стала центром культуры и образования на селе, центром жизни, вокруг которого вращалось его будущее - дети. С появлением земских школ в селах начался отсчет новой эпохи - эпохи грамотного крестьянства. Здесь, кроме «аз, буки, веди», открывали глаза на мир, действовала библиотека. Забота о земской школе стала одной из добродетелей прогрессивного дворянства.

И здесь черниговские земцы были среди лидеров.

Иван Петрункевич, супруги Русовых, Волк-Карачевские, Данилович, Линдфорс, Галаган...

Их школы стоят и сейчас почти в каждом селе на Черниговщине. Немалое количество школ, особенно на Севере Черниговщины, деревянные, с изысканной резьбой крыльцо и наличники, которые умиляют взгляд утонченной эстетикой простоты. Еще есть все шансы спасти величественной красоты деревянные школы в Олешне (построена Линфорсами), Пекуровке (Дуниных-Борковских), однако кустарниками поросли дворы школ в Буянках... И два кирпичных корпуса красивых школьных зданий в Дуболуговке (бывших Британах) - имении Вовк-Карачевских, в Городище (малой родине Александра Кистяковского). И увиденное впервые - Шаповаловская земская школа, которая стала церковью (ощущение, что время открутили назад). Немного больше повезло кирпичным школьным зданиям. Их возводили более состоятельные земцы, из кирпича, производимого на собственных кирпичных заводах. Прекрасно сохранившиеся школы Петрункевича в Плисках и Синявке, Даниловича - в Степановке, начальная земская школа в Радуле, Лизогубов в Седневе. Советское образование на селе началось и закончилось в стенах земских школ. Изредка где-то достраивали новые помещения к имеющимся корпусам, где-то на рубеже 2000-х появились новые школы. Но исчезли дети. Одиночные здания земских школ доживают свой век как действующие учебные заведения, однако их срок действия определен.

В Украине стремительно сокращается количество школ. Черниговщина – не исключение. В этом году только по Менской ОТГ (23 села) закроют четыре школы. Страшные реалии. Депрессивные регионы, в которых практически не остается молодое поколение. А может, именно поэтому и не остается, что государством не поощряется развитие инфраструктуры, культурных заведений, детских творческих студий. На лестнице школы с забитыми досками окнами играют девочки класса третьего. Вежливо здороваются со мной. Спрашиваю, давно ли не работает школа в Пекуривке. Давно. «А нас автобус в Городню возит». А когда снег, дождь, гололед? А сколько времени занимает переезд и тревога родителей за безопасную дорогу? А если конвертировать горючее и амортизацию в здравый смысл и перспективу развитого села? Ведь Пекуровка имеет свой «птичник», ферму, имеет рабочие места, имеет хорошую дорогу. Действительно ли закрытие школ является уж столь целесообразным?

Не так давно на одной из сессий ВР поднимался вопрос о передаче имущества закрытых школ на баланс ОТГ. Кажется, наши депутаты говорят даже не об ушедших поездах, а о рельсах, которые разобрали и сдали на металлолом. Проблема в том, что те, кто ставит подобные вопросы, дальше Киева и Львовской Украину в глаза не видели, не понимают специфики вопроса в каждом отдельном регионе. Если школам Черниговщины - столетие, захотят ли их брать на баланс ОТГ, в которых нечем наполнять бюджет? Школы, которым столетие, необходимо сегодня признать нашим историко-культурным наследием и срочно взять под охрану государства. Вместе с тем, целесообразно было бы позволить ОТГ сдавать эти помещения в аренду с культурно-образовательной целью - под создание музеев, культурных пространств, библиотек, орнитологических школ или для туристической цели - под гостиницы, хостелы, ТИЦы. И для этого в первую очередь принять закон, который гарантировал бы охрану культурного наследия арендаторами, запрещал перестройки и ремонты фасадов, требовал сохранения историко-архитектурных деталей в интерьерах. Соблюдение буквы закона и ответственность арендаторов, контроль со стороны представителей ОТГ - ключевые моменты в перспективе предоставления «второй жизни» земским школам.

Случится ли чудо, смогут ли ОТГ переориентироваться, мудро воспользоваться культурным наследием? Даже не знаю, на кого уповать. Ведь имеем наглядную ликвидацию сельских библиотек, которые ОТГ не видят смысла содержать. Неделю назад собственными глазами видела открытые в воскресенье сельские библиотеки. В Тупичеве, где перед входом выстроился основной сельский транспорт - велосипеды и детские коляски. Поразили клуб и библиотека в стенах церкви с. Пекуровка. Не подозревала, что такое еще сейчас возможно. Церковь без купола рядом со школой. На входе в библиотеку - стол с краеведческими материалами: история села, церкви, школы. Приветливый библиотекарь - Нина Николаевна Дудко, рассказала мне и о красавице-школе, и об упорной и хваткой старосте деревни, и о церкви, которую решили вернуть прихожанам, и о библиотеке, которой вскоре не станет. Тридцать лет Нина Николаевна работает в библиотеке, в церковном помещении, где никогда не было отопления. Под столом - обогреватель. Читают ли люди? Детективы, любовные романы всегда читали хорошо. Сейчас привозит книги из фондов. Но новых поступлений в библиотеку давно нет. Особая боль - отсутствие интересной и яркой детской литературы, новых изданий для младшей школы и дошкольников. Еще как рядом школа действовала, дети всегда крутились в библиотеке. Но теперь... Будет церковь. А библиотеки не будет. Большое красивое здание, щедро пожертвованное представительницей известного рода, Дуниной-Борковской, сельским детям на школу, заколочено и закрыто. ОТГ не имеет средств на капитальный ремонт. А значит, школа рухнет, хотя могла бы разместить библиотеку и клуб, локальный музей, стать культурным центром на селе.

Подобная ситуация не исключение - распространенная практика.

«Быть или не быть» в украинской версии звучит как «Почему бедный?..»

Конечно, можно сколько угодно списывать разрушение школ на отсутствие в них потребности, на экономическую нецелесообразность, отсутствие детей. Однако какими бы аргументами ни прикрывались, очевидно одно: закрывается школа - умирает село. Заброшенные школы – как памятники народа, лишающего себя будущего.