Озвученные истории

Римма Зюбина о счастье жить среди книг и ответственности перед Словом

В этом году стартовал флешмоб от Украинского института книги и культуры и информационной политики Украины «# Читай_досягай», целью которого является популяризация чтения. «День» тоже решил присоединиться к нему и поговорить о том, какую роль играют книги в жизни известных личностей.

В прошлом году текст юбилейного диктанта национального единства выпало начитывать именно ей, известной актрисе Римме ЗЮБИНОЙ. «Сегодня говорить на украинском — моя принципиаль-ная позиция», — признается она. Да, пани Римму знают не только как человека, который служит театру, снимается в кино, а также как правозащитницу и волонтерку.

«СОЗДАТЬ ОТДЕЛЬНУЮ РЕСПУБЛИКУ — ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ВАТИКАН»

— Писатели и актеры имеют много общего: это перевоплощение в своих героев, подражания, то есть мимезис. Каких литературных героев вам хотелось бы сыграть?

— Литературных героев, если они в знаковых произведениях, каждый представляет себе по-своему. Поэтому это очень неблагодарно — играть литературного героя. А вот личности, имеющие отношение к литературной жизни, меня очень интересуют. Это, в частности, жена Ивана Франко — Ольга. Ой, какая там история, боль! А еще мне интересно почувствовать мать Леся Курбаса, которая после смерти сына доживала с невесткой в чужом, холодном для нее городе. И при этом зная, что невестка подписала смертный приговор ее сыну...

Когда мы познакомились с Тамарой Горихо Зерня, автором «Доці», она сказала мне, что именно такой представляет свою героиню, и если кто-то снимал бы фильм по ее книге, то Доцю должна была бы сыграть я. Внутренне да, это я. Но мне не тридцать, как ее героине. А в кино такие ком-промиссы невозможны. Кстати, когда я прочитала «Доцю», то обратилась к продюсеру Светлане Свиридко с идеей, можно ли мне записать это произведение как аудиокнигу. Вместе мы уже со-здали аудиокнигу «Земля Загублених...» Екатерины Калитко, поэтому мне не отказали. Наконец мы с режиссером Мариной Гольцевой завершили долгую, из-за карантинных пауз, работу. Неиз-вестно, снимут ли когда-нибудь фильм, но аудиокнигу «Доця», озвученную моим голосом, можно будет услышать на Радио Культура.

— Cеред ваших фейсбучних друзей немало писателей, в частности Иван Малкович и ваш земляк Андрей Любка. Следите ли за книжными новинками? Как часто бываете в магазинах? Делитесь ли впечатлениями от прочитанного с коллегами и друзьями?

— Это не только фейсбучные друзья. И не только эти имена в кругу моего общения. Конечно, я слежу за книжными новинками. Второй год я в составе жюри Шевченковского комитета. Читаю все, что номинируется на премию. В прошлом году работала в жюри «Коронации слова» в номи-нации «Драматические произведения». Прочитала все тринадцать пьес. Такая работа — для меня всегда ответственность. Ведь пропустить чье-то талантливое творение — сломать чью-то судьбу. Все это мы делаем бесплатно, а получаем негатива на «три зарплаты».

Библиотеки для меня — не только место приобретения книг. Книжный магазин «Е» — мой любимый. И встречу с детьми проводила когда-то. Учила их по методике Джанни Родари фантазировать — писать «Антикорисні Антипоради», «Оду», «Казку». Мы еще в 1990-х на УТ-1 в авторской программе режиссера Натальи Зозули «Эники-Беники» вот так за два занятия, без всякой подготовки, учили ребенка фантазировать. И в презентациях книг Януша Гловацкого и Евгения Плужника участвовала с друзьями — Александром Ирванцом и Ириной Цымбал. Приобщаюсь к литературным и правозащитным акциям, которые проводит PEN. Ну, а «Книжный Арсенал» для меня — это Праздник! Каждый раз обещаю себе, что не буду покупать больше пяти книг, и каждый раз коробками выношу приобретенные книги. А еще всегда там собираю отдельную коробку для детских домов. Просто подхожу к издателям и говорю: «Привет! Я актриса Римма Зюбина. Собираю книги для детдома, может, у вас есть что-то со скидкой?» Все отдают бесплатно. Ни одно издательство детской литературы никогда мне не отказало.

