«Военная тревога» 2021 года

Можно предположить, что Путин постарается сохранить нынешнее состояние напряженности вплоть до сентябрьских выборов в Думу

Владимир Путин продолжает на международной арене играть роль буйного хулигана, на весь мир голосящего: «Ох, держите вы друзья-товарищи меня! А то я всех побью-порежу!» И рубаху на груди рвет (рубаха старая, ветхая, все равно не жалко!) Все вроде понимают, что он блефует, но все равно страшно. Расчет на то, что западные партнеры начнут успокаивать разбушевавшегося российского президента и задабривать его, обещая послабления по санкциям, и уговаривая Киев пойти на уступки Москве в вопросе урегулирования в Донбассе. Сейчас пугать Украину и Запад от лица Путина поручено заместителю главы администрации президента Дмитрию Козаку, курирующему вопросу Украины и урегулирования конфликта в Донбассе. Тот заявил буквально следующее: «Я считаю, что есть уже такие оценки, и поддерживаю те оценки, которые есть и внутри Украины, что начало боевых действий — это начало конца Украины. Это самострел, выстрел себе не в ногу, а в висок… Сегодня все зависит от того, какой масштаб будет пожара. Если там будет, как говорит наш президент, устроена Сребреница, мы, видимо, будем вынуждены встать на защиту». Ему вторит Дмитрий Песков: «Когда мы имеем у наших границ такой неспокойный регион, как Украина, с потенциалом возобновления военных действий, конечно же, мы на это чутко реагируем».

Поскольку и Киев, и его западные партнеры прекрасно понимают, что украинские войска не собираются вторгаться на оккупированные территории и, тем более, устраивать там вторую Сребреницу, то единственным реальным сценарием может стать устроенная российскими спецслужбами провокация, после которой российские войска могут пойти в наступление не только в Донбассе, но и по всему периметру украинских границ. Хоть такой сценарий и кажется крайне маловероятным, он все равно вызывает обеспокоенность и в Киеве, и в западных столицах. Представители военных США, Канады, Великобритании, Литвы и Польши провели переговоры по поводу концентрации российских войск вокруг Украины. Они пообещали обучать украинских военных и поддерживать «выстраивание потенциала» украинских вооруженных сил. А министр иностранных дел Польши Збигнев Рау нанес срочный визит в Киев, чтобы не только укрепить стратегическое партнерство двух стран, но и донести до Украины позицию наиболее близких ей государств НАТО, призванную предотвратить новую войну в Донбассе.

На этом фоне Владимир Путин и Ангела Меркель провели телефонный разговор. Заместитель пресс-секретаря германского федерального правительства Ульрика Деммер сообщила, что «в разговоре с Владимиром Путиным Ангела Меркель обсуждала усиление российского военного присутствия вокруг Восточной Украины. Канцлер ФРГ потребовала отозвать дополнительно переброшенные войска, чтобы таким образом деэскалировать положение. Кроме того, обсуждались и некоторые другие внешнеполитические вопросы, в частности, Сирия, Ливия и Босния и Герцеговина. Дело Навального также было рассмотрено». В кремлевской версии разговора Навальный присутствовал, но с одним важным дополнением: «В связи с проявленным Федеральным канцлером интересом затронута ситуация с А. Навальным. По инициативе Владимира Путина рассмотрены некоторые вопросы, касающиеся деятельности иностранных СМИ и неправительственных организаций в обеих странах». Вероятно, Владимир Владимирович жаловался канцлеру на «иноагентов», но вряд ли встретил понимание.

А вот об Украине в сообщении кремлевской пресс-службы говорилось гораздо более подробно, чем в германской версии: «При обмене мнениями по вопросам урегулирования внутриукраинского кризиса Президент России и канцлер ФРГ выразили обеспокоенность в связи с эскалацией напряжённости на юго-востоке Украины. Владимир Путин обратил внимание на провокационные действия Киева, который в последнее время целенаправленно обостряет обстановку на линии соприкосновения. Подчёркнута необходимость неукоснительного выполнения киевскими властями ранее достигнутых договорённостей, прежде всего по налаживанию прямого диалога с Донецком и Луганском и правовому оформлению особого статуса Донбасса. Сторонам конфликта адресован призыв к сдержанности и активизации переговорного процесса в целях полной реализации минского «Комплекса мер» 2015 года как безальтернативной основы урегулирования. Подтверждён настрой на дальнейшую тесную координацию усилий России и Германии, в том числе в «нормандском формате», по линии политсоветников и министерств иностранных дел».

