«Государство должно вмешаться»

Как удержать обученных и инициативных работников в Украине — подсказки руководителя-практика Ирины МАЦЕПУРЫ

Мы также обратились и к самой пани Ирине МАЦЕПУРЕ, руководителю мебельного предприятия ООО ВГСМ с просьбой подробнее рассказать о ее видении проблемы нехватки качественных рабочих кадров и понимания путей ее решения как опытного руководителя-практика. Она неоднократно акцентировала внимание на этом и в разговорах с другими изданиями, но актуальность вопроса только растет.

ДЕШЕВАЯ РАБОЧАЯ СИЛА — КАК ЛОВУШКА

— Как в общем вы видите ситуацию с количеством и качеством кадров, исходя из опыта мебельного предприятия ООО ВГСМ?

— Когда-то, еще во время обучения, курс «Размещение трудовых ресурсов» мне не казался слишком интересным, однако сейчас это одна из основных проблем функционирования предприятия. Очень долго общей фразой было то, что конкурентным преимуществом Украины является дешевая рабочая сила. Чем мы и загнали себя в ловушку. Ибо что такое дешевая рабочая сила? Это либо несоответствие оплаты за проделанную работу, либо малоквалифицированный персонал. К примеру, на нашем предприятии работает 370 работников, 60% — мужчины, 40% — женщины. По возрастному составу — 30% в возрасте до 40 лет, 27% — в возрасте до 49 лет, 33% — более 50 лет, 10% — более 60 лет. На первый взгляд, это довольно сбалансировано, но самая большая текучесть кадров именно в группах до 50 лет — в наиболее продуктивном возрасте. С годами увеличивается группа более 50 лет.

Основные группы работников — это станочники деревообрабатывающих станков — 33%, укладчики и сортировщики — 33%, водители — 10%, службы главного механика и энергетика — 14%, управление — 10%.

Наше предприятие в разных организационно-правовых формах работает с 1992 года, поэтому его костяк давно сложился, но есть текучесть кадров, поэтому мы все время привлекаем новых работников.

Мы принимаем на практику всех желающих студентов как высших учебных заведений, так и профессионально-технических. За небольшим исключением их характерные черты — слабая профессиональная подготовка, отсутствие профессиональных навыков, низкая заинтересованность в получении специальности, отсутствие желания работать.

— Почему так складывается, на ваш взгляд?

— Одной из причин такой деморализованности является несоответствие выбранной специальности нынешнему рынку труда. Например, нам необходимы станочники деревообрабатывающих станков — нам предлагают плотников, нам необходимы водители, задействованные на вывозе леса или водители погрузчиков — нам предлагают водителей категорий легковых автомобилей, вообще отсутствует подготовка лесных рабочих специальностей — лесоруба, тракториста лесозаготовительных работ.

В продолжение деятельности предприятия мы пришли к выводу, что наиболее оптимальной является самостоятельная подготовка кадров на предприятии на имеющейся материально-технической базе. Работник усваивает необходимые практические навыки на том оборудовании, на котором будет работать в дальнейшем. Далее необходимо получить платное удостоверение в Закарпатском учебном центре, который, по сути, подтверждает, что мы научили работника.

Поэтому созрело такое предложение: реорганизовать училища профиля деревообработки и передать обучение на предприятия. Мои аргументы таковы. Во-первых, училища не в состоянии обеспечить материальную базу современных станков, во-вторых, состав преподавателей вряд ли владеет современными знаниями в области деревообработки, в-третьих — труд работника на современном предприятии даст ему профориентационное понимание, та ли это профессия, которую он хочет освоить, в-четвертых, исчезнет необходимость писать справки о мифическом трудоустройстве.

Я возглавляю предприятие, где сбалансирован малоквалифицированный и высококвалифицированный труд, работники имеют возможность профессионального роста.

«ЛОВУШКА 100 КРОН»

— Также вы акцентируете внимание на проблеме оттока кадров за границу.

— Да, мы в полной мере сталкиваемся с оттоком рабочей силы. Это еще одна ловушка, я ее называю «ловушкой 100 крон». Наши заробитчане в основном имеют за границей оплату, эквивалентную 100 кронам в час. Многие имеют официальное трудоустройство, но и многие работают неофициально или на минимальную официальную заработную плату. Безвиз дал возможность людям выезжать на 3 месяца, и многие этим пользуются для непродолжительных заработков. То есть к людям, которые заплатили там все налоги, нет вопросов. Или они не платят налоги. И если на заработках человек заработал и получил 100 крон, то у нас налоги уменьшают эту сумму наполовину. А у нас мы из 100 гривен (приблизительный эквивалент 100 крон) должны заплатить 15% подоходного налога, 1,5% военного сбора, начислить на заработную плату 22% единого социального взноса. А еще нужно сформировать резервы на отпускные, больничные и другие социальные затраты, включая военную службу работников, которым мы должны выплачивать среднюю заработную плату. И остается в лучшем случае 50 гривен в час. И кто победит в битве за работника? Конечно, нелегальный работодатель!

