Литературная дипломатия

Рита Киндлерова о детективной работе со старопечатными изданиями, выборе книг для перевода и труде литагентов

Она — переводчица на чешский знаковых произведений Оксаны Забужко, Юрия Винничука, Натали Сняданко, составительница антологии современного украинского рассказа «Експрес Україна», книг для детей и исследования Владимира Вьятровича «Історія з грифом «Секретно».  Рита Киндлерова прекрасно ориентируется в украинских реалиях и историческом прошлом.  Работает в Славянской библиотеке в Праге.  А еще очень любит сакральную музыку, поет в хоре.  О разнообразных увлечениях, целеустремленности и чрезвычайной работоспособности пани Риты можно было бы рассказывать много...

«ХОТЕЛА БЫ ПООБЩАТЬСЯ СО СКОВОРОДОЙ, КОТЛЯРЕВСКИМ И КОБЫЛЯНСКОЙ»

— Вы переводите на чешский с украинского разножанровые вещи: художественную литературу для взрослых и детей, историческую публицистику, книги об архитектуре.  Как «изнутри» видите разницу в подходе к переводу таких разных текстов?

— Каждая книга требует специфического подхода, поэтому над этим даже не задумываюсь.  Если мне книга — любого жанра — нравится, то она сама даст знать, что надо сделать.  В последние годы перевожу детские книги, и они совсем «другие», потому что нужно воспринимать мир по-детски, дать абсолютную свободу фантазии.  И вместе с тем надо иметь в виду, что книга собственно и развивает ребенка.  И, конечно, стоит «пробовать» перевод непосредственно на детях — это должны бы делать все детские писатели: если ребенку произведение не нравится, то выбрасывайте его сразу.  Несколько раз я отказалась от перевода текстов, которые, по моему мнению, предлагали детям зло или примитивизм, патетику.  Моя ситуация специфическая и тем, например, что почти одновременно с замечательной детской книгой пришлось переводить текст о кровавых страницах украинской истории... Это можно назвать почти испытанием.  Но я справилась с этим.

— Какие, на ваш взгляд, основные качества переводчика?

— Знать как можно лучше язык, на который переводите.

— Вы — лауреат премии имени Григория Сковороды.  Недавно у нас учреждена премия для иностранных переводчиков украинской литературы.  Что для вас премии и вообще стимулы?

— Может, это для читателей будет шоком, но я бы отменила все награды.  Для меня стимул — ребенок, который «мою» книгу порекомендует одноклассникам, или человек, которого книга заставила задуматься.  Я уже от нескольких наград отказалась.  Собирать различные дипломы — простите, но это напоминает мне нехорошее прошлое.  Премия имени Сковороды меня полностью удовлетворяет, потому что Сковорода был невероятным человеком.  Если бы я хотела с кем-то из украинских гигантов пообщаться, то это был бы как раз Сковорода — и еще Кобылянская и Котляревский.

— Существует профессиональный праздник — День переводчика.  Как его отмечаете?

— Лет двенадцать назад я основала традицию мессы в день святого Иеронима (30 сентября), покровителя переводчиков.  Встречаются члены разных переводческих профсоюзов, верующие, атеисты, просто желающие, и я пою с хором.  Несколько раз действо даже переводилось на язык жестов. Вот так отмечаю.

«ДЕТЕКТИВНАЯ РАБОТА»

— Вы также профессионально ориентируетесь в европейских старопечатных изданиях, в частности славянских.  Что скажете о работе с украинскими древними изданиями?

— Очень интересно, это отличная детективная работа, во время которой забываю о мире вокруг.  Представляю, как все эти издания и рукописи путешествовали, какие это были люди, оставившие маргиналии (заметки) в читаемых книгах, что именно мотивировало их такое написать... Когда работаешь с прошлым, становишься очень покорной, потому что никогда не знаешь всего.  И эта неуверенность потом неожиданно помогает в ситуациях, например, пандемия теперь: признать, что не все могу — и принять...

— Вы — один из немногих участников культурной дипломатии между Украиной и Чехией.  Как, по вашему мнению, должен развиваться диалог двух наших культур?

— Диалог всегда как минимум двусторонний, и эти стороны должны хотеть общаться.  О диалоге как явлении мы могли бы вместе проговорить дни, недели, месяцы... Боюсь, что в современном мире вести диалог способны совсем мало людей.  И культуру творят люди, это не абстрактные «культуры».  Я делаю только то, что мне кажется правильным и добрым.  И прежде всего — умею и люблю опосредовать, подавать украинскую культуру чехам.  Это очень важная дипломатия: беллетристические произведения и популярно-научные книги — для всех.

— Можете зарабатывать на жизнь переводчеством?

— Украинской литературы?  Нет.

«КНИГИ МОЕГО СЕРДЦА»

— Книжный рынок в Чешской республике.  Его особенности по сравнению с Украиной.  Что сейчас преобладает в Чехии — электронная или бумажная книга?

— Как везде в ЕС. Люди читают как бумажные, так и электронные книги.  Приятно видеть, что многие — и не только молодые — читают в ридерах в общественном транспорте (я так же).

— Какие произведения современных чешских писателей рекомендовали бы нашим издателям?

— Об этом лучше спросить украинских переводчиков с чешского, потому что они знают своих читателей.  Мне кое-что может нравиться, но я не живу в Украине.  Мне лично понравился роман Павлы Гораковой «Теория странности» и рассказ Вратислава Кадлеца «Граница леса».

— Как следите за новинками украинской литературы?  Насколько чешские издатели могут быть заинтересованы в переводе украинских книг?

— Слежу, но уже не так, как раньше.  Увеличилось количество переводчиков с украинского, у них есть свои любимые жанры и авторы. Можем делиться.  Еще относительно недавно я бесплатно делала то, за что надо платить (и немало!) — как за труд литагента.  В Украине основали Институт книги, и это как раз его цель: продвижение и поддержка украинской литературы за рубежом.  Этому очень рада.  Могу, наконец, сосредотачиваться только на переводах.

— Книги вашей жизни...

— Их очень много.  С другими переводчиками обсуждали этот вопрос и пришли к выводу, что о большинстве книг, которые читали в молодости, мы вообще забыли.  И хотя они нас формировали, уже невозможно к ним возвращаться.  Не могу сказать, что имею книги моей жизни — есть книги моего сердца.  Так назвали всенародный опрос, в котором первое место заняла книга «Сатурнин» Зденека Иротки.  Я тоже за нее голосовала.  И мне посчастливилось читать ее замечательный украинский перевод Ирины Забияки, которой помогала выяснять скрытые нюансы текста.

— Любите путешествовать.  Что нового в себе открываете во время путешествий?

— В себе?  После многих путешествий думаю, что путешествие может означать бегство от себя, от кого-то, замыкание на себе.  Не думаю, что что-то особенное в себе открываю.  Да, наслаждаюсь, порой отдыхаю, наблюдаю, но все больше и больше мне грустно, потому что путешествия — уже коммерция и уничтожение природы, эгоистическое удовольствие.  Постоянно слышим, что путешествия расширяют кругозор, но действительно ли это так?  Никогда люди не путешествовали в таком масштабе, как в последние десятилетия, и изменилось ли в мире что-то к лучшему?  Наоборот.  Мне лично уже не хочется путешествовать так, как раньше.  Вижу все больше, как страдает Земля.  С радостью я бы ходила везде пешком.  Некое паломничество.