Цена независимости Украины и ее «ценность»

Новый политикум не возникнет из воздуха, его должно создать общество, поддержав лучших среди лучших

Начиная с первой годовщины Независимости нашего государства, с 1992 года, я много путешествовал по миру и встречался с разными выходцами из Украины, с людьми чьи предки покинули Украину еще в конце 19 века, в начале 20 века, с теми, кто уехал после Первой мировой войны во время Голодомора, Второй Мировой войны, с теми, кто эмигрировал в период развала Советского Союза и, собственно, теми, которые начали выезжать в годы независимости, ища, как и все остальные, стабильности, защищенности, безопасности для себя и своих семей.

Напомню, что исследователи определяют четыре волны переселенческого движения в истории украинской эмиграции:

Первая волна (условно с 1865 г. до начала Первой мировой войны). В литературе эту волну называют «трудовой эмиграцией». В общем это была «перекачка рабочей силы», где искать лучшую судьбу шли в основном молодые, одинокие мужчины, бедные и неграмотные, и молодежь, которая не желала служить в российской или австрийской армиях.

Вторая волна эмиграции (между Первой и Второй мировыми войнами) была вызвана не только экономическими, но и социально-политическими факторами. Ее основу составляли преимущественно те, кто был не согласен с режимами, которые установились после войны, или те, кто с оружием боролся против советской власти. В отличие от первой вторая волна эмиграции имела значительный интеллектуальный потенциал, тем более, что в ее составе оказались известные украинские писатели, публицисты, культурно-образовательные и научные деятели.

Третья волна эмиграции хронологически охватывает период конца Второй мировой войны до 80-х годов, получив название «политической». Основными ее представителями стали антисоветские элементы, военнопленные и люди, вывезенные в Германию на принудительные работы, которые по разным причинам не смогли вернуться на родину. С 70-х годов состав украинской эмиграции пополнился диссидентами. Относительно ее интеллектуального уровня, то кроме части представителей второй волны эмиграции в нее влились новые силы как из СССР, так и те, что выросли и были воспитаны в диаспоре.

Четвертая волна так называемая «заробитчанская» - началась в 1990-х годах уже при Независимой суверенной Украине. Всего по состоянию на декабрь 1994 года за пределами Украины проживало около 16 млн украинцев.

Но, начиная с 2013 года, мы можем говорить и о 5-й волне эмиграции, которая сейчас, во время войны на Востоке Украины, набирает обороты. По разным данным, сегодня за рубежом работает от 5 до млн украинцев.

И когда я возвращаюсь в 1992 год, то вспоминаю, какая была волна подъема, как люди переживали за Независимость нашего государства. Будучи студентом второго курса университета Пердью (штат Индиана), находясь в Украинском селе в Чикаго (штат Иллинойс, США), мне пришлось открывать собрание по случаю первой годовщины Независимости нашей Украины.

Тогда на наших территориях казалось, что независимость пришла просто так, мало кто почувствовал, что Украина стала действительно независимой, хотя все беды, кровь и страдания из-за революции и войны были позже. А тогда в Украине ее независимость воспринималась как-то спокойно и в некоторой степени безразлично. Но для эмигрантов, для тех, кто вынужден был мигрировать в другие страны - это событие действительно было общественно значимым и очень долгожданным, ведь многие из них или сами, или их родители, деды боролись за независимость Украины: проливая кровь, воюя, теряя свободу и свои дома, ценой собственной жизни шли к этому дню.

И вот представим огромный зал, в нем более 3000 гостей, и я, 20-летний юноша, обращаюсь к ним с речью о независимости Украины, о важности этого события. После завершения моей достаточно короткой речи раздался гимн Украины. Замер не только я.., такое впечатление, что замер весь мир, и по моему телу «пробежали мурашки». И когда прозвучали слова: «Слава Украине!» - весь зал поднялся и у каждого из присутствующих на глаза накатились слезы. Каждый в эту радостную минуту вспомнил свое горе, свою дорогу к этому дню, каждый вспомнил, что потерял и чем пожертвовал ради этого дня. И тогда - 28 лет назад, и сегодня, и каждый раз, когда раздается гимн Украины, начиная со слов: «Ще не вмерла України ...», по телу «бегут мурашки».