На Арсенале 2017 представляла книгу. Журналистка и психолог Ольга Лубяная издала «Зоряні казки» — в поддержку харьковских онкобольных детей. Их написали музыканты, актеры, журналисты. Одна из сказок в сборнике принадлежит и мне. Еще были прямые включения Радио Культура из Арсенала, и там тоже моим голосом звучала поэзия. В прошлом году из-за карантина «Книжный Арсенал» не проводился, поэтому я часто вспоминаю позапрошлогодний. Я приходила на целый день. И так — все дни. Накупишь книг, сядешь на улице в кафе отдохнуть, послушать музыку — и все... К закрытию уже невозможно уйти, ведь столько знакомых лиц, одни сменяют других, и такое интересное общение! Помню, Арсенал 2019-го, у меня было тогда ощущение, что вокруг — друзья и единомышленники, и я даже шутила: «А можно нам здесь остаться и сделать отдельную республику — некий Художественный Ватикан? Я бы здесь хотела до последнего вздоха дожить».

А еще есть Book Forum во Львове.

— Единственный раз была там. Еще в июле меня пригласили принять участие в презентации книги Олега Сенцова «Маркетер». Тогда Олег сидел в российской тюрьме. А в сентябре его отпустили. И то, что Олег сам был на презентации своей книги, создало настоящий ажиотаж: в филармонии был аншлаг.

— По вашему мнению, может ли украинский язык как язык титульной нации объединить граждан нашей страны?

— Разговаривать на украинском — моя принципиальная позиция уже давно. Наверное, переломным моментом могу назвать Помаранчевую революцию. После 2004-го я, родившаяся и выросшая в русскоязычной семье, учившаяся в русской школе, я и в быту перешла на украинский. Ну, а когда началась война с призывов «Путин, помоги!» и из-за той лжи, что здесь российские войска защищают русскоязычное население, стала принципиальным говорить на украинском. На самом деле в Украине в защите нуждаются именно украиноязычные граждане.

На мой взгляд, сегодня язык не может объединить граждан нашей страны. Не уверена, что люди вообще хотят объединяться. Например, в Польше язык действительно был одним из объединяющих факторов, поэтому и произошел прорыв не только в экономике, но и в культуре: кинематограф Польши, который в 1990-х был в таком же состоянии, как и у нас, сегодня сверхмощно работает. И там на главные роли в сериалах никому в голову не придет регулярно приглашать актеров соседней страны и снимать на языке той страны. А у нас на седьмом году войны российские актеры — в главных ролях русскоязычных сериалов. Чтобы вы видели, как вокруг них бегают и пушинки сдувают, а рядом украинский актер, к которому отношение совсем другое! Так о каком объединении можем говорить? Ну, разве что говорить и мечтать, что когда-то Украина станет нацией образованных сознательных людей, которые задумываются о самоидентификации, для которых это очень важно.

«МАМА, ПОЧИТАЙ»

— Как приобщались к культуре чтения?

— Здесь я должна быть благодарна маме, которая училась на факультете украинской филологии в Ужгородском университете. Мама цитировала одного из своих преподавателей: «Читать книгу нужно с блокнотом и карандашом в руках. Иначе это не чтение, а бессмысленное перелистывание страниц».

Именно так я всю жизнь и читаю. С 13 лет веду читательские дневники. Со временем стала вести кинодневники. А еще мне повезло с преподавателями литературы и в школе, и в культурно-просветительском училище в Ужгороде. Все без исключения учителя и украинского, и русского были влюблены в свой предмет, и эти уроки были интересны, наполнены артистизмом. А такая любовь не могла не заряжать и не заражать.

— Вы, наверное, из тех, кто считает: книга — лучший подарок.

— Именно так меня научила мама. Я всегда сыну к каждому празднику дарю сертификат в книж-ный магазин. А если мне в руки попадает книга, которая попадает в сердце, то мне хочется поде-литься со всем миром. Тогда я дарю такую книгу всем своим дорогим людям. Несколько изданий давала читать кинопродюсерам — с надеждой, что снимут кино. Но ни кино не сняли, ни книги не вернули.

