Прощальная гастроль Ангелы Меркель

Отношения Украины и России были в центре ее внимания, по крайней мере, последние семь лет

Прощальные визиты покидающая свой пост канцлер Германии Ангела Меркель нанесла в Россию и в Украину, что достаточно символично. Отношения этих двух стран были в центре ее внимания, по крайней мере, последние семь лет – после Евромайдана, российской аннексии Крыма и развязывания Москвой войны в Донбассе. Меркель стала одной из основоположниц «нормандского формата», и ей, конечно, очень обидно, что за время ее канцлерства так и не удалось урегулировать Донбасский конфликт. Поскольку оставаться на политической арене Меркель осталось считанные месяцы – до сформирования нового германского правительства после выборов, то ее визиты в Москву и Киев носят главным образом церемониальный характер. Меркель может говорить о собственном видении развития тех или иных политических и экономических процессов, но сама она вряд ли будет уже влиять на них. Принимающая же сторона в каждом случае хочет использовать прощальный визит в своих целях – как демонстрацию того, что Германию поддерживает, соответственно, политику России и политику Украины. Владимир Путин подчеркнул, что у них с Меркель «взгляды не всегда совпадали, но диалог между нами был откровенным, содержательным, нацеленным на поиск компромиссов, на решение самых сложных вопросов» и что «Германия является для России действительно одним из приоритетных партнёров и в политике, и в экономике».

Российский президент не скрывал своей радости по поводу американского фиаско в Афганистане: «В силу стремительного развития событий в Афганистане мы уделили этой теме одно из приоритетных значений. Движение «Талибан» контролирует сегодня практически всю территорию страны, включая столицу. Это реалии, и именно из этих реалий нужно исходить, не допуская, безусловно, развала Афганского государства. Нужно прекратить безответственную политику по навязыванию извне чьих-то сторонних ценностей, стремления строить в других странах демократии по чужим «лекалам», не учитывая ни исторические, ни национальные, ни религиозные особенности, полностью игнорируя традиции, по которым живут другие народы». Читай: «У нас в России самовластье было, есть и будет!» А еще Путин, пусть сдержанно, но похвалил талибов, которые, кстати сказать, по сути, не так уж сильно отличаются от того же Рамзана Кадырова, который их также хвалил: «Вместе с тем мы видим, что талибы уже объявили о завершении боевых действий, приступили к наведению общественного порядка, обещали гарантировать безопасность местных жителей, иностранных дипмиссий. Надеюсь, что всё это будет воплощено в жизнь». Хотя и предупредил, что под видом беженцев в соседние с Афганистаном государства могут проникнуть террористы. С чем, кстати, трудно спорить.

Путин упомянул «урегулированием на юго-востоке Украины» и поблагодарил Меркель за то, что она «многое сделала для того, чтобы помочь в разрешении внутриукраинского кризиса, стояла у истоков создания нормандского формата, мы все вместе искали возможности вернуть мир на Донбасс». В том, что урегулирование до сих пор не достигнуто, Владимир Владимирович привычно обвинил украинскую сторону: «Сегодня с российской и немецкой стороны была высказана серьёзная обеспокоенность ростом напряжённости на линии соприкосновения. Мы обсуждали эту тему, и, надеюсь, это обсуждение будет продолжено в самое ближайшее время. С начала августа зафиксировано больше тысячи случаев нарушения режима прекращения огня, обстрелы населённых пунктов Донбасса ведутся ежедневно (кто их провоцирует, Путин уточнять не стал. – Б. С.). Не может не тревожить и то, что на Украине был принят целый ряд законов и подзаконных актов, по своей сути противоречащих Минским соглашениям. Складывается впечатление, что руководство этой страны решило в принципе отказаться от мирного разрешения ситуации. В этой связи ещё раз просим госпожу Федерального канцлера, в том числе и с учётом предстоящего визита в Киев, повлиять на украинскую сторону в плане выполнения всех взятых ранее обязательств».

Меркель, несмотря на примирительно-комплементарный тон Путина, затронула тему отравления Алексея Навального (встреча с Путиным состоялась как раз в годовщину отравления), указав, что «мы обсудили и очень угнетающую ситуацию вокруг Алексея Навального. С нашей точки зрения, вынесенный ему приговор и заключение в исправительную колонию произошли на основании решения суда, которое ЕСПЧ назвал неочевидным и несоразмерным. Для нас это неприемлемо. Я ещё раз потребовала у Президента России освобождения Алексея Навального и подчеркнула, что мы будем дальше следить за этим делом». Но следить, очевидно, придется уже другому канцлеру. Помянула Меркель и «Северный поток-2». Чтобы оправдать этот весьма спорный проект, она подчеркнула, что «это не двусторонний германо-российский проект, но европейского характера, потому что в нём участвуют и предприятия из других стран». И представила графа Георга фон Вальдерзее, предупредив, что «он будет очень опытным переговорщиком касательно транзита газа через Украину и после 2024 года», а «мы (надо полагать, Германия и США. – Б. С.) несём здесь определённую ответственность, несмотря на все экономические аспекты, которые нужно учитывать».

