Перейти к основному содержанию
На сайті проводяться технічні роботи. Вибачте за незручності.

За одного битого Ющенко...

В ситуации кризиса любые действия главы Нацбанка будут порождать недовольных
24 октября, 00:00

Хотя каждому понятно, что невозможно слишком долго безнаказанно входить в первую четверку представителей власти, быть яркой фигурой в экономике, пользоваться популярностью у масс-медиа и при этом, демонстрировать некоторую индеферентность к политической жизни. Последние года четыре Виктору Андреевичу это, в общем-то, удавалось. Но рано или поздно этому должен был прийти конец.

Кто первым бросил камень в главу НБУ — вопрос столь же интересный, сколь и интимный. А официальный старт случился недели две назад, когда одновременно совпало несколько событий: в новостях УТ-1 упомянули о скоропостижной финансовой проверке строительства спортивного комплекса НБУ, в недрах Верховной Рады начали «гулять» копии докладной записки СБУ к Александру Ткаченко о злоупотреблениях в Национальном банке и, синхронно с этим, Леонид Кучма выразил неудовольствие кредитно-денежной политикой.

Мрачноватый фон для ситуации создавала нависающая угроза отставки правительства. В соответствии с законами жанра, Виктор Ющенко в этот момент находился в США на собрании МВФ и Всемирного банка. Немедленно поползли слухи о досрочной отставке главы НБУ.

Однако первая атака захлебнулась. Накануне правительственного отчета в парламенте Леонид Кучма на заседании Кабинета Министров высказал удовлетворение профессиональными действиями НБУ в момент кризиса. После такого заявления было бы странным ожидать инициирования отставки Виктора Ющенко со стороны Президента. Казалось бы — инцидент исчерпан. Особенно если считать его причиной очередные обсуждения возможности выдвижения Виктора Ющенко кандидатом на будущих президентских выборах. Но, почему-то кажется, что сюжет с выборами присутствует здесь, скорее, как дополнительный элемент.

Как бы то ни было, отчет главы НБУ в парламенте прошел при полупустом зале и равнодушии к нему депутатов и публики. Вероятно, только отсутствие достаточного количества депутатов в зале не позволило закрыть вопрос. Даже представитель вечных идеологических противников Ющенко первый вице-спикер Адам Мартынюк не сомневался в положительном для НБУ исходе дела. Может так оно и было бы, если бы не некоторые особенности нынешнего политического сезона.

Как-то тесно стало в украинской кредитно-денежной системе. Не только в ней, конечно, — вообще ресурсов в отечестве стало не хватать. Кто-то вспоминает, как чудно делаются состояния во времена гиперинфляции. А стремление решить нахлынувшие экономические проблемы путем печатания денег и вовсе никогда не покидало кормчих нашего государства. Так что Ющенко со своим монетаризмом явно в меньшинстве.

Еще больше недовольных порождает нынешний режим работы УМВБ. И курс гривни, и объёмы продаж валют уже второй месяц на ручном управлении. Когда долларовый спрос на биржевых торгах в течении недели падает с $75 млн. до $5 млн., то в нашей ситуации это отнюдь не сигнал стабилизации валютного рынка. Это — свидетельство максимального сокращения покупателей валюты на УМВБ. От такого режима страдают уже не только мелкие импортеры, но и достаточно влиятельные фигуры. Вот СДПУ(о) тоже пришлось обратить внимание на это в своем заявлении по поводу работы НБУ. Вполне вероятно, что с пятницы до вторника какая-то из ранее терпимых к Ющенко структур не смогла купить доллары на бирже.

Можно еще вспомнить об интервенции наличными долларами из резервов НБУ для снятия ажиотажа в работе обменных пунктов, распределением которой тоже далеко не все довольны. Понятное дело — НБУ борется с экономическим кризисом. Но ведь сама эта борьба способна полностью перекроить существующую банковскую систему, а в более широком охвате, всю структуру экономических интересов. Чего стоит, к примеру, только одна реструктуризация банка «Украина». Особенно если вспомнить, что на государственный пакет акций банка претендует «УкрРос», глава которого прошел в парламент по списку СелПУ. В воздухе запахло авантюризмом. Под шумок кризиса для целого ряда структур открылись такие возможности влезть в чужие сферы влияния, о которых в стабильной ситуации и речи быть не могло.

Ситуация накалилась: в первую очередь, потому что в связи с кризисом усилился административный контроль над всем более или менее значимым на этой территории. Виктор Ющенко, как, кстати, и премьер-министр Валерий Пустовойтенко, оказался одной из центральных фигур, от которой зависит каким образом и в чью пользу разрешатся существующие противоречия между группами влияния. Собственно, независимо от решений этих людей, они все равно будут жертвами «ручного» управления, коль скоро всегда найдутся «обиженные». Одной причины, как и одной движущей силы всех этих угроз отставок, созданий следственных комиссий и прочего нет и быть сейчас не может. Стоило кому-то начать процесс, как все остальные игроки решили использовать ситуацию. Возникшие в процессе фигуры достаточно случайны и ситуативны. Если бы не СДПУ(о) выступило с «антиющенковским» заявлением, то это мог сделать кто-то другой, например, СелПУ. (Добавим, что при проводимом НБУ обязательном взаимозачете задолженности по межбанковским кредитам и депозитам среди прочих пострадали банки «Финансы и кредит», «Правэкс», «Укринбанк», «Брокбизнесбанк», «Укргазпромбанк», парламентские представители некоторых из них уже вошли в «проверяющую» НБУ комиссию.)

Сторонников Ющенко в этой ситуации тоже не всегда можно назвать стратегическими партнерами. Когда его поддерживают банкиры и представители импортеров, удачно работающие на УМВБ — это вполне закономерно. Можно понять и членов Народного руха, уважающих главу Национального банка как герб и гимн. Но неожиданную помощь от «левых» фракций никакой идеологией не объяснишь. Благодаря их уходу во вторник, парламент ограничился только созданием следственной комиссии. Разговор ловко перешел с личности главы НБУ на проблемы бюджета, основы правительственной политики и выслушивание оправданий Валерия Пустовойтенко. Ещё более экзотическим соратником оказался Павел Лазаренко. Это он, как выяснилось, «считал своим долгом государственного деятеля ввести в Украине долгожданную гривню». Какие еще откровения нас ожидают? Ведь пока не «устабильниться» экономика, все эти ситуативные союзы и конфликты будут сменять друг друга с калейдоскопической скоростью.

В этой всеобщей кутерьме труднее всего даются однозначные решения, особенно в кадровых вопросах. Вероятно, поэтому их почти и нет. В подвешенном состоянии осталось правительство. Пока не принята программа его деятельности на год, о чем умолял парламент Валерий Пустовойтенко, остается угроза отставки. Но с другой стороны, на ротации тоже никто особенно не настаивает. Похожая ситуация и с Виктором Ющенко — отчет вроде бы не принят, работает следственная комиссия, но явное недоверие как бы не выразили. Ну а чего еще можно было ожидать в момент, когда старые союзы и коалиции начали разрушаться, а новые еще не успели оформиться? Благо впереди еще масса интересных вещей: бюджет, программа правительства, закон о Национальном банке и прочее. Переоценить значение этих документов трудно. Но не для экономики страны, а для групп влияния. Как очередной повод попугать кого-то отставкой. В конце концов, другого способа повлиять на принятие решений ведущими фигурами у парламентских лоббистов нет.

Delimiter 468x90 ad place

Подписывайтесь на свежие новости:

Газета "День"
читать