Оптимизм по поводу Независимости Украины, что витал в воздухе в 1991 году, возник не на пустом месте. Он был подтвержден определенными расчетами. Эксперты из Deutsche Bank тогда проанализировали возможности Украины и пришли к выводу, что она среди бывших республик СССР имеет наилучшие возможности для развития. Ей пророчили роль экономического «тигра» на постсоветском пространстве. Немецкие аналитики были уверены в этом, исходя из реального потенциала Украины. Экономика нашей страны в 1991 году была одной из крупнейших в Европе, она уступала только Объединенной Германии - Восточной и Западной.

Действительно, страна, обладающая 25% мировых черноземов, 120 видами полезных ископаемых, запасами нефти и газа, угля и железной руды, промышленной мощью, сравнимой с западными государствами, выходом к двум морям, должна была довольно быстро двигаться к процветанию. Однако этого, как видим, не произошло. Наш всемирно известный экономист, управленец и общественный деятель Богдан Гаврилишин называл три составляющие эффективности государства: ценности и типичное поведение граждан; политическая власть и ее структура; экономическая система. Если эти «три кита» находятся в хорошем состоянии и гармонии, страна развивается. Если же нет - то богатство страны, без эффективного и справедливого его использования, ничего не стоит. И наоборот - общественная воля к труду и реформам и политическая ответственность элит могут привести к успеху те страны, которые не имеют достаточных природных ресурсов. Это видно на примере Израиля, Японии, Швейцарии и многих других стран. Так почему же до сих пор не реализована наша украинская мечта?

Но сначала о сознательности и ценностях.

Украинцы, прожившие несколько веков в чужих разных империях на вторых ролях, частично потеряли национальное самоуважение. Нас постоянно учили стыдиться самих себя, своей культуры, языка, не верить в собственные силы. В Советском Союзе поощрялась философия протекционизма, когда народ ждет от вождя и партии защиты и заботы. В тоталитарном обществе человек не имеет права на самореализацию вне господствующей идеологии, его роль предопределена, а место работы дают «по разнарядке». Его личная инициатива блокируется, потому что власть вообще боится активного гражданина и пытается воспитывать покорные массы. Человек, лишенный выбора, начинает верить, что выбора как такового нет, и надо просто приспособиться к обстоятельствам, какими бы они ни были, и ждать, когда «сверху» все решат.

Возможно, это правильнее было бы применить к российскому народу, но вряд ли это касается украинцев, поскольку в наших венах кровь хозяина и труженика. Украинец генетически запрограммирован хозяйствовать, иметь собственный дом, сад и клочок земли, привык работать тяжело и привык все это защищать. Поэтому все, что произошло с украинцами в период существования СССР, привело к тому, что украинец растерялся. Он не приспособился к тоталитарному обществу, в отличие от россиянина, он реально растерялся. В украинскую кровь заложены гены хозяина, но жизнь создавала обстоятельства, при которых нужно было приспосабливаться и не полагаться на свои силы и свой труд, а ждать, когда кто-то и что-то за него сделает.

Такая инерция сознания осталась у нас и в годы независимости - все ждали хорошего генсека, то есть президента, который принесет всем благополучие. Выработали уверенность, что от нас ничего не зависит, мы, мол, «люди маленькие».

И хотя молодое, современное, новое поколение уже прекрасно понимает, что именно от него зависит в нашей Украине. Однако президентские и парламентские выборы в 2019 году показали, что все-таки и пропаганда советских времен еще осталась в крови украинцев. С одной стороны, мы, образованные и грамотные, знаем, что если сам своими руками не создашь и не построишь, то ничего не будет, а с другой стороны - надежда на какого-то царя, который придет и одновременно все решит, все-таки преобладает над здравым смыслом. Люди никак не могут понять одно: если не ты, не здесь и не сегодня, то завтра никто и ничего тебе не сделает.

Между тем активные общества всегда живут лучше, чем пассивные. Их гражданам от власти нужны только условия для самореализации, четкие правила игры, гарантии законности и безопасности. Такие общества умеют давить на свою власть в пределах своей Конституции, держать ее в рамках законности. А успеха каждый добивается сам, развивая свое дело, совершенствуя навыки и таланты.