Судя по всему, Меркель в действительности ни о каких провокационных действиях Киева не говорила. Зато Путин обозначил то, чего он добивается – признания Киевом в той или иной форме марионеточных «ДНР» и «ЛНР» и предоставления им особого статуса в рамках Конституции Украины. В рамках выполнения этих требований он, очевидно, готов прекратить начатую им же еще в феврале военную тревогу и вернуть войска в места постоянной дислокации. Но на подобные условия правительство Украины может пойти разве что в рамках капитуляции перед Россией. Вероятно, и Путин это понимает, как понимает это и германский канцлер. Беда в том, что ни Украина, ни Запад не могут предложить Путину того, чего он хочет. Поэтому российский президент вынужден продолжать играть роль буйного хулигана и в рамках этой роли предпринимает действия одно нелепее другое.

Пока что последним из нелепостей является отправка в Черное море более 10 артиллерийских и десантных катеров и судов Каспийской военной флотилии. Поскольку Каспийское море, как это хорошо известно, является самым большим в мире озером, то суда придется тащить и транспортировать по суше. Все это очень напоминает анекдот про подводную лодку в степях Украины. А все это предпринимается исключительно для пропагандистского шума и создания иллюзии того, что Россия готовит десант на черноморское или азовское побережье Украины. Однако такой десант – абсолютная нелепица, не имеющая никакого смысла. Уж если Россия решит всерьез воевать с Украиной, не маскируя больше своих военнослужащих под мнимых «ополченцев Донбасса», то в десанте на украинское побережье не будет никакой необходимости. Тогда исход войны гораздо проще будет попытаться решать прямым ударом с севера на Киев или наступлением с территории Белоруссии (если Лукашенко позволит).

Проведение же десанта против противника, который собирается сопротивляться и располагает противокорабельными средствами и средствами ПВО, - это очень сложная операция даже для великих морских держав. У российских вооруженных сил нет ни опыта проведения подобных операций, ни необходимой для них логистики. Для Москвы десант будет гораздо более затратным предприятием, чем сухопутное наступление хоть в Донбассе, хоть с севера, и при этом не обладающим никакими повышенными шансами на успех по сравнению с сухопутными наступлениями.

Как мне представляется, реального нападения России на Украину не будет, по крайней мере, в этом году. На суше военное преимущество России над Украиной далеко не достаточно для успешного блицкрига. А в случае широкомасштабного нападения России на Украину, есть основания надеется на то, что НАТО обеспечит бесполетную зону над украинской территорией. Чего реально можно опасаться, так это нескольких широкомасштабных провокаций в Донбассе с участием группировок российско-сепаратистских войск численностью по 1000-2000 человек при поддержке артиллерии и танков, которые попытаются захватить какие-то стратегические объекты вблизи линии фронта. Только надо помнить, что подобные операции уже предпринимались российскими войсками и их союзниками в 2015-2016 годах, уже после захвата Дебальцева и заключения вторых Минских соглашений, но неизменно заканчивались неудачей.

Сейчас война с Украиной непопулярна в российском обществе, никакого потока добровольцев, желающих ехать воевать на Донбасс, не наблюдается. Поэтому отвлечь народ такой войной от эпидемии коронавируса и падающего уровня жизни вряд ли удастся, и фейки про «распятых детей Донбасса» уже не встречают сочувственной реакции в российском обществе. И тем более народ России не увлечь на войну призывами защитить Виктора Медведчука и других пророссийских олигархов Украины. Но можно предположить, что Путин постарается сохранить нынешнее состояние «военной тревоги» вплоть до сентябрьских выборов. По крайней мере, пропагандистам будет с помощью чего создавать патриотический фон для предвыборной кампании. Но также нельзя исключить, что Путин будет продолжать «холодную войну» против Украины неопределенно долго, с промежутками в несколько месяцев устраивая «военные тревоги» у ее границ.