— Вы как предугадали мой вопрос: как приобщали сына в Книге?

— Когда я забеременела, то поняла, что скоро моя жизнь изменится... И мое время принадлежать только мне уже никогда не будет. Больше всего меня пугало, что я не буду успевать читать. Тогда я решила и сделала: во время беременности прочитала все романы Достоевского. Моя мама смотрела на меня, как на сумасшедшую, потому что нужно что-то светлое и радостное читать и слушать, готовясь к материнству. «Риммочка, там по телевизору французская комедия с Луи де Фюнесом, пошли посмотришь» — «Мамуля, не пойду, здесь у Достоевского столько юмора, я буду читать».

И вот родился мальчик, который с детства был ну о-о-очень мудрым. Когда я принесла из роддо-ма этого мальчика, решила: первое, что мой сын услышит, — поэзию Шевченко. Не было ни одного вечера, чтобы не читала я или наша лучшая в мире няня — Маргарита Левшунова. Мальчика назвали Даниил. Имя тоже придало своей характер. Даньке было семь лет, я попала на кастинг — читать аудиосказки для журнала ВВС. И вот после кастинга дядя с ВВС говорит обо мне: «Эту актрису берем обязательно, у нее ощущается огромный опыт работы. Вы уже работали на каком-то проекте, где читали сказки?» — «Да. Семь лет. Проект — мама».

— Итак, как говорится, с молоком матери сын вобрал любовь к книгам.

— Когда Данька научился читать сам, то я услышала его смех из детской комнаты, он читал Дже-реми Стронга из серии «Чтение для смеха». У меня возникли странные чувства: не знаю, что его рассмешило. Этой литературы в моем детстве не было. У него появляется свой собственный мир, и постепенно в нем все меньше будет меня, моих чтений, моего выбора книг. И в этот мир не всегда впускают, даже маму. Но было и другое чувство: он любит читать — и это самое главное. Он сам создает свой мир.

Как-то мы попали на фильм, снятый по книге, которую Даня читал, и я спросила: «А что интерес-нее?» — «Мам, ну конечно, книги. Там же есть мысли героя, а в кино этого нет».

Данюша рос, читал сам, взрослел, а когда случались болезни с высокой температурой, то он все-гда просил: «Мама, почитай мне». Я читала, и он засыпал. Хотя в раннем детстве можно было, читая, уснуть от усталости у детской кроватки, а оттуда такая ручка, которая меня за плечо так: «Мама, читай!»

— Недавно в фейсбуке вы написали, что сын сам предложил пойти в библиотеку.

— Да, мы пошли вместе в детскую библиотеку на проспекте Победы, 25А, и были приятно удивлены. Здесь уютно, стильно и с уважением относятся к каждому. Я увидела, как на подоконнике, лежа, папа и его маленький сын складывали пазлы и читали — и это такое счастье! Моя подруга Соломия Буй, которая читает столько, сколько дышит, когда мы говорили о компромиссах, об уровне культуры, о массовом отупении, сказала: «Не важно, складывается или не складывается у человека, но никто не запрещает этому человеку читать!»

«МЕНЯ, КАК ТОКОМ ПРОБИЛ ГОЛОС КВИТКИ ЦИСЫК»

— Вы основали специальный приз конкурса «Коронация слова». Как возникла эта идея, довольны ли результатами?

— Лет десять назад я открыла для себя американскую певицу украинского происхождения — Квитку Цисык. У меня был сложный период, и как-то во время бессонницы бродила по интернету и, уже механически открывая ссылки друг за другом, наткнулась на «Ой, не світи місяченьку». Пела Квитка Цисык. Она перевернула мой мир тогда, и, кроме влюбленности в голос, возник огромный интерес к личности Квитки. Услышав впервые ее голос, сразу прослушала все песни, которые она исполняла, — и на украинском, и на английском, знала к утру все, что было написано о ней в интернете, посмотрела единственное интервью, записанное Александром Горностаем. Мало информации, но много мистических моментов в биографии Квитки: «Оскар», который завоевала Квитка за лучший сингл к фильму, а получила другая певица; и смерть мамы, сестры и самой Квитки — от одной болезни за короткое время.