Находясь за рубежом, во многих странах мира можно поинтересоваться у рядового гражданина, кто в его стране премьер-министр, или профильный министр. И в большинстве случаев ответ будет: «Не знаю». Потому что для него фамилия не важна. Важно, чтобы этот человек работал в выстроенной системе на пользу государства и каждого отдельно взятого гражданина, и общества в целом. И, действительно, так должно быть. Люди надеются на честные правила игры и справедливость. Если этот человек не способен выполнить возложенные на нее задачи, то следующие выборы дадут свою оценку его деятельности.

Вспомним Великобританию: брекзит, референдум, 51% - за выход из Европейского Союза. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, прекрасно понимая свою ошибку, поскольку идея выхода принадлежит его парламенту, подает в отставку сразу после референдума о выходе Великобритании из ЕС и объявляет о внеочередных парламентских выборах.

Напомню, что премьер-министр Дэвид Кэмерон пообещал провести референдум после того, как выиграл парламентские выборы в 2015 году. Он сделал это в ответ на призывы от членов его собственной Консервативной партии, а также со стороны Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP), которые заявляли, что у британцев не было возможности высказаться, начиная с 1975 года. Тогда на референдуме они проголосовали за то, чтобы остаться в ЕС. С тех пор, говорили они, ЕС сильно изменился, получив больше контроля над повседневной жизнью граждан стран-членов. Тогда господин Кэмерон заявил: «Пришло время, чтобы британцы сказали свое слово. Время, чтобы решить европейский вопрос в британской политике».

И тогда для британца наступило непростое время, потому что мог ли рядовой гражданин или член Правительства представить себе в страшном сне, что скоро в его стране народ выйдет на улицы, что мирных протестующих будет разгонять полиция, что британец окажется среди огня, оружия, в крови и хаосе.

Но мы должны добиваться изменений. Изменений, когда люди идут к власти и формируют власть. Революция Достоинства и война на Востоке Украины показали, что украинцы способны сплотиться. Украинцы продемонстрировали феноменальную способность создавать горизонтальные объединения - группы активистов, волонтерские сети, самоорганизующиеся инициативные центры. В условиях неэффективного государства это дало возможность выполнить ее функции и спасти Украину. Однако это - лишь первый шаг. Чтобы по-настоящему вывести государство из кризиса, нужно не идти в обход власти, а идти во власть, то есть самим становиться ею.

Эта риторика была моей основной с момента прихода в политику в 2014 году. Объехав страну, повторюсь, что я это сделал девять раз подряд, намотав более миллиона километров, и в маленьких залах, и на огромных площадях я говорил одно и то же: «Люди, государство начинается здесь и сейчас, оно начинается с вашего дома, с вашей улицы, с вашего села или города. Оно не начинается с ВРУ, с премьер-министра, президента страны. Вы должны научиться выстраивать власть снизу вверх». Без этого движения по вертикали, по ступеням государственного управления, мы будем продолжать жить с нашей властью в разных реальностях.

И на самом деле так и живем. Украинцы обречены «тасовать» одних и тех же кандидатов от выборов до выборов. Пока все мы наконец не поймем: нам может нравиться, или не нравиться слово «партия», но в демократических обществах другого инструмента построения успешного государства пока не придумано, а, следовательно, и не существует. И строится этот инструмент снизу вверх, а не наоборот. Он должен пройти через местные выборы, где местные депутаты и руководители общин должны набираться опыта, подниматься до уровня области, а дальше в Верховную Раду, Кабинет Министров, становиться министрами, премьерами, президентами и спикерами. Без этого ничего не будет. И не нужно удивляться, что наша страна почему-то стоит на месте.

Новый политикум не возьмется из воздуха, его должно создать общество, поддержав лучших, выдвинув их на выборах и предоставив им полномочия.

Но это должно быть в пределах правильной, структурированной политической силы, а не политического проекта в руках олигарха, который создает иллюзию новой политической силы, а на самом деле действительно происходит «тасования» колоды. И даже если в эту колоду попадают люди, которые идут со светлыми намерениями в руках политических проектов, а не политических партий, они очень быстро перегорают в своих стремлениях и желаниях делать что-то для общества и своей страны. Они разочаровываются, как разочаровывается все наше общество.