«Военная тревога» 2021 года

«Военная тревога» 2021 года

Можно предположить, что Путин постарается сохранить нынешнее состояние напряженности вплоть до сентябрьских выборов в Думу

Владимир Путин продолжает на международной арене играть роль буйного хулигана, на весь мир голосящего: «Ох, держите вы друзья-товарищи меня! А то я всех побью-порежу!» И рубаху на груди рвет (рубаха старая, ветхая, все равно не жалко!) Все вроде понимают, что он блефует, но все равно страшно. Расчет на то, что западные партнеры начнут успокаивать разбушевавшегося российского президента и задабривать его, обещая послабления по санкциям, и уговаривая Киев пойти на уступки Москве в вопросе урегулирования в Донбассе. Сейчас пугать Украину и Запад от лица Путина поручено заместителю главы администрации президента Дмитрию Козаку, курирующему вопросу Украины и урегулирования конфликта в Донбассе. Тот заявил буквально следующее: «Я считаю, что есть уже такие оценки, и поддерживаю те оценки, которые есть и внутри Украины, что начало боевых действий — это начало конца Украины. Это самострел, выстрел себе не в ногу, а в висок… Сегодня все зависит от того, какой масштаб будет пожара. Если там будет, как говорит наш президент, устроена Сребреница, мы, видимо, будем вынуждены встать на защиту». Ему вторит Дмитрий Песков: «Когда мы имеем у наших границ такой неспокойный регион, как Украина, с потенциалом возобновления военных действий, конечно же, мы на это чутко реагируем».

Поскольку и Киев, и его западные партнеры прекрасно понимают, что украинские войска не собираются вторгаться на оккупированные территории и, тем более, устраивать там вторую Сребреницу, то единственным реальным сценарием может стать устроенная российскими спецслужбами провокация, после которой российские войска могут пойти в наступление не только в Донбассе, но и по всему периметру украинских границ. Хоть такой сценарий и кажется крайне маловероятным, он все равно вызывает обеспокоенность и в Киеве, и в западных столицах. Представители военных США, Канады, Великобритании, Литвы и Польши провели переговоры по поводу концентрации российских войск вокруг Украины. Они пообещали обучать украинских военных и поддерживать «выстраивание потенциала» украинских вооруженных сил. А министр иностранных дел Польши Збигнев Рау нанес срочный визит в Киев, чтобы не только укрепить стратегическое партнерство двух стран, но и донести до Украины позицию наиболее близких ей государств НАТО, призванную предотвратить новую войну в Донбассе.

На этом фоне Владимир Путин и Ангела Меркель провели телефонный разговор. Заместитель пресс-секретаря германского федерального правительства Ульрика Деммер сообщила, что «в разговоре с Владимиром Путиным Ангела Меркель обсуждала усиление российского военного присутствия вокруг Восточной Украины. Канцлер ФРГ потребовала отозвать дополнительно переброшенные войска, чтобы таким образом деэскалировать положение. Кроме того, обсуждались и некоторые другие внешнеполитические вопросы, в частности, Сирия, Ливия и Босния и Герцеговина. Дело Навального также было рассмотрено». В кремлевской версии разговора Навальный присутствовал, но с одним важным дополнением: «В связи с проявленным Федеральным канцлером интересом затронута ситуация с А. Навальным. По инициативе Владимира Путина рассмотрены некоторые вопросы, касающиеся деятельности иностранных СМИ и неправительственных организаций в обеих странах». Вероятно, Владимир Владимирович жаловался канцлеру на «иноагентов», но вряд ли встретил понимание.

А вот об Украине в сообщении кремлевской пресс-службы говорилось гораздо более подробно, чем в германской версии: «При обмене мнениями по вопросам урегулирования внутриукраинского кризиса Президент России и канцлер ФРГ выразили обеспокоенность в связи с эскалацией напряжённости на юго-востоке Украины. Владимир Путин обратил внимание на провокационные действия Киева, который в последнее время целенаправленно обостряет обстановку на линии соприкосновения. Подчёркнута необходимость неукоснительного выполнения киевскими властями ранее достигнутых договорённостей, прежде всего по налаживанию прямого диалога с Донецком и Луганском и правовому оформлению особого статуса Донбасса. Сторонам конфликта адресован призыв к сдержанности и активизации переговорного процесса в целях полной реализации минского «Комплекса мер» 2015 года как безальтернативной основы урегулирования. Подтверждён настрой на дальнейшую тесную координацию усилий России и Германии, в том числе в «нормандском формате», по линии политсоветников и министерств иностранных дел».

