Из мэров - в президенты

Что говорит мировой опыт?

Поскольку некоторые серьезно считают, что у Виталия Кличко есть шансы побороться за президентское кресло на следующих выборах, мне стало интересно, а происходил ли в мире трансфер из мэрского кресла в президентское? Спойлер: происходил, но не часто.

В частности, 40-летний Найиб Армандо Букеле Ортес до избрания президентом Сальвадора был мэром столицы Сан-Сальвадор. Честно говоря, ничего не знаю о ситуации в этой стране и о добродетели ее лидера. Пересказывать статью из Википедии не вижу смысла, и все же отмечу, что бросается в глаза ранний старт пана Букеле Ортеса: в 18 лет он создал первую собственную компанию, влился в бизнес, в 31 год стал мэром, в 38 - президентом. С этим мы его пока и оставим.

Следующий достопочтенный - Ли Мён Бак. С 2002-го по 2007 год - мэр Сеула. С 2008-го по 2013-й - президент Республики Корея. К сожалению, закончил он плохо: в 2018 году был приговорен к 17 годам заключения за коррупцию. Но до того, как сесть за решетку, сделал несколько полезных вещей для Сеула - как его мэр. Несколько его решений настолько интересны, что я остановлюсь на них немного подробнее - как человек, который много лет посвятил градостроительству.

Как и у Киева, у Сеула была колоссальная проблема с трафиком жителей окраин в центр. Они ехали утром на работу, а вечером с работы, и стояли в пробках. Ли Мён Бак сузил имеющиеся автомагистрали и проложил новые автобусные маршруты внутри уже готовых дорог. То есть там, где у нас - полосы разделения. Такие маршруты вели к сеульскому вокзалу, откуда люди разъезжались по своим пригородам. Говорят, что их нахождение в пути сократилось втрое.

Вторая его идея: еще до мэрства Ли Мён Бака по Сеулу протекала река Чхонгечхон, запущенная и вонючая (как наша Лыбидь), которую впоследствии поместили в коллектор (как нашу Лыбидь!), чтобы эта сточная канава не отравляла город. Ли Мён Бак задался амбициозной целью вытянуть Чхонгечхон из бетона и сделать из нее красивый живописный ручей. Примечательно, что эту затею мэра никто не поддержал, но он все же превратил реку в туристическую «замануху» и прекрасную зону отдыха.

И, наконец, Ли Мён Бак создал Сеульский лес и утер нос Центральному парку в Нью-Йорке и Гайд-паркув Лондоне. С обустройством парка справились в течение года (привет тем, кто семь лет строит и не достроит две станции метро на Виноградарь!), сейчас там живет до сотни различных животных, включая оленей и лосей. До Ли Мён Бака Сеул был городом из стекла и бетона, с его приходом он стал зеленым оазисом. Что ж, в некоторых городах все происходит наоборот.

А теперь - следующая страна и следующий город. Реджеп Тайип Эрдоган: с 1994 по 1998-й - мэр Стамбула, с 2014-го и по настоящее время - президент Турции. Здесь все наоборот: в тюрьме Эрдоган не сидел (по крайней мере пока), но ничем особенно хорошим не запомнился. Говорят, горожане не любили его за гигантоманию и, быстро поняв свою ошибку, больше мэром не избирали.

Эрдоган был противоположностью Ли Мён Бака: его руки тянулись к тому, чтобы застроить все зеленое, что было в городе. Поэтому, когда он опрометчиво замахнулся на парк Гези, что на площади Таксим, это вылилось в столкновения протестующих с полицией. Хотя парк Гези и самый маленький в Стамбуле, его разбивали еще по приказу президента Ататюрка. Примечательно, что на защиту Гези стали не только в городе - массовые беспорядки произошли по всей стране.

Гези оставили в покое, но один свой проект Эрдоган все же реализует - уже в должности президента. Имею в виду строительство канала «Стамбул», альтернативного Босфору. Завершить его должны до 2028 года, а цель строительства - разгрузить Босфор, который, как утверждает Эрдоган, не справляется с прохождением по нему больших судов. Говорят, что когда Эрдоган достроит свой канал, то Стамбул превратится в остров, но это уже не наши с вами проблемы.

Потому что наши проблемы - это наша собственная власть, которая заседает на Крещатике, 36. Итак, кто следующий? А следующий - глава британской столицы Борис Джонсон, который отбыл в должности два срока (с 2008-го по 2016-й) и ездил на работу на велосипеде. Отказывался он и от лондонского метро. А в 2019-м стал 77-м премьером Соединенного Королевства. То есть аналогом континентальных президентов.

Что в послужном списке Джонсона? Успешное проведение в столице Британии Олимпийских игр 2012 года. Попытка запретить личные автомобили и пересадить лондонцев на общественный транспорт и велосипеды. Для популяризации проката последних Джонсон не только сам садился на велосипед (и не падал с него), но и даже привлекал звезду экранов Арнольда Шварценеггера.