Нужно учитывать, что в своей Новейшей истории украинцы продолжали жить в условиях разобщенности. Частично это было вызвано внешними обстоятельствами, когда Украину использовали как площадку для борьбы разные геополитические игроки.

И сегодня это продолжается. Восток и Запад воюют на территории Украины, но не за Украину, воюют за свои интересы. Частично люди сами себя разъединяли: по социальным, национальным, религиозным или иным признакам. Если бы украинцы из Донбасса элементарно путешествовали по стране и бывали в Карпатах и на Полесье, в Галичине и на Волыни, во Львове и Черновцах, если бы наши крымчане могли путешествовать по всей большой Украине, то мифы о «кровожадных бандеровцах» исчезали бы сами по собе. Люди просто не воспринимали бы той пропаганды, которая накрыла нас в 2013-2014 годах. И Восток Украины не загорелся бы в войне в 2014-м под действием российской пропаганды. Но бедность не позволяла миллионам наших земляков даже выезжать за пределы своего района, они не понимали, что такое Украина, а кое-кто считал ее чужой, враждебно настроенной.

Досадный факт: согласно исследованиям Киевского международного института социологии, проведенным в 2012 году - 36% украинцев никогда не были за пределами собственного региона. Представление жителей различных регионов об остальной стране изобилует страхами и стереотипами. Представим себе: только 2/3 украинцев выезжали за пределы своего района и могли увидеть хоть что-то, а 1/3 населения жила, будто в изоляции от мира и даже своей страны.

Объезжая Украину, я постоянно чувствовал себя максимально счастливым человеком. Потому что не более 1% украинцев хотя бы один раз в жизни смогли объехать свою родную страну. А я за последние 6 лет сделал это 9 раз! И я скажу, что наша Украина - необыкновенная, она завораживает, она наполняет и вдохновляет. И все эти 136 национальностей, проживающих в Украине, - это действительно прекрасный и дружественный народ. Просто политики использовали специальные инструменты, чтобы манипулировать и разъединять.

Вспомним нашу Придунайскую Бессарабию - часть Одесской области, в которой проживает 133 различных национальностей. Более 200 лет люди дружно сосуществуют друг с другом: с разной культурой, с разным языком общения, имея различные мировоззрения и даже традиции, и никогда не воюют между собой. Именно это и является примером того, как должна жить вся Украина. Но, к сожалению, ни один политтехнолог перед очередными выборами не нашел настоящего инструмента объединения людей, только постоянно искал то, что их разъединяет.

Политики, играли на этих различиях во время избирательной гонки, умышленно углубляли раскол между различными регионами, ведь разобщенным народом легче манипулировать. Этим они подготовили выгодную почву для российского вторжения в 2014 году. А политтехнологи, которые цинично зарабатывали на этом деньги, всегда находили то, что максимально мотивировало определенный электорат, но не то, что могло объединять Восток и Запад.

Я видел много хороших вещей во Львове и не менее хороших вещей в Донецке. Я очаровывался нашей Одессой и восхищался нашим Черниговом. Если посмотреть на палитру политических партий нашей страны, то классические демократические партии появлялись на западе, в первую очередь на Галичине. Но на выборах парламентских и президентских, побеждали выходцы с востока. Потому что экономический прагматизм всегда побеждал романтический демократизм. Задача же современных политических партий и их политтехнологов в том, чтобы совместить этот прагматизм с романтизмом в интересах украинского народа, но до сих пор этого так и не произошло.

Говоря о ценностях, надо откровенно признать, что до Евромайдана украинцы жили в условиях идеологической шизофрении: молодому поколению хотелось идти в Европу, а другим хотелось быть и дальше с памятниками Ленину на площадях большинства городов и криминальными элементами в руководящих органах власти и коррумпированной системой управления государством.

Наверное, только уважение к труду и к своей земле, сохранившиеся в народе, были тем фундаментом, который позволил нации сохранить себя при отсутствии настоящих элит и продуманных объединяющих идеологий.

В политике есть сотни определений. Но мне больше нравится одно из них: политика - это искусство объединить нацию вокруг единых ценностей. Обладают ли наши политики и наши элиты этим искусством? И на самом деле ли у нас элиты, ставящие такую задачу?