Мне хотелось с той ночи каждому рассказывать о Квитке Цисык, что, собственно, я и начала де-лать. В тот период, наверное, пять театров Киева в репертуаре имели спектакли об Эдит Пиаф. Я обожаю ее, и в свои двадцать лет тоже мечтала сыграть Пиаф. Даже на свой первый гонорар из первых в жизни кинопроб купила книгу именно об Эдит. Но в ту ночь, когда меня, как током, пробил голос Квитки Цисык, я подумала: так несправедливо, что ее имя мало о чем кому-то говорит. Она, на мой взгляд, могла бы стать символом и легендой Украины. Мне захотелось, чтобы в Украине появился фильм о Квитке. И захотелось сыграть ее. Тем более, что часто слышала после моего вдохновенного рассказа о Квитке от совершенно разных людей: «А ты знаешь, что похожа на нее?»

Но для того, чтобы сыграть Квитку, не только сходство важно. Для этого, прежде всего, нужен талантливый сценарий. Я, конечно, знала, что есть литературный конкурс «Коронация слова» и есть номинации «Киносценарии» и «Драматургия». Мне удалось встретиться с Татьяной Логуш -основательницей «Коронации». Мы познакомились и дружим до сих пор. Я часто работаю в жюри конкурса. А тогда я рассказала Татьяне о своих мечтах сыграть Квитку Цисык в кино и о поисках сценария. Татьяна очень обрадовалась такой инициативе и сама предложила объявить номинацию «Специальная награда от Риммы Зюбиной за лучшее произведение на тему Квитки Цисык».

Я читала все, что годами поступало на конкурс. И если первые годы были произведения, из кото-рых никак сценарий написать было невозможно, то через несколько лет уже поступили два интересных романа. Но и у профессиональных сценаристов возникают проблемы, а тут писали авторы, которые никогда не работали в кино, где есть свои законы и нюансы. Когда автор пишет, как романтично Квитка с мамой, папой и сестрой идут по улицам Нью-Йорка, то я уже мыслю, как продюсер-реалист, что, сняв такой эпизод в настоящем NY, бюджет фильма иссякнет. И та романтика превращается в драму. Ведь догадываюсь, какие средства может выделить «Держкіно» на производство фильма. При условии, что сценарная заявка пройдет отбор и выигрывает.

Сценариев все не было, и я подумала, что, может, снять короткометражные истории и объединить их вместе в альманах «Квитка, я люблю тебя». Но и на это сценарного материала не хватило. Менее всего мне хотелось пересказывать информацию из Википедии. Я искала живые диалоги, неординарный ход, и сама уже придумала, что это должна быть история трех дней, которые Квитка Цисык провела в Украине. Они были реальными, и мне рассказывал режиссер Ярослав Федоришин, к сожалению, покойный уже, что на одной из вечеринок во Львове познакомился с Квиткой, именно в тот ее единственный приезд в Украину.

Я смотрю все фильмы, которые снимают о певцах, актерах, выдающихся личностях, и теперь уже убеждена, что лучше вообще не снимать историю Квитки Цисык, чем снять ее бесталанно. Еже-годно мне становилось все грустнее от произведений, которые поступали, и я решила, что следует закрыть номинацию и распрощаться с этой своей мечтой.

Вот никогда не мечтала о конкретной роли, всегда на эти вопросы «Кого вы мечтаете сыграть?» отвечала: «Для меня важно, чтобы был режиссер с неординарной концепцией и талантливая команда, в таком случае можно сыграть хоть телефонный справочник». Вот так впервые размечталась, и нет ничего более щемящего, чем несбывшиеся творческие мечты. Но в процессе поиска сценария нашла девушку, которая стала очень близка мне, — Соломийка Буй знала об этой моей номинации на «Коронации» и как-то написала мне в фейсбук: «У меня есть раритетная пластинка Квитки Цисык. Хочу подарить Вам. Как Вам ее передать?» — «Заходите после спектакля ко мне в гримерку». Квитка привела в мою жизнь одну из лучших подруг.