Но опять-таки, большой вопрос, захочет ли Путин договариваться о транзите на приемлемых для Украины условиях, и сможет ли Германия и Запад в целом принудить Россию к таким договоренностям. А еще Меркель попросила Путина передать талибам, что те афганцы, которые помогали бундесверу и германской полиции, должны иметь возможность покинуть Афганистан. Наверное, Путин просьбу предаст, но вряд ли она возымеет действие. Меркель заявила: «Нормандский формат – единственный политический формат, который у нас имеется в наличии для обсуждения спорных тем. На данный момент есть некий застой. К сожалению, гибнут вдоль линии разграничения украинские военнослужащие, и я очень выступала за то, чтобы возобновить, дать больше жизни этому формату». И указала на «свою готовность достигать здесь дальнейшего прогресса, чтобы ради интересов жителей Украины, для того чтобы все могли жить в Украине мирно». За этими благими пожеланиями, к сожалению, ничего не стоит. Германский канцлер отказалась признавать российскую аннексию Крыма и пообещала «выступать за обеспечение территориальной целостности Украины». Что само по себе ни к чему не обяжет нового канцлера.

На первый же вопрос журналистов, касавшийся отравления Навального, Путин привычно соврал: «Что касается фигуранта, о котором Вы упомянули, то он осужден не за свою политическую деятельность, а за криминальное правонарушение в отношении иностранных партнёров». По поводу преследования внесистемной оппозиции Путин сослался на преследование тех, кто захватил американский Капитолий в январе 2021 года. И еще заверил публику, что «все граждане Российской Федерации имеют право выражать своё собственное мнение по политическим вопросам, формировать политические организации, участвовать в выборах всех уровней. Но делать это необходимо в рамках действующего закона и Конституции. Мы сделаем всё для того, чтобы ситуация в России была стабильной, прогнозируемой. Свой лимит на революции Россия исчерпала ещё в XX веке. Мы революций больше не хотим, мы хотим эволюционного развития нашего общества и государства». Правда, какова цель этой эволюции, Путин не указал. Потому что его цель – не эволюция, а сохранение в неизменном виде нынешнего коррупционного авторитарного государства с ним самим во главе. В связи с чем несменяемый президент России родил афоризм: «Борьба с коррупцией – очень важная вещь, но она не должна использоваться как инструмент политической борьбы». Комментируя же предложение Навального вводить санкции против олигархов – друзей Путина, Меркель посетовала, что «соединить экономическую коррупцию и санкции не так уж и просто».

В Киеве, на встрече с Владимиром Зеленским, Ангела Меркель акценты расставила немного иначе. Она заявила, что Германия будет добиваться введения новых санкций против России в том случае, если Москва будет использовать газопровод «Северный поток – 2» как «оружие» (хотя Путин давно его в этом качестве использует!) и прямо высказалась за продление договора о транзите российского газа в страны ЕС через территорию Украины после 2024 года. Но это не более, чем дипломатический жест, а не те «четкие гарантии», о которых просил Зеленский. И канцлер столь же дипломатично уклонилась, под предлогом занятости, от участия в «Крымской платформе», хотя утверждала, что делает это отнюдь не из желания угодить России. Препятствием же для новой встречи в «нормандском формате» она назвала не продолжающиеся российские обстрелы, а… неоткрытие некоторых контрольных пунктов въезда-выезда на Донбассе!

Санкции против некоторых российских компаний и судов, связанных с СП-2, в годовщину отравления Навального ввел и Джо Байден, объяснив их заботой об энергобезопасности Европы. Они были подготовлены еще при прежней администрации, и годовщину отравления теперь сочли подходящим поводом. Хотя здесь имеет значение только снятие Байденом же санкций с германских компаний, что позволит достроить газопровод в ближайшие недели и еще до выборов в бундестаг. Это тоже своеобразный прощальный подарок Байдена Меркель. Но еще больший подарок президент США сделал Путину и Си Цзиньпину катастрофическим завершением миссии в Афганистане. Этот эпизод заставляет как союзников, так и врагов Америки усомниться в ее способности играть прежнюю геополитическую роль и основательно дестабилизирует существующий миропорядок. Непонятно, в частности, как США теперь собираются принуждать Иран к соблюдению ядерной сделки и Северную Корею к отказу от ракетно-ядерного оружия. История с Афганистаном выявила высокий уровень некомпетентности администрации Байдена. Вряд ли «спящий Джо» будет ее основательно перетряхивать. Скорее всего, весь мир ждут еще 3 с лишним года отсутствия ясных внешнеполитических целей и способов их реализации у единственной сверхдержавы. И в этих условиях та же Германия, возможно, будет играть более серьезную, чем раньше, роль в сохранении международной стабильности.