В этих условиях мы уже не раз обращались к государственным органам власти с тем, что эту ситуацию нужно урегулировать: во-первых, мы не можем конкурировать при официальном и неофициальном трудоустройстве, во-вторых — 8-часовой рабочий день и разрешенная законодательством в год 150-часовая переработка установленных часов также не позволяет выйти на тот же европейский уровень заработной платы, в-третьих, трудно конкурировать и в государстве, когда одно предприятие работает легально, а соседнее — нелегально, и имеет возможность платить на 30-40% больше. Кто закроется первым?

Почему я акцентирую на вопросе налогов? Налоги — главный источник наполнения государственного бюджета и тех сумм, которые будут из него израсходованы на различные социальные, пенсионные, учебные и другие потребности людей.

Рабочая сила, и легальная, и нелегальная, получила от государства обучение, лечение, какую-никакую инфраструктуру, оставила здесь получать пенсии своих родителей, оставила на обучение своих детей, часто получает разными путями социальные выплаты. И все это за счет налогов оставшихся людей в Украине.

Очень популярным в спорах о вкладе работников в экономику государства является тезис, что они перечисляют сюда свои деньги и своими покупками платят непрямые налоги, таким образом финансируют экономику. Я не принимаю такое доказательство. Наши работники тоже своими зарплатами оплачивают свои покупки. Но к тому же платят все налоги. То есть вопрос заробитчан и налогов для меня имеет, кроме экономической, и моральную сторону.

Люди, уехавшие на заработки, оставили на государственную пенсионную систему Украины своих родителей. Пенсионный фонд работает по солидарной системе — работающие сейчас содержат пенсионеров своими налогами. Таким образом, оставшиеся должны содержать и своих родителей, и родителей тех, кто уехал на заработки.

Я неоднократно выступала на разных мероприятиях и обращалась к должностным лицам и депутатам высшего ранга о том, что необходимо привлекать ученых к разработке механизма защиты нашего рынка рабочей силы.

Поэтому разговор на уровне правительства о легальных заработках за рубежом и налогообложении этих заработков — очень актуален.

«МАЛО КТО ХОЧЕТ БОРОТЬСЯ С РАЗНЫМИ ВЕТРЯНЫМИ МЕЛЬНИЦАМИ»

— Оплата труда — это основная причина оттока трудовых ресурсов?

— Это важная причина, но только одна из важных. Люди, кто-то сознательно, кто-то подсознательно, стремятся к более яркой жизни и ее наполнению. Одни ее наполняют осмысленным трудом, другие — яркими впечатлениями.

Мир стал доступен, людей интересует не только зарплата. Важны и вопросы инфраструктуры, безопасности жизнедеятельности, социальной защиты.

Человек, тяжело живущий в горном селе, где не только асфальт — проблема, но и устойчивое энергоснабжение, попадая в Прагу или и обычный городок в Чехии, где чисто, уютно, комфортно, надежно, — мало имеет оснований хотеть домой.

В предыдущие годы на этих территориях частично сделали дороги, экономика развивалась хотя бы в силу развития и роста общегосударственных показателей. Разработанная и принятая на государственном уровне Концепция развития Карпатского региона предполагаемо в этом году осталась без финансирования. Есть все шансы, что не будет никаких вложений в инфраструктуру горных районов. С другой стороны, на какие-либо движения бизнеса что-то делать в этих краях слышно традиционное — нет. Лес не рубите, полезные ископаемые не добывайте, курорты не стройте, только усадьбы — это все вредно. Здесь, кстати, есть еще одна часть причин миграции активных инициативных людей: мало кто хочет бороться со всевозможными ветряными мельницами, если в соседних странах твоя энергия с благодарностью принимается.

Могу подытожить. Если государство не вмешается в вопросы стимулирования экономики, развития инфраструктуры и регулирования вопроса найма рабочей силы на нормальном уровне:

а) интеллектуальном,

б) межгосударственном,

в) не обеспечит равного налогообложения для всех работающих, хоть внутри государства, хоть за ее пределами — более сильные экономики просто обанкротят более слабые государства, а нелегальные работодатели обанкротят легальных.

Когда-то увидела виноградники на испанском острове Лансерот. Они расположены в вулканической лаве, по стенкам стекает конденсат и питает водой лозу. Люди живут дома и в таких условиях выращивают виноград, делают вино. Смотрю вокруг нас — рай земной, но многие люди не имеют никакой сопротивляемости, при малейших проблемах бегут за границу... Нам нужно брать пример выживания у других наций и двигаться вперед.