Судя по всему, Меркель в действительности ни о каких провокационных действиях Киева не говорила. Зато Путин обозначил то, чего он добивается – признания Киевом в той или иной форме марионеточных «ДНР» и «ЛНР» и предоставления им особого статуса в рамках Конституции Украины. В рамках выполнения этих требований он, очевидно, готов прекратить начатую им же еще в феврале военную тревогу и вернуть войска в места постоянной дислокации. Но на подобные условия правительство Украины может пойти разве что в рамках капитуляции перед Россией. Вероятно, и Путин это понимает, как понимает это и германский канцлер. Беда в том, что ни Украина, ни Запад не могут предложить Путину того, чего он хочет. Поэтому российский президент вынужден продолжать играть роль буйного хулигана и в рамках этой роли предпринимает действия одно нелепее другое.

Пока что последним из нелепостей является отправка в Черное море более 10 артиллерийских и десантных катеров и судов Каспийской военной флотилии. Поскольку Каспийское море, как это хорошо известно, является самым большим в мире озером, то суда придется тащить и транспортировать по суше. Все это очень напоминает анекдот про подводную лодку в степях Украины. А все это предпринимается исключительно для пропагандистского шума и создания иллюзии того, что Россия готовит десант на черноморское или азовское побережье Украины. Однако такой десант – абсолютная нелепица, не имеющая никакого смысла. Уж если Россия решит всерьез воевать с Украиной, не маскируя больше своих военнослужащих под мнимых «ополченцев Донбасса», то в десанте на украинское побережье не будет никакой необходимости. Тогда исход войны гораздо проще будет попытаться решать прямым ударом с севера на Киев или наступлением с территории Белоруссии (если Лукашенко позволит).

Проведение же десанта против противника, который собирается сопротивляться и располагает противокорабельными средствами и средствами ПВО, - это очень сложная операция даже для великих морских держав. У российских вооруженных сил нет ни опыта проведения подобных операций, ни необходимой для них логистики. Для Москвы десант будет гораздо более затратным предприятием, чем сухопутное наступление хоть в Донбассе, хоть с севера, и при этом не обладающим никакими повышенными шансами на успех по сравнению с сухопутными наступлениями.

Как мне представляется, реального нападения России на Украину не будет, по крайней мере, в этом году. На суше военное преимущество России над Украиной далеко не достаточно для успешного блицкрига. А в случае широкомасштабного нападения России на Украину, есть основания надеется на то, что НАТО обеспечит бесполетную зону над украинской территорией. Чего реально можно опасаться, так это нескольких широкомасштабных провокаций в Донбассе с участием группировок российско-сепаратистских войск численностью по 1000-2000 человек при поддержке артиллерии и танков, которые попытаются захватить какие-то стратегические объекты вблизи линии фронта. Только надо помнить, что подобные операции уже предпринимались российскими войсками и их союзниками в 2015-2016 годах, уже после захвата Дебальцева и заключения вторых Минских соглашений, но неизменно заканчивались неудачей.

Сейчас война с Украиной непопулярна в российском обществе, никакого потока добровольцев, желающих ехать воевать на Донбасс, не наблюдается. Поэтому отвлечь народ такой войной от эпидемии коронавируса и падающего уровня жизни вряд ли удастся, и фейки про «распятых детей Донбасса» уже не встречают сочувственной реакции в российском обществе. И тем более народ России не увлечь на войну призывами защитить Виктора Медведчука и других пророссийских олигархов Украины. Но можно предположить, что Путин постарается сохранить нынешнее состояние «военной тревоги» вплоть до сентябрьских выборов. По крайней мере, пропагандистам будет с помощью чего создавать патриотический фон для предвыборной кампании. Но также нельзя исключить, что Путин будет продолжать «холодную войну» против Украины неопределенно долго, с промежутками в несколько месяцев устраивая «военные тревоги» у ее границ.