Цена независимости Украины и ее «ценность»

Цена независимости Украины и ее «ценность»

Новый политикум не возникнет из воздуха, его должно создать общество, поддержав лучших среди лучших

Начиная с первой годовщины Независимости нашего государства, с 1992 года, я много путешествовал по миру и встречался с разными выходцами из Украины, с людьми чьи предки покинули Украину еще в конце 19 века, в начале 20 века, с теми, кто уехал после Первой мировой войны во время Голодомора, Второй Мировой войны, с теми, кто эмигрировал в период развала Советского Союза и, собственно, теми, которые начали выезжать в годы независимости, ища, как и все остальные, стабильности, защищенности, безопасности для себя и своих семей.

Напомню, что исследователи определяют четыре волны переселенческого движения в истории украинской эмиграции:

Первая волна (условно с 1865 г. до начала Первой мировой войны). В литературе эту волну называют «трудовой эмиграцией». В общем это была «перекачка рабочей силы», где искать лучшую судьбу шли в основном молодые, одинокие мужчины, бедные и неграмотные, и молодежь, которая не желала служить в российской или австрийской армиях.

Вторая волна эмиграции (между Первой и Второй мировыми войнами) была вызвана не только экономическими, но и социально-политическими факторами. Ее основу составляли преимущественно те, кто был не согласен с режимами, которые установились после войны, или те, кто с оружием боролся против советской власти. В отличие от первой вторая волна эмиграции имела значительный интеллектуальный потенциал, тем более, что в ее составе оказались известные украинские писатели, публицисты, культурно-образовательные и научные деятели.

Третья волна эмиграции хронологически охватывает период конца Второй мировой войны до 80-х годов, получив название «политической». Основными ее представителями стали антисоветские элементы, военнопленные и люди, вывезенные в Германию на принудительные работы, которые по разным причинам не смогли вернуться на родину. С 70-х годов состав украинской эмиграции пополнился диссидентами. Относительно ее интеллектуального уровня, то кроме части представителей второй волны эмиграции в нее влились новые силы как из СССР, так и те, что выросли и были воспитаны в диаспоре.

Четвертая волна так называемая «заробитчанская» - началась в 1990-х годах уже при Независимой суверенной Украине. Всего по состоянию на декабрь 1994 года за пределами Украины проживало около 16 млн украинцев.

Но, начиная с 2013 года, мы можем говорить и о 5-й волне эмиграции, которая сейчас, во время войны на Востоке Украины, набирает обороты. По разным данным, сегодня за рубежом работает от 5 до млн украинцев.

И когда я возвращаюсь в 1992 год, то вспоминаю, какая была волна подъема, как люди переживали за Независимость нашего государства. Будучи студентом второго курса университета Пердью (штат Индиана), находясь в Украинском селе в Чикаго (штат Иллинойс, США), мне пришлось открывать собрание по случаю первой годовщины Независимости нашей Украины.

Тогда на наших территориях казалось, что независимость пришла просто так, мало кто почувствовал, что Украина стала действительно независимой, хотя все беды, кровь и страдания из-за революции и войны были позже. А тогда в Украине ее независимость воспринималась как-то спокойно и в некоторой степени безразлично. Но для эмигрантов, для тех, кто вынужден был мигрировать в другие страны - это событие действительно было общественно значимым и очень долгожданным, ведь многие из них или сами, или их родители, деды боролись за независимость Украины: проливая кровь, воюя, теряя свободу и свои дома, ценой собственной жизни шли к этому дню.

И вот представим огромный зал, в нем более 3000 гостей, и я, 20-летний юноша, обращаюсь к ним с речью о независимости Украины, о важности этого события. После завершения моей достаточно короткой речи раздался гимн Украины. Замер не только я.., такое впечатление, что замер весь мир, и по моему телу «пробежали мурашки». И когда прозвучали слова: «Слава Украине!» - весь зал поднялся и у каждого из присутствующих на глаза накатились слезы. Каждый в эту радостную минуту вспомнил свое горе, свою дорогу к этому дню, каждый вспомнил, что потерял и чем пожертвовал ради этого дня. И тогда - 28 лет назад, и сегодня, и каждый раз, когда раздается гимн Украины, начиная со слов: «Ще не вмерла України ...», по телу «бегут мурашки».

