Найти украинскую оптику событий

Обсуждение книги «Рокада: четыре очерка из истории Второй мировой» Елены Стяжкиной в рамках проекта «Диагноз: война»

«Диагноз: война» — такое название имеет проект, который недавно начали издательство «Дух и Буква» и Украинская ассоциация военной медицины. Его целью является собрать истории участников российско-украинской войны и создать архив, где эти материалы будут сохраняться и будут открыты для исследователей. Как заметил доктор медицинских наук, профессор, военный врач, Народный Герой Украины Всеволод Стеблюк, хоть в настоящее время много снимается фильмов героического направления, «практически нет рефлексии от людей, для которых война не робота, не подвиг, не способ, скажем, повысить свою самооценку через участие в ней, красиво показать или, напротив, показать измену. Это часть их жизни, и именно поэтому эти рассказы, исповеди, мне кажется, будут искренними, особенными». А главный редактор издательства «Дух и Буква» Леонид Финберг отметил важность проговорения событий и сохранение этих свидетельств: «Люблю слова Станислава Ежи Леца, который говорил, что  легче прятать свои мысли тогда, когда они не собраны в слова. Именно так жила советская империя: они прятали архивы, не давали записывать корреспондентам, что те видели. В конце концов, в самые страшные времена люди даже боялись писать письма или свои дневники. Мы живем в последующие времена, времена независимости, когда открылись архивы, когда мы смогли записать воспоминания тех, кто еще остался в живых, невзирая на все страдания ХХ века... Мы записали несколько тысяч воспоминаний о Холокосте, записали также сотни и сотни воспоминаний о Майданах, и в настоящее время мы начали этот проект — записей воспоминаний о войне, чтобы мы могли сказать своим детям «Это уже другое время. Мы говорим правду, мы хотим, чтобы вы знали правду».

Вторым компонентом проекта являются онлайн-встречи с научными работниками, чтобы они рассказывали ветеранскому сообществу об определенных важных социальных или исторических событиях. Первой такой встречей стал разговор с доктором исторических наук, профессором Еленой Стяжкиной. Поскольку в прошлом году вышел печатью ее труд «Рокада. Четыре очерка из истории Второй мировой», которая, кстати, уже переведена на английский (для украинского нон-фикшена это значительный успех), то темой разговора стала «Вторая мировая: длительное завершение».

«ИСТОРИЯ РАЗРУШЕНИЯ ИМПЕРИЙ ЕЩЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ»

Не стоит принимать рамки дискурса, если там предлагают не наш взгляд на процессы — таким является один из ключевых тезисов Елены Стяжкиной, который она иллюстрирует многочисленными примерами. Исследовательница отметила, что хронология Второй мировой войны (1 сентября 1939 года — 2 сентября 1945) сформулирована странами-победителями и по большей части рассматривает только европейский театр. Однако, напомнила исследовательница, 7 июля 1937 года состоялось мощное столкновение между Японией и Китаем, поэтому для их историографии, можно сказать, что Вторая мировая война начинается именно тогда.

Во-вторых, Елена Стяжкина наводит тезис польского историка Рафала Внука, что из Второй мировой войны одни вышли победителями, другие — побежденными, а огромная часть людей, государств, сообществ вышла ни теми, ни другими. «Они вышли с тремя точками, виктимностью, незавершенной собственной историей, с молчанием по этому поводу... — рассказывает Елена Стяжкина. — С точки зрения чешской историографии война начинается для них из Судетов. И они имеют право сказать это вслух. Примечательно, что, с точки зрения американской историографии, Вторая мировая война для США началась в 1941 году. Они не отрицают других дат, но точно знают свою точку входа в эту войну».

Кроме того, историк отмечает, что для многих стран в 20-х и 30-х годах Первая мировая не завершилась: пограничные конфликты, усмирение народов, которые очутились внутри стран-победителей, продолжались. И так же, как французы и англичане, когда в 1337 году начали воевать за французский трон, не знали, что вступили в Столетнюю войну, возможно, и Первая и Вторая мировая война, будущими историками будут восприняты как единый процесс. Ведь и война 1337-1453 годов (которая, как отмечает Елена Стяжкина, не была непрерывной, а также совершалась в несколько периодов) была названа Столетней войной лишь в ХІХ веке.

«История европейских войн — это, с одной стороны, всегда о разном, а с другой — часто они начинались по похожим параметрам... В конечном итоге, мы можем говорить, с дистанции, что Первая и Вторая мировая война — это были истории об империях, об их происхождении и разрушениях. Потому что другой стороной этой истории войн, их предвестником была «весна народов» ХІХ в., осознание этничности, национальности, стремления национальных государств, — объясняет Елена Стяжкина. — Если мы посмотрим на процесс войны с этой точки зрения, то, конечно, он не является завершенным вплоть до сегодня, потому что история разрушения империй еще продолжается. И тогда к хронологизации мы можем приобщить Холодную войну как ее этап, после которой казалось, что империя СССР разрушена, но получилось, что это не так. Следовательно, если мы посмотрим с такой точки зрения, то наша сегодняшняя война является продолжением этой большой войны».

Елена Стяжкина не утверждает, что ее виденье является единственно правильной трактовкой Второй мировой войны. То, к чему она действительно стремится, это найти украинский взгляд на эти события. Как это сделала президент Эстонии относительно своего государства, когда сказала, что Вторая мировая война завершилась для них в 1994 году, когда последние советские эшелоны выехали из Эстонии.

ВЫСТРАИВАТЬ ОБЩЕЕ ПОНИМАНИЕ СЛОЖНОСТИ ИСТОРИИ

Тезис о борьбе империй и национальных государств развернулся и в последующем рассказе Елены Стяжкиной. Во времена СССР это хорошо видно из приговоров, которые постановляли относительно украинцев: петлюровцы, махновцы, независимцы, националисты, скоропадчики — то есть все те, кто имел причастность к творению собственного, отдельного от России государства (можно вспомнить еще более давнее «клеймо» украинцев в Российской империи — мазепинцы). Привела историк и такой пример из архивных документов: «Крестьянина Миргородского района обвиняют в том, что он шпион, а в приговоре добавляют: «Происходит из семьи сотника войска запорожского Игната Чаплянского». Так вот этот сотник жил в Миргороде в 1752 году. А мужчину осудили в 1930-ом». В то же время образ украинцев-националистов Россия приберегла для Запада. И до сих пор, как пишет Питер Дикинсон, Европа не видит украинцев как своих освободителей во время Второй мировой войны.

На вопрос, как можно избавиться от этих навязанных Россией стереотипов об Украине, Елена Стяжкина отметила: «Опыт персональных, личных историй удостоверяет сложность, поэтому нам нужно говорить о ней и сравнивать нашу сложность с той, которую переживали, например, немцы, потому что их истории тоже были очень нелинейными, особенно тогда, когда часть Германии стала коммунистической. И по этому поводу мы можем выстраивать общее понимание этой сложности».