Восток и демократический догматизм Запада

Было уже много попыток распространить западную демократию на страны Востока. Только одиночные из них можно признать успешными, да и впечатление они производят, скорее, счастливого случая, чем закономерности. Можно много дискутировать о том, с чем, собственно, связаны ошибки Запада и в первую очередь США: с ошибками американских правительственных экспертов или с принципиально неблагоприятными условиями насаждения демократии за пределами Западного мира. События в Афганистане в августе 2021 года еще раз актуализировали такие дискуссии.Немало аналитиков в США и Европе (но все же больше в США) глубоко убеждены в том, что демократия – это явление всемирное и универсальное, обреченное везде на победу (как и коммунизм, с точки зрения его теоретиков).

Но, опираясь на опыт последних веков, можно сказать, что и система политического строя,  больше чем 2500 лет тому назад возникшая на маленьком лоскутке Европы в Афинах, и продолжает, обогащенная христианством, существовать на старом континенте и в Северной Америке доныне, очень плохо распространяется на страны исторически восточной цивилизации.

Демократия – явление далеко не универсальное. Если исходить из того, что именно практика является критерием истины, то она подтверждает этот несколько пессимистический тезис. Приблизительно столько же лет, как в Афганистане, хотели вестернизировать и демократизировать Ирак. И провалились. Эксперты США почему-то решили, что иракцы являются единой нацией. В действительности шииты (религиозное большинство населения), сунниты и курды (народ, который до сих пор не имеет своего государства, один из наибольших в мире народов без государства) могли кое-как сосуществовать в рамках одного государства лишь под жестокой деспотичной властью монархов или генералов в Багдаде. Любая демократизация неминуемо вызывала в Ираке мощные центробежные процессы. В Афганистане США, как сказал президент Джозеф Байден, за два десятилетия потратили свыше 1 триллиона долларов, но оказалось, что там все держалось лишь на американских штыках, никакой внутренней базы демократии создано не было. Если бы те десятки тысяч афганцев, которые штурмовали кабульский аэропорт с целью покинуть свою страну, взяли в руки оружие, чтобы защитить свободу и свои права, то много ли осталось бы от того Талибана? Однако защищают лишь то, что воспринимают как ценность, как что-то очень важное для себя. Демократия, которую строили в Афганистане американцы, ценностью для афганцев не стала.

В Турции демократическим догматикам из Европейского союза очень не нравился жесткий режим турецких генералов, политических преемников Мустафы Кемаля Ататюрка. Демократия превыше всего! И тогда демократическим путем к власти пришел исламист Реджеп Таип Эрдоган. Трудно сказать, как далеко продвинется бывшая европеизированная Турция путем исламизма. Но демократии там точно больше нет. И теперь в ЕС обвиняют Эрдогана (которому Брюссель фактически открыл путь к власти) в антидемократизме.

В Афганистане этот западный эксперимент длился достаточно долго, чтобы его провал признать случайностью. Американцы там набрали людей, забрасывали их деньгами, вооружили – и что в результате? Ничтожные прозападные силы мгновенно развалились  без каких-либо попыток сопротивления. Теперь вся надежда не на демократов даже, а на элементарно цивилизованные элементы Афганистана, на, возможно, не очень демократического лидера антиталибского сопротивления на севере, в Пандшерском ущелье, сына убитого агентами Талибана известного полевого командира времен борьбы против советской оккупации и этнарха (этнического вождя) таджиков Афганистана Ахмада Масуда-младшего. Этих людей, в отличие от афганской армии (которую объединяли американские доллары), объединяет сугубо этническая идея, они защищают интересы таджиков на севере страны, их не устраивает гегемония пуштунов, которая угрожает стать тотальной в результате победы Талибана. Однако американцы уже официально заявили, что не будут помогать Масуду (недостаточно демократичный?), зато попробуют объясниться с талибами.

Для многих стран Востока западная демократия является далекой, непонятной и даже неприемлемой в некоторых ее проявлениях (ЛГБТ, однополые браки, гендер, кризис традиционной семьи и так далее, с чем на Восток лучше и не потыкаться, да и на Западе не везде это воспринимают). А в настоящее время Западный мир и США потерпели на Востоке идеологически-политическое стратегическое поражение. Авторитет США упал так, как после выхода из Вьетнама в 70-е годы ХХ века. Однако еще можно доказать, что это поражение было лишь эпизодом, а не символом краха. Для этого США должны продемонстрировать свою возможность быть лидером современного демократического мира, в частности и способствовать поражению на востоке Европы московского диктатора.