Оптимизм по поводу Независимости Украины, что витал в воздухе в 1991 году, возник не на пустом месте. Он был подтвержден определенными расчетами. Эксперты из Deutsche Bank тогда проанализировали возможности Украины и пришли к выводу, что она среди бывших республик СССР имеет наилучшие возможности для развития. Ей пророчили роль экономического «тигра» на постсоветском пространстве. Немецкие аналитики были уверены в этом, исходя из реального потенциала Украины. Экономика нашей страны в 1991 году была одной из крупнейших в Европе, она уступала только Объединенной Германии - Восточной и Западной.

Действительно, страна, обладающая 25% мировых черноземов, 120 видами полезных ископаемых, запасами нефти и газа, угля и железной руды, промышленной мощью, сравнимой с западными государствами, выходом к двум морям, должна была довольно быстро двигаться к процветанию. Однако этого, как видим, не произошло. Наш всемирно известный экономист, управленец и общественный деятель Богдан Гаврилишин называл три составляющие эффективности государства: ценности и типичное поведение граждан; политическая власть и ее структура; экономическая система. Если эти «три кита» находятся в хорошем состоянии и гармонии, страна развивается. Если же нет - то богатство страны, без эффективного и справедливого его использования, ничего не стоит. И наоборот - общественная воля к труду и реформам и политическая ответственность элит могут привести к успеху те страны, которые не имеют достаточных природных ресурсов. Это видно на примере Израиля, Японии, Швейцарии и многих других стран. Так почему же до сих пор не реализована наша украинская мечта?

Но сначала о сознательности и ценностях.

Украинцы, прожившие несколько веков в чужих разных империях на вторых ролях, частично потеряли национальное самоуважение. Нас постоянно учили стыдиться самих себя, своей культуры, языка, не верить в собственные силы. В Советском Союзе поощрялась философия протекционизма, когда народ ждет от вождя и партии защиты и заботы. В тоталитарном обществе человек не имеет права на самореализацию вне господствующей идеологии, его роль предопределена, а место работы дают «по разнарядке». Его личная инициатива блокируется, потому что власть вообще боится активного гражданина и пытается воспитывать покорные массы. Человек, лишенный выбора, начинает верить, что выбора как такового нет, и надо просто приспособиться к обстоятельствам, какими бы они ни были, и ждать, когда «сверху» все решат.

Возможно, это правильнее было бы применить к российскому народу, но вряд ли это касается украинцев, поскольку в наших венах кровь хозяина и труженика. Украинец генетически запрограммирован хозяйствовать, иметь собственный дом, сад и клочок земли, привык работать тяжело и привык все это защищать. Поэтому все, что произошло с украинцами в период существования СССР, привело к тому, что украинец растерялся. Он не приспособился к тоталитарному обществу, в отличие от россиянина, он реально растерялся. В украинскую кровь заложены гены хозяина, но жизнь создавала обстоятельства, при которых нужно было приспосабливаться и не полагаться на свои силы и свой труд, а ждать, когда кто-то и что-то за него сделает.

Такая инерция сознания осталась у нас и в годы независимости - все ждали хорошего генсека, то есть президента, который принесет всем благополучие. Выработали уверенность, что от нас ничего не зависит, мы, мол, «люди маленькие».

И хотя молодое, современное, новое поколение уже прекрасно понимает, что именно от него зависит в нашей Украине. Однако президентские и парламентские выборы в 2019 году показали, что все-таки и пропаганда советских времен еще осталась в крови украинцев. С одной стороны, мы, образованные и грамотные, знаем, что если сам своими руками не создашь и не построишь, то ничего не будет, а с другой стороны - надежда на какого-то царя, который придет и одновременно все решит, все-таки преобладает над здравым смыслом. Люди никак не могут понять одно: если не ты, не здесь и не сегодня, то завтра никто и ничего тебе не сделает.

Между тем активные общества всегда живут лучше, чем пассивные. Их гражданам от власти нужны только условия для самореализации, четкие правила игры, гарантии законности и безопасности. Такие общества умеют давить на свою власть в пределах своей Конституции, держать ее в рамках законности. А успеха каждый добивается сам, развивая свое дело, совершенствуя навыки и таланты.