Озвученные истории

Озвученные истории

Римма Зюбина о счастье жить среди книг и ответственности перед Словом

В этом году стартовал флешмоб от Украинского института книги и культуры и информационной политики Украины «# Читай_досягай», целью которого является популяризация чтения. «День» тоже решил присоединиться к нему и поговорить о том, какую роль играют книги в жизни известных личностей.

В прошлом году текст юбилейного диктанта национального единства выпало начитывать именно ей, известной актрисе Римме ЗЮБИНОЙ. «Сегодня говорить на украинском — моя принципиаль-ная позиция», — признается она. Да, пани Римму знают не только как человека, который служит театру, снимается в кино, а также как правозащитницу и волонтерку.

«СОЗДАТЬ ОТДЕЛЬНУЮ РЕСПУБЛИКУ — ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ВАТИКАН»

— Писатели и актеры имеют много общего: это перевоплощение в своих героев, подражания, то есть мимезис. Каких литературных героев вам хотелось бы сыграть?

— Литературных героев, если они в знаковых произведениях, каждый представляет себе по-своему. Поэтому это очень неблагодарно — играть литературного героя. А вот личности, имеющие отношение к литературной жизни, меня очень интересуют. Это, в частности, жена Ивана Франко — Ольга. Ой, какая там история, боль! А еще мне интересно почувствовать мать Леся Курбаса, которая после смерти сына доживала с невесткой в чужом, холодном для нее городе. И при этом зная, что невестка подписала смертный приговор ее сыну...

Когда мы познакомились с Тамарой Горихо Зерня, автором «Доці», она сказала мне, что именно такой представляет свою героиню, и если кто-то снимал бы фильм по ее книге, то Доцю должна была бы сыграть я. Внутренне да, это я. Но мне не тридцать, как ее героине. А в кино такие ком-промиссы невозможны. Кстати, когда я прочитала «Доцю», то обратилась к продюсеру Светлане Свиридко с идеей, можно ли мне записать это произведение как аудиокнигу. Вместе мы уже со-здали аудиокнигу «Земля Загублених...» Екатерины Калитко, поэтому мне не отказали. Наконец мы с режиссером Мариной Гольцевой завершили долгую, из-за карантинных пауз, работу. Неиз-вестно, снимут ли когда-нибудь фильм, но аудиокнигу «Доця», озвученную моим голосом, можно будет услышать на Радио Культура.

— Cеред ваших фейсбучних друзей немало писателей, в частности Иван Малкович и ваш земляк Андрей Любка. Следите ли за книжными новинками? Как часто бываете в магазинах? Делитесь ли впечатлениями от прочитанного с коллегами и друзьями?

— Это не только фейсбучные друзья. И не только эти имена в кругу моего общения. Конечно, я слежу за книжными новинками. Второй год я в составе жюри Шевченковского комитета. Читаю все, что номинируется на премию. В прошлом году работала в жюри «Коронации слова» в номи-нации «Драматические произведения». Прочитала все тринадцать пьес. Такая работа — для меня всегда ответственность. Ведь пропустить чье-то талантливое творение — сломать чью-то судьбу. Все это мы делаем бесплатно, а получаем негатива на «три зарплаты».

Библиотеки для меня — не только место приобретения книг. Книжный магазин «Е» — мой любимый. И встречу с детьми проводила когда-то. Учила их по методике Джанни Родари фантазировать — писать «Антикорисні Антипоради», «Оду», «Казку». Мы еще в 1990-х на УТ-1 в авторской программе режиссера Натальи Зозули «Эники-Беники» вот так за два занятия, без всякой подготовки, учили ребенка фантазировать. И в презентациях книг Януша Гловацкого и Евгения Плужника участвовала с друзьями — Александром Ирванцом и Ириной Цымбал. Приобщаюсь к литературным и правозащитным акциям, которые проводит PEN. Ну, а «Книжный Арсенал» для меня — это Праздник! Каждый раз обещаю себе, что не буду покупать больше пяти книг, и каждый раз коробками выношу приобретенные книги. А еще всегда там собираю отдельную коробку для детских домов. Просто подхожу к издателям и говорю: «Привет! Я актриса Римма Зюбина. Собираю книги для детдома, может, у вас есть что-то со скидкой?» Все отдают бесплатно. Ни одно издательство детской литературы никогда мне не отказало.