Джонсон приложил руку к модернизации и возрождению классических лондонских омнибусов - двухэтажных красных раритетов, известных нам из фильмов. Ранее их убрали из соображений безопасности, но мэр отыграл историю назад. Другое нововведение, которое Джонсон привнес в историю лондонского транспорта, - запрет на распитие алкоголя в метро (хорошее нововведение!).

Двигаясь дальше, вглубь «старой Европы», вспомним и нынешнюю градоначальницу Парижа Анн Идальго. Нет, мадам Идальго еще не стала президенткой Франции и, возможно, никогда ею не станет, но о намерениях побороться за главное кресло страны она заявила уже. Идальго - первая женщина, возглавившая парижскую мэрию. И, возможно, единственный мэр из всех выше названных, чье правление пришлось на особо тяжелый период.

Как градоначальнице именно Идальго пришлось «разгребать» последствия протестов «желтых жилетов». Как мы помним, это движение требовало улучшений и всевозможных социальных «печенек». Президент Макрона давал ЖЖ какие-то обещания, но «жилеты» долго не унимались и, по привычке, разгромили витрины дорогих магазинов, частные авто и даже повредили Триумфальную арку. А потом пришел ковид и к погромам присоединились антивакцинаторы.

Идальго говорила, что то, что происходит в Париже сейчас, является самыми массовыми протестами со времен студенческих выступлений 1968 года. Она каждый раз выводит на улицы целую армию коммунальщиков - убирать последствия локальной «революции», и каждый раз благодарит их за службу. Но ущерб, нанесенный городу, придется покрывать все-таки ей - не из собственного кармана, а выкручивая лишнюю копейку из бюджета. И это не говоря уже об имиджевых потерях.

Что ж, возможно, такое испытание и пойдет на пользу Анн Идальго и вознесет ее к президентскому креслу. А тем, кто претендует на аналогичный опыт, следует задуматься о том, насколько удачным или неудачным кризисным менеджером они являются. Впрочем, намекнув на Виталия Кличко, я не хочу давать ему обширных оценок.

Хотя бы потому, что разговор о его президентстве вообще преждевременный. Нынешний президентский рейтинг киевского мэра не позволяет говорить об этом сколько-нибудь серьезно. Тем более, что впереди него в этом рейтинге - политики, которые пока не сдают своих позиций.

Когда придет время выбирать, каждый гражданин сам будет делать выбор - возможно, вдумчиво, возможно, «по приколу». Говорят, что нынешнему социуму (и, соответственно, нынешнему электорату) свойственно клиповое мышление - выборочное запоминание ярких картинок без намека на анализ. Такая особенность, несомненно, облегчает политикам прохождение во власть. А еще им облегчают такое прохождения бездумные действия конкурентов.

Президент Зеленский, который, пожалуй, действительно считает Виталия Кличко весомым соперником, прибегает к действиям, которые действительно могут помочь последнему. Точнее, к таким действиям прибегает команда президента - и та, что в парламенте, и та, что вне законодательной власти. Срочно готовятся изменения в закон «О столице» и не менее срочно пишется законопроект «О местном референдуме».

Первые изменения - в закон «О столице» - позволят президенту страны назначать главой КГГА не того, кто является мэром Киева (ныне это обязательно). Если парламент проголосует, то альтернативный глава горадминистрации, конечно, пошатнет вертикаль власти. Кличко придется уживаться с президентской креатурой. Либо не уживаться, и тем еще больше углубить кризис.

Другие изменения - принят закон «О местном референдуме» - дадут центральной власти иной рычаг. Можно будет инициировать плебисцит по поводу отставки местных депутатов или даже городского головы. Что-то подсказывает, что как только под этим документом высохнут чернила президентской подписи, начнется сбор подписей за отставку Кличко. Такая себе идея, между нами говоря. Этим президент страны, желая ослабить соперника, усилит его.

Но плохими являются не подобные игры за власть, не «махач» между главой государства и главой города. Плохо то, что победителем у нас часто становится не победитель как таковой, а кто-то «пострадавший». То есть тот, кого «обидели», «унизили», отодвинули от корыта. Мы не меряем пользу правителя садами, реками и красными автобусами. Мы словно абстрагируемся от реальных проблем и наблюдаем за спаррингом, который не имеет к ним прямого отношения, выбирая себе «любимца».

Собственно, такая стратегия и приводит ко многим нашим бедам. Выбор без осознанного избрания - всегда плохая штука. Безотносительно к фамилиям, лицам, титулам или регалиям. Выбирать надо по заслугам. А нет заслуг - нет и кресла. Спросите об этом у более успешных городов - они расскажут.