Находясь за рубежом, во многих странах мира можно поинтересоваться у рядового гражданина, кто в его стране премьер-министр, или профильный министр. И в большинстве случаев ответ будет: «Не знаю». Потому что для него фамилия не важна. Важно, чтобы этот человек работал в выстроенной системе на пользу государства и каждого отдельно взятого гражданина, и общества в целом. И, действительно, так должно быть. Люди надеются на честные правила игры и справедливость. Если этот человек не способен выполнить возложенные на нее задачи, то следующие выборы дадут свою оценку его деятельности.

Вспомним Великобританию: брекзит, референдум, 51% - за выход из Европейского Союза. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, прекрасно понимая свою ошибку, поскольку идея выхода принадлежит его парламенту, подает в отставку сразу после референдума о выходе Великобритании из ЕС и объявляет о внеочередных парламентских выборах.

Напомню, что премьер-министр Дэвид Кэмерон пообещал провести референдум после того, как выиграл парламентские выборы в 2015 году. Он сделал это в ответ на призывы от членов его собственной Консервативной партии, а также со стороны Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP), которые заявляли, что у британцев не было возможности высказаться, начиная с 1975 года. Тогда на референдуме они проголосовали за то, чтобы остаться в ЕС. С тех пор, говорили они, ЕС сильно изменился, получив больше контроля над повседневной жизнью граждан стран-членов. Тогда господин Кэмерон заявил: «Пришло время, чтобы британцы сказали свое слово. Время, чтобы решить европейский вопрос в британской политике».

И тогда для британца наступило непростое время, потому что мог ли рядовой гражданин или член Правительства представить себе в страшном сне, что скоро в его стране народ выйдет на улицы, что мирных протестующих будет разгонять полиция, что британец окажется среди огня, оружия, в крови и хаосе.

Но мы должны добиваться изменений. Изменений, когда люди идут к власти и формируют власть. Революция Достоинства и война на Востоке Украины показали, что украинцы способны сплотиться. Украинцы продемонстрировали феноменальную способность создавать горизонтальные объединения - группы активистов, волонтерские сети, самоорганизующиеся инициативные центры. В условиях неэффективного государства это дало возможность выполнить ее функции и спасти Украину. Однако это - лишь первый шаг. Чтобы по-настоящему вывести государство из кризиса, нужно не идти в обход власти, а идти во власть, то есть самим становиться ею.

Эта риторика была моей основной с момента прихода в политику в 2014 году. Объехав страну, повторюсь, что я это сделал девять раз подряд, намотав более миллиона километров, и в маленьких залах, и на огромных площадях я говорил одно и то же: «Люди, государство начинается здесь и сейчас, оно начинается с вашего дома, с вашей улицы, с вашего села или города. Оно не начинается с ВРУ, с премьер-министра, президента страны. Вы должны научиться выстраивать власть снизу вверх». Без этого движения по вертикали, по ступеням государственного управления, мы будем продолжать жить с нашей властью в разных реальностях.

И на самом деле так и живем. Украинцы обречены «тасовать» одних и тех же кандидатов от выборов до выборов. Пока все мы наконец не поймем: нам может нравиться, или не нравиться слово «партия», но в демократических обществах другого инструмента построения успешного государства пока не придумано, а, следовательно, и не существует. И строится этот инструмент снизу вверх, а не наоборот. Он должен пройти через местные выборы, где местные депутаты и руководители общин должны набираться опыта, подниматься до уровня области, а дальше в Верховную Раду, Кабинет Министров, становиться министрами, премьерами, президентами и спикерами. Без этого ничего не будет. И не нужно удивляться, что наша страна почему-то стоит на месте.

Новый политикум не возьмется из воздуха, его должно создать общество, поддержав лучших, выдвинув их на выборах и предоставив им полномочия.

Но это должно быть в пределах правильной, структурированной политической силы, а не политического проекта в руках олигарха, который создает иллюзию новой политической силы, а на самом деле действительно происходит «тасования» колоды. И даже если в эту колоду попадают люди, которые идут со светлыми намерениями в руках политических проектов, а не политических партий, они очень быстро перегорают в своих стремлениях и желаниях делать что-то для общества и своей страны. Они разочаровываются, как разочаровывается все наше общество.