На Арсенале 2017 представляла книгу. Журналистка и психолог Ольга Лубяная издала «Зоряні казки» — в поддержку харьковских онкобольных детей. Их написали музыканты, актеры, журналисты. Одна из сказок в сборнике принадлежит и мне. Еще были прямые включения Радио Культура из Арсенала, и там тоже моим голосом звучала поэзия. В прошлом году из-за карантина «Книжный Арсенал» не проводился, поэтому я часто вспоминаю позапрошлогодний. Я приходила на целый день. И так — все дни. Накупишь книг, сядешь на улице в кафе отдохнуть, послушать музыку — и все... К закрытию уже невозможно уйти, ведь столько знакомых лиц, одни сменяют других, и такое интересное общение! Помню, Арсенал 2019-го, у меня было тогда ощущение, что вокруг — друзья и единомышленники, и я даже шутила: «А можно нам здесь остаться и сделать отдельную республику — некий Художественный Ватикан? Я бы здесь хотела до последнего вздоха дожить».

А еще есть Book Forum во Львове.

— Единственный раз была там. Еще в июле меня пригласили принять участие в презентации книги Олега Сенцова «Маркетер». Тогда Олег сидел в российской тюрьме. А в сентябре его отпустили. И то, что Олег сам был на презентации своей книги, создало настоящий ажиотаж: в филармонии был аншлаг.

— По вашему мнению, может ли украинский язык как язык титульной нации объединить граждан нашей страны?

— Разговаривать на украинском — моя принципиальная позиция уже давно. Наверное, переломным моментом могу назвать Помаранчевую революцию. После 2004-го я, родившаяся и выросшая в русскоязычной семье, учившаяся в русской школе, я и в быту перешла на украинский. Ну, а когда началась война с призывов «Путин, помоги!» и из-за той лжи, что здесь российские войска защищают русскоязычное население, стала принципиальным говорить на украинском. На самом деле в Украине в защите нуждаются именно украиноязычные граждане.

На мой взгляд, сегодня язык не может объединить граждан нашей страны. Не уверена, что люди вообще хотят объединяться. Например, в Польше язык действительно был одним из объединяющих факторов, поэтому и произошел прорыв не только в экономике, но и в культуре: кинематограф Польши, который в 1990-х был в таком же состоянии, как и у нас, сегодня сверхмощно работает. И там на главные роли в сериалах никому в голову не придет регулярно приглашать актеров соседней страны и снимать на языке той страны. А у нас на седьмом году войны российские актеры — в главных ролях русскоязычных сериалов. Чтобы вы видели, как вокруг них бегают и пушинки сдувают, а рядом украинский актер, к которому отношение совсем другое! Так о каком объединении можем говорить? Ну, разве что говорить и мечтать, что когда-то Украина станет нацией образованных сознательных людей, которые задумываются о самоидентификации, для которых это очень важно.

«МАМА, ПОЧИТАЙ»

— Как приобщались к культуре чтения?

— Здесь я должна быть благодарна маме, которая училась на факультете украинской филологии в Ужгородском университете. Мама цитировала одного из своих преподавателей: «Читать книгу нужно с блокнотом и карандашом в руках. Иначе это не чтение, а бессмысленное перелистывание страниц».

Именно так я всю жизнь и читаю. С 13 лет веду читательские дневники. Со временем стала вести кинодневники. А еще мне повезло с преподавателями литературы и в школе, и в культурно-просветительском училище в Ужгороде. Все без исключения учителя и украинского, и русского были влюблены в свой предмет, и эти уроки были интересны, наполнены артистизмом. А такая любовь не могла не заряжать и не заражать.

— Вы, наверное, из тех, кто считает: книга — лучший подарок.

— Именно так меня научила мама. Я всегда сыну к каждому празднику дарю сертификат в книж-ный магазин. А если мне в руки попадает книга, которая попадает в сердце, то мне хочется поде-литься со всем миром. Тогда я дарю такую книгу всем своим дорогим людям. Несколько изданий давала читать кинопродюсерам — с надеждой, что снимут кино. Но ни кино не сняли, ни книги не вернули.

