Перед решающей схваткой

По всей видимости, в августе произойдут решающие сражения российско-украинской войны. Задача-минимум для украинской армии – ликвидировать херсонско-бериславский плацдарм российских войск и, в свою очередь, захватить плацдарм в районе Херсона и Новой Каховки на левом берегу Днепра. Эту задачу надо решить до середины октября, поскольку позднее распутица сделает невозможными активные боевые действия в Южной Украине. А с приходом зимы наступление вряд ли будет возможно до весны, тем более, что когда Днепр замерзнет, частично будут решены проблемы снабжения херсонско-бериславского плацдарма. Сейчас российские войска стягиваются в район Херсона, Запорожья и Николаева. Они могут попытаться захватить Николаев и Кривой Рог, а затем наступать на Днепр или на Одессу. Российское наступление на юге, если оно начнется, должно стартовать тоже не позднее середины августа и по той же самой причине – из-за грядущей весенней распутицы. В принципе нельзя исключить, что в херсонских степях разгорится встречное сражение, если обе стороны перейдут в наступление практически одновременно. Вероятно, российское командование рассчитывает отразить, посредством собственного наступления, ожидающееся украинское контрнаступление. Ведь на безлесной Херсонщине, не имеющей также густой промышленной застройки, трудно вести успешные оборонительные действия.

На стороне российской армии по-прежнему остается превосходство в артиллерии, благодаря почти неисчерпаемым запасам артиллерийских снарядов советских калибров. Украина же, благодаря поставкам HIMARS и M270, имеет преимущество в высокоточных РСЗО, благодаря которому удается частично нейтрализовать российское преимущество в артиллерии за счет уничтожения складов с боеприпасами, горючим и боевой техникой, а также пунктов управления. Хватит ли HIMARS для победы, покажет недалекое будущее. У Украины еще есть превосходство в качестве подготовки и мотивации личного состава, но для его реализации требуется достаточное количество современных тяжелых вооружений. Поэтому жизненно необходимо, чтобы в августе, когда решается исход войны, поток поставок современных западных вооружений в Украину ускорился.

Пока же, перед решающей битвой, мы получили возможность объективно оценить размер и соотношение людских потерь сторон за пять месяцев войны. Расследовательский сайт Oryx, расположенный в Амстердаме, Нидерланды, и управляемый голландскими журналистами Стейном Митцером (Stijn Mitzer) и Йостом Олимансом (Joost Oliemans), специализируется на установлении подтвержденных потерь сторон военных конфликтов из открытых источников, прежде всего, в боевой технике. Как правило, речь идет о видеодоказательствах, обнародованных в соцсетях и на интернет-сайтах. После вторжения России в Украину Oryx сосредоточился на российско-украинской войне. И вот он подвел итог подтвержденных безвозвратных потерь в боевой техники России и Украины. Для оценки людских потерь нас прежде всего интересуют оценки подтвержденных безвозвратных потерь бронетехники сухопутных войск. Согласно оценке Oryx, к 3 августу российские безвозвратные потери в танках составили 923 единицы, а потери боевых бронированных машин разных видов – 1643 единицы. Украинские подтвержденные безвозвратные потери танков составили 232 единицы, а потери боевых бронированных машин разных видов – 372 единицы. Суммарные подтвержденные безвозвратные потери бронетехники с российской стороны составляют 2566 единиц, а с украинской стороны – 604 единицы. Это дает соотношение 4,25:1 в пользу Украины. Если предположить, что с каждой стороны подтвержденные потери бронетехники составляют примерно одинаковую долю от реальных потерь, и что потери в людях убитыми и ранеными в одинаковой пропорции соотносятся с потерями бронетехники как в украинской, так и в российской армии, то можно оценить на этой основе размер и соотношение потерь сторон убитыми и ранеными. Учитывая, что, по некоторым заявлениям официальных лиц, в июле, во многом благодаря прибытию на фронт HIMARS, украинские потери снизились и стали составлять в среднем 30 убитых в день, суммарные потери ВСУ с начала войны можно оценить в 12 000 убитых и 36 000 раненых. Потери же российской стороны убитыми и ранеными должны быть примерно в 4,25 раза больше, т. е. достигать примерно 204 000 человек. По нашему предположению, в российских войсках в Украине на 1 убитого приходится примерно 2 раненых. Тогда число убитых в российских войсках можно оценить в 68 000 убитых и 136 000 раненых. По убитым соотношение оказывается 5,67:1 в пользу Украины. Следует подчеркнуть, что в российские потери в 204 000 убитых и раненых – это потери не только регулярной российской армии, но и потери «вагнеровцев», а также потери ополченцев марионеточных ДНР и ЛНР. Наша оценка в 68 000 убитых с российской стороны вполне коррелирует с данными Генштаба ВСУ, который на утро 3 августа оценивал потери регулярной российской армии убитыми в 41 350 человек. Если моя оценка в 68 000 убитых с российской стороны близка к истине, то на «вагнеровцев» и т. н. «народную милицию» ДНР и ЛНР должно приходиться примерно 26 650 убитых, что кажется вполне правдоподобным. Чисто условно можно предположить, что на «вагнеровцев» приходится одна треть от этой величины, т. е. около 8 883 человека, а на ополченцев ДНР и ЛНР – две трети, т. е. около 17 767 человек. Если брать российские потери убитыми и ранеными, учитывая только тех, кто проживает на территории России, т. е. военнослужащих регулярной российской армии и «вагнеровцев», то эти потери можно оценить в 150 699 человек. Тогда соотношение с украинскими потерями будет 3,14:1 в пользу Украины, при том, что соотношение численности населения России и Украины можно оценить в 3,64:1, если считать в составе России население аннексированного Крыма. Фактически превосходство России в численности населения еще более значительное, поскольку российские вооруженные силы фактически увеличивают свои ресурсы за счет оккупированных Донецкой и ,Луганской областей, тогда как население Украины уменьшилось за счет той части населения, которая осталась на территориях Донецкой, Луганской, Херсонской, Николаевской и Запорожской областей, оккупированных Россией после 23 февраля 2022 года. С учетом этого нынешнее соотношение потерь для России оказывается приемлемым, поскольку в долгосрочной перспективе, если война затянется на 5 лет и более, Москва может надеяться на постепенное истощение людских ресурсов Киева. Здесь надежда только на то, что более значительные поставки западных вооружений существенно улучшат соотношение потерь в пользу украинской стороны. Кроме того, украинская армия может надеяться на то, что даже если абсолютная величина российских потерь в ближайшее время останется на нынешнем уровне, в них резко упадет доля ополченцев ДНР и ЛНР из-за ускоренного истощения людских ресурсов этих территорий.