МЕНЮ

Возвращение...

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
9 сентября, 2019 - 18:32
«Речь идет не о завершении российско-украинской войны, а о завершении так называемого украинского кризиса как препятствия к сближению Запада и России», — эксперт

В качестве преддверия этой встречи рассматривается только что завершившийся обмен удерживаемых и осужденных лиц между Россией и Украиной по формуле 35 на 35. А уже 18 сентября в Минске должны состояться российско-украинские переговоры по поводу следующего обмена удерживаемых лиц по формуле 200 на 70. Эти переговоры обещают быть трудными, поскольку Украина требует включить в число 200 освобождаемых украинцев арестованных в Крыму крымско-татарских активистов, которых Россия считает своими гражданами, а Украина — своими.

По реакции на освобождение узников в рамках первого обмена, на это судьбоносное событие, можно хорошо понять разницу значимости российско-украинского конфликта для Киева и Москвы. В украинской столице освобожденных узников Кремля лично встречал сам президент Владимир Зеленский, и в Киеве это был настоящий праздник, причем не только для родных и близких освобожденных, но и для всех украинцев. В российской же столице самым высокопоставленным лицом из числа встречавших, «узников кровавой хунты», если использовать любимый оборот российской пропаганды, стал один из главных кремлевских пропагандистов Дмитрий Киселев, глава МИА «Россия сегодня». Это объясняется тем, что самым известным из освобожденных Украиной лиц был шеф этой пропагандистской структуры в Украине Кирилл Вышинский. Но даже из-за его освобождения большой пропагандистской шумихи устраивать не стали. А имена других освобожденных предпочли вообще даже не упоминать. В Кремле не хотят лишний раз не напоминать стране и миру о конфликте на Донбассе и об его участниках. Российской же публике, не исключая и твердых путинцев, этот конфликт абсолютно до лампочки. Если в Украине имена Олега Сенцов, Романа Сущенко