— Вы как предугадали мой вопрос: как приобщали сына в Книге?

— Когда я забеременела, то поняла, что скоро моя жизнь изменится... И мое время принадлежать только мне уже никогда не будет. Больше всего меня пугало, что я не буду успевать читать. Тогда я решила и сделала: во время беременности прочитала все романы Достоевского. Моя мама смотрела на меня, как на сумасшедшую, потому что нужно что-то светлое и радостное читать и слушать, готовясь к материнству. «Риммочка, там по телевизору французская комедия с Луи де Фюнесом, пошли посмотришь» — «Мамуля, не пойду, здесь у Достоевского столько юмора, я буду читать».

И вот родился мальчик, который с детства был ну о-о-очень мудрым. Когда я принесла из роддо-ма этого мальчика, решила: первое, что мой сын услышит, — поэзию Шевченко. Не было ни одного вечера, чтобы не читала я или наша лучшая в мире няня — Маргарита Левшунова. Мальчика назвали Даниил. Имя тоже придало своей характер. Даньке было семь лет, я попала на кастинг — читать аудиосказки для журнала ВВС. И вот после кастинга дядя с ВВС говорит обо мне: «Эту актрису берем обязательно, у нее ощущается огромный опыт работы. Вы уже работали на каком-то проекте, где читали сказки?» — «Да. Семь лет. Проект — мама».

— Итак, как говорится, с молоком матери сын вобрал любовь к книгам.

— Когда Данька научился читать сам, то я услышала его смех из детской комнаты, он читал Дже-реми Стронга из серии «Чтение для смеха». У меня возникли странные чувства: не знаю, что его рассмешило. Этой литературы в моем детстве не было. У него появляется свой собственный мир, и постепенно в нем все меньше будет меня, моих чтений, моего выбора книг. И в этот мир не всегда впускают, даже маму. Но было и другое чувство: он любит читать — и это самое главное. Он сам создает свой мир.

Как-то мы попали на фильм, снятый по книге, которую Даня читал, и я спросила: «А что интерес-нее?» — «Мам, ну конечно, книги. Там же есть мысли героя, а в кино этого нет».

Данюша рос, читал сам, взрослел, а когда случались болезни с высокой температурой, то он все-гда просил: «Мама, почитай мне». Я читала, и он засыпал. Хотя в раннем детстве можно было, читая, уснуть от усталости у детской кроватки, а оттуда такая ручка, которая меня за плечо так: «Мама, читай!»

— Недавно в фейсбуке вы написали, что сын сам предложил пойти в библиотеку.

— Да, мы пошли вместе в детскую библиотеку на проспекте Победы, 25А, и были приятно удивлены. Здесь уютно, стильно и с уважением относятся к каждому. Я увидела, как на подоконнике, лежа, папа и его маленький сын складывали пазлы и читали — и это такое счастье! Моя подруга Соломия Буй, которая читает столько, сколько дышит, когда мы говорили о компромиссах, об уровне культуры, о массовом отупении, сказала: «Не важно, складывается или не складывается у человека, но никто не запрещает этому человеку читать!»

«МЕНЯ, КАК ТОКОМ ПРОБИЛ ГОЛОС КВИТКИ ЦИСЫК»

— Вы основали специальный приз конкурса «Коронация слова». Как возникла эта идея, довольны ли результатами?

— Лет десять назад я открыла для себя американскую певицу украинского происхождения — Квитку Цисык. У меня был сложный период, и как-то во время бессонницы бродила по интернету и, уже механически открывая ссылки друг за другом, наткнулась на «Ой, не світи місяченьку». Пела Квитка Цисык. Она перевернула мой мир тогда, и, кроме влюбленности в голос, возник огромный интерес к личности Квитки. Услышав впервые ее голос, сразу прослушала все песни, которые она исполняла, — и на украинском, и на английском, знала к утру все, что было написано о ней в интернете, посмотрела единственное интервью, записанное Александром Горностаем. Мало информации, но много мистических моментов в биографии Квитки: «Оскар», который завоевала Квитка за лучший сингл к фильму, а получила другая певица; и смерть мамы, сестры и самой Квитки — от одной болезни за короткое время.

