Полка для салями

«01.-13.01.2021»

На фоне повсеместно обсуждаемых российско-американских консультаций в Женеве и заседания Совета НАТО — Россия в Брюсселе новость о поставке полутора тонн колбасы производства Енакиевского мясокомбината в Ростовскую область России если и не осталась незамеченной, была воспринята как достойный иронии казус. Первый шаг к реализации подписанного Путиным ещё в ноябре Указа «Об оказании гуманитарной поддержки населению отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины» (легализировавшего на территории Российской Федерации «сертификаты качества» произведенной на территории «ДНР»/»ЛНР» продукции), на фоне продолжающихся без малого 8 лет контрабандных поставок с оккупированных украинских территорий, она стала скорее символическим актом.

ФОТО С САЙТА ЕНАКИЕВСКОГО МЯСОКОМБИНАТА

С одной стороны — это на поверхности, как демонстративное, в те же дни, что и переговоры в Женеве и Брюсселе, последовательное продолжение политики инкорпорации непризнанных «республик» в экономическое и политическое пространство государства-оккупанта. А с другой, и вот здесь, как мне кажется, выбор предмета этой первой официальной поставки не случаен, символизирующим, что прежняя «тактика салями» в отношении Украины на данном этапе себя исчерпала. Кремль более не намерен откусывать от суверенитета Украины по кусочку. Ставки выросли, и Путин, как это уже было в 2008-м и 2014-м, намерен снова пойти ва-банк.

Открывшееся для путинских планов расширения агрессии в Украине этой зимой окно возможностей очень ограничено во времени. И, сколько решительной в сравнении с эпохой Обамы ни выглядела бы позиция Запада, в силу ряда факторов, очень мало шансов, что российский диктатор решится его упустить.

В первую очередь, это уже предпринятые Кремлем шаги, призванные обезопасить себя на случай быстрой и жесткой реакции Европейского Союза. Ещё осенью Россия сделала первый выстрел, впервые в полной мере задействовав как стратегическое оружие трубопроводы, на росте спроса, а за ним и мировых цен на углеводороды, до максимума взвинтив цены в ЕС. Одна проблема, оружие это имеет строгие сезонные ограничения, и весной перестанет быть действенным средством давления, способным в случае полномасштабного вторжения, одной угрозой полной остановки поставок, принудить к компромиссу ЕС. Более того, даже по самым оптимистичным прогнозам ОПЕК, уже с весны на мировых рынках нефти ожидается значительный профицит, что неминуемо приведет к резкому снижению цен на углеводороды.

Судя по смене риторики абсолютного большинства не только американских, но, наконец, и европейских политиков, спустя 8 лет Запад наконец в полной мере осознал исходящую от России угрозу. Титан проснулся, но он пока ещё слаб и разобщен. И речь не только о военном аспекте, — Россия, пусть и стартовав раньше, сама далека от завершения программы перевооружения. И несравнимый научно-технический потенциал играет против неё. В первую очередь, ещё не преодолены последствия разрушительной для единства стран НАТО политики Трампа. Наконец, несмотря на очевидный разворот общественного мнения, большинство европейцев пока ещё разделяет иллюзии в отношении действенности дипломатических методов противостояния российской агрессии. И для выработки согласованного ответа на полномасштабное вторжение России в Украину сегодня понадобятся критически важные для его успеха недели, а не дни.

Немаловажным фактором также является появление у украинской армии новых высокотехнологичных вооружений. Беспилотники Bayraktar, «Джавелины», наконец начавшееся приведение в боевую готовность до сегодня пока ещё не нюхавшего пороху, и успешно поражавшего разве что жилые дома украинского ПВО... — Каждый дополнительный месяц отсрочки позволит Украине увеличить количество новых вооружений, освоить их применение. И уже к лету ночные страхи кремлевских стратегов повторения в Украине Второй Карабахской войны обретут под собой реальную основу.

И в самой России есть факторы, задающие временные рамки решения «украинского вопроса». В первую очередь это «Проблема-2024». Ещё в предыдущем году Запад однозначно дал понять, что после 2024 года он не воспримет Путина в качестве легитимного президента. Если на уровне внесения изменений в российское законодательство проблема участия Путина в следующих президентских выборах Кремлем уже решена, на международном уровне сделать этот вопрос по сравнению с другими проблемами в глазах коллективного Запада наименее значимым ещё только предстоит. И времени для того, чтобы последствия военной авантюры не совпали с избирательной кампанией, до середины 2022 года.

Наконец, хотя на фоне нынешнего американского президента Путин сравнительно молод и бодр, нельзя не брать в расчёт фактор возраста. Восстановление имперского статуса России в будущих учебниках по истории Путин рассчитывает приписать себе самому, и у него нет ни терпения, ни времени дожидаться ещё 8 лет пока, возможно (а может и нет) приоткроется очередное окошко возможностей.