Нужно учитывать, что в своей Новейшей истории украинцы продолжали жить в условиях разобщенности. Частично это было вызвано внешними обстоятельствами, когда Украину использовали как площадку для борьбы разные геополитические игроки.

И сегодня это продолжается. Восток и Запад воюют на территории Украины, но не за Украину, воюют за свои интересы. Частично люди сами себя разъединяли: по социальным, национальным, религиозным или иным признакам. Если бы украинцы из Донбасса элементарно путешествовали по стране и бывали в Карпатах и на Полесье, в Галичине и на Волыни, во Львове и Черновцах, если бы наши крымчане могли путешествовать по всей большой Украине, то мифы о «кровожадных бандеровцах» исчезали бы сами по собе. Люди просто не воспринимали бы той пропаганды, которая накрыла нас в 2013-2014 годах. И Восток Украины не загорелся бы в войне в 2014-м под действием российской пропаганды. Но бедность не позволяла миллионам наших земляков даже выезжать за пределы своего района, они не понимали, что такое Украина, а кое-кто считал ее чужой, враждебно настроенной.

Досадный факт: согласно исследованиям Киевского международного института социологии, проведенным в 2012 году - 36% украинцев никогда не были за пределами собственного региона. Представление жителей различных регионов об остальной стране изобилует страхами и стереотипами. Представим себе: только 2/3 украинцев выезжали за пределы своего района и могли увидеть хоть что-то, а 1/3 населения жила, будто в изоляции от мира и даже своей страны.

Объезжая Украину, я постоянно чувствовал себя максимально счастливым человеком. Потому что не более 1% украинцев хотя бы один раз в жизни смогли объехать свою родную страну. А я за последние 6 лет сделал это 9 раз! И я скажу, что наша Украина - необыкновенная, она завораживает, она наполняет и вдохновляет. И все эти 136 национальностей, проживающих в Украине, - это действительно прекрасный и дружественный народ. Просто политики использовали специальные инструменты, чтобы манипулировать и разъединять.

Вспомним нашу Придунайскую Бессарабию - часть Одесской области, в которой проживает 133 различных национальностей. Более 200 лет люди дружно сосуществуют друг с другом: с разной культурой, с разным языком общения, имея различные мировоззрения и даже традиции, и никогда не воюют между собой. Именно это и является примером того, как должна жить вся Украина. Но, к сожалению, ни один политтехнолог перед очередными выборами не нашел настоящего инструмента объединения людей, только постоянно искал то, что их разъединяет.

Политики, играли на этих различиях во время избирательной гонки, умышленно углубляли раскол между различными регионами, ведь разобщенным народом легче манипулировать. Этим они подготовили выгодную почву для российского вторжения в 2014 году. А политтехнологи, которые цинично зарабатывали на этом деньги, всегда находили то, что максимально мотивировало определенный электорат, но не то, что могло объединять Восток и Запад.

Я видел много хороших вещей во Львове и не менее хороших вещей в Донецке. Я очаровывался нашей Одессой и восхищался нашим Черниговом. Если посмотреть на палитру политических партий нашей страны, то классические демократические партии появлялись на западе, в первую очередь на Галичине. Но на выборах парламентских и президентских, побеждали выходцы с востока. Потому что экономический прагматизм всегда побеждал романтический демократизм. Задача же современных политических партий и их политтехнологов в том, чтобы совместить этот прагматизм с романтизмом в интересах украинского народа, но до сих пор этого так и не произошло.

Говоря о ценностях, надо откровенно признать, что до Евромайдана украинцы жили в условиях идеологической шизофрении: молодому поколению хотелось идти в Европу, а другим хотелось быть и дальше с памятниками Ленину на площадях большинства городов и криминальными элементами в руководящих органах власти и коррумпированной системой управления государством.

Наверное, только уважение к труду и к своей земле, сохранившиеся в народе, были тем фундаментом, который позволил нации сохранить себя при отсутствии настоящих элит и продуманных объединяющих идеологий.

В политике есть сотни определений. Но мне больше нравится одно из них: политика - это искусство объединить нацию вокруг единых ценностей. Обладают ли наши политики и наши элиты этим искусством? И на самом деле ли у нас элиты, ставящие такую задачу?