Мне хотелось с той ночи каждому рассказывать о Квитке Цисык, что, собственно, я и начала де-лать. В тот период, наверное, пять театров Киева в репертуаре имели спектакли об Эдит Пиаф. Я обожаю ее, и в свои двадцать лет тоже мечтала сыграть Пиаф. Даже на свой первый гонорар из первых в жизни кинопроб купила книгу именно об Эдит. Но в ту ночь, когда меня, как током, пробил голос Квитки Цисык, я подумала: так несправедливо, что ее имя мало о чем кому-то говорит. Она, на мой взгляд, могла бы стать символом и легендой Украины. Мне захотелось, чтобы в Украине появился фильм о Квитке. И захотелось сыграть ее. Тем более, что часто слышала после моего вдохновенного рассказа о Квитке от совершенно разных людей: «А ты знаешь, что похожа на нее?»

Но для того, чтобы сыграть Квитку, не только сходство важно. Для этого, прежде всего, нужен талантливый сценарий. Я, конечно, знала, что есть литературный конкурс «Коронация слова» и есть номинации «Киносценарии» и «Драматургия». Мне удалось встретиться с Татьяной Логуш -основательницей «Коронации». Мы познакомились и дружим до сих пор. Я часто работаю в жюри конкурса. А тогда я рассказала Татьяне о своих мечтах сыграть Квитку Цисык в кино и о поисках сценария. Татьяна очень обрадовалась такой инициативе и сама предложила объявить номинацию «Специальная награда от Риммы Зюбиной за лучшее произведение на тему Квитки Цисык».

Я читала все, что годами поступало на конкурс. И если первые годы были произведения, из кото-рых никак сценарий написать было невозможно, то через несколько лет уже поступили два интересных романа. Но и у профессиональных сценаристов возникают проблемы, а тут писали авторы, которые никогда не работали в кино, где есть свои законы и нюансы. Когда автор пишет, как романтично Квитка с мамой, папой и сестрой идут по улицам Нью-Йорка, то я уже мыслю, как продюсер-реалист, что, сняв такой эпизод в настоящем NY, бюджет фильма иссякнет. И та романтика превращается в драму. Ведь догадываюсь, какие средства может выделить «Держкіно» на производство фильма. При условии, что сценарная заявка пройдет отбор и выигрывает.

Сценариев все не было, и я подумала, что, может, снять короткометражные истории и объединить их вместе в альманах «Квитка, я люблю тебя». Но и на это сценарного материала не хватило. Менее всего мне хотелось пересказывать информацию из Википедии. Я искала живые диалоги, неординарный ход, и сама уже придумала, что это должна быть история трех дней, которые Квитка Цисык провела в Украине. Они были реальными, и мне рассказывал режиссер Ярослав Федоришин, к сожалению, покойный уже, что на одной из вечеринок во Львове познакомился с Квиткой, именно в тот ее единственный приезд в Украину.

Я смотрю все фильмы, которые снимают о певцах, актерах, выдающихся личностях, и теперь уже убеждена, что лучше вообще не снимать историю Квитки Цисык, чем снять ее бесталанно. Еже-годно мне становилось все грустнее от произведений, которые поступали, и я решила, что следует закрыть номинацию и распрощаться с этой своей мечтой.

Вот никогда не мечтала о конкретной роли, всегда на эти вопросы «Кого вы мечтаете сыграть?» отвечала: «Для меня важно, чтобы был режиссер с неординарной концепцией и талантливая команда, в таком случае можно сыграть хоть телефонный справочник». Вот так впервые размечталась, и нет ничего более щемящего, чем несбывшиеся творческие мечты. Но в процессе поиска сценария нашла девушку, которая стала очень близка мне, — Соломийка Буй знала об этой моей номинации на «Коронации» и как-то написала мне в фейсбук: «У меня есть раритетная пластинка Квитки Цисык. Хочу подарить Вам. Как Вам ее передать?» — «Заходите после спектакля ко мне в гримерку». Квитка привела в мою жизнь одну из лучших подруг.