Национальная идея? Развитие интеллектуального потенциала

К сожалению, украинцы не любят... украинцев
Публикуя в «Дне» (№206 от 10.11.2000) статью известного журналиста Любови Ковалевской «Развитие — не наша идея?», мы, конечно же, рассчитывали на острую читательскую дискуссию. Собственно говоря, ради этого и готовился к печати подобный материал. Любовь Ковалевская обострила описание тех качеств нации, которые, по ее мнению, мешают украинцам двигаться вперед. Мы рады, что авторы большинства откликов на статью «Развитие — не наша идея?» не столь пессимистичны насчет перспектив Украины и украинцев, и полемизируют с автором статьи. Часть этих писем мы и публикуем сегодня. Будем печатать отклики и в последующих номерах «Дня», оставляя «за бортом» лишь те письма, в которых вместо аргументации идет «навешивание ярлыков» и нагромождается «праведный гнев». К сожалению, подобными вещами грешат и публикации в некоторых газетах, которые уже тоже откликнулись на статью Л. Ковалевской. Между тем, «День» еще раз подчеркивает свою уверенность в том, что только те страны, которые умеют извлекать уроки из прошлых ошибок, которые умеют извлекать рациональное «зерно здоровья» из самой ожесточенной критики — способны к самовыживанию и саморазвитию. Собственно, в этом и есть удел сильных — как личностей, так и народов, — в отличие от слабых, для которых в конечном счете вечный поиск «врагов», вечное обличительство и вечно «сжатые кулачки» приводят к деградации и распаду.

Отвечая на вопросы в связи со статьей Л. Ковалевской «Развитие — не наша идея?», скажу сразу же: если мы, украинцы, люди, да еще и европейцы, то развитие — это и наша идея.

1. Легче сказать о балласте, чем о ресурсе. Ресурс — как в тумане: что-то там виднеется. А балласт видно четко, и видно, что этот балласт пришел к нам через века.

Наиболее тяжелый балласт, который тянет нас на дно бездны, — это, на мой взгляд, нелюбовь к украинцам, к самим себе, себе подобным, а в итоге — ко всему украинскому.

Из-за нелюбви украинцев к украинцам у нас и происходят те нелады, которые существуют и умножаются. Говорят, что там, где два украинца, три гетмана. Именно из-за пренебрежения друг к другу, зависти и злорадства. Но если бы были украинец и россиянин, украинец и поляк или украинец и немец, гетман был бы один. Этим гетманом был бы не украинец. Украинец сердечно уступил бы булаву.

ЭТО БЫЛО. ЭТО ЕСТЬ. БУДЕТ ЛИ?

Из-за этой нелюбви, которая возникла когда-то по нашей, наверное, воле, а уже потом усиливалась волей чужой, у нас сейчас настолько размыты национальные интересы, что мы (в первую очередь те, кто руководит) никак не определимся, чего мы хотим.

Из-за этой нелюбви вот уже десять лет украинцы (украинская элита, но особенно те, кто около элиты) из украинцев делают нищих и говорят, что каждый должен думать о себе сам. Это видно, например, из разговоров о пенсионной реформе, путем которой хотят, невзирая на низкую среднюю продолжительность жизни украинцев, поднять без референдума пенсионный возраст мужчин до 65 лет, а женщин — до 60 лет. Еще и по радио слышим, мол, о пенсии заботься сегодня. Хотя все знают, что очень многим украинцам под силу заботиться только о дне сегодняшнем, а не о дне завтрашнем. И если мы будем идти на пенсию в 65 и 60 лет, то во сколько увеличится число украинских безработных? А еще это видно, например, и из-за отсутствия закона о минимальной оплате одного часа труда наемных работников, которых в любом обществе большинство. Сейчас, работая по 12 часов в день, а то и больше, можно получить деньги как за 8 часов, а то и меньше.

Казаки в свое время не сумели построить государство, защитить тех украинцев, кто обрабатывал землю, а потом и самих себя. Зато, например, самоотверженно (просто так им бы памятники там не ставили) защищали французов и отстаивали их государство. Вот так жили. Где-то так (учтем, конечно, другое время) и продолжаем жить.

2. Все зависит от «горы Олимп». Чем выше — тем меньше самокритики. Да и никто активно этой самокритики не требует. Если «они» не требуют, то почему это «я» буду требовать «сам от себя»? Так, наверное, думают те, кто наверху и выше.

3. Мы в поиске. К сожалению, но все еще в поиске. И результат этого поиска неизвестен. Ибо у многих украинцев есть вопросы. Одни спрашивают: «Там ли ищем?», другие: «То ли ищем?», а третьи: «Те ли ищут?». И чтобы создать динамичные и конкурентоспособные формы социальной организации, следует что-то делать с балластом. Может, для начала всем нужно выучить наизусть «І мертвим, и живим, і ненародженним землякам моїм в Україні і не в Україні моє дружнєє посланіє»? Да и ресурс надо бы разглядеть в тумане.

Даже во время Руины и других непростых периодов нашей истории в Украине всегда были люди, которые не набивали карманов деньгами, пользуясь благоприятными для этого временами, не опускали рук, не склоняли в повиновении головы, а желали лучшей жизни в Украине — «в своїй хаті», в которой «своя й правда, і сила, і воля». Которые говорили себе и другим: «І чужому научайтесь, й свого не цурайтесь».

Поэтому ресурс, который следует разглядеть в тумане, — это украинцы, у которых нет мешков с «грязными» деньгами, а есть здравый смысл; которые живут в Украине не только физически, но и мыслями и чувствами; которые думают над тем, что следует сделать, чтобы все граждане Украины охотно называли себя украинцами.

Есть такой ресурс, но разглядим ли мы этот ресурс, например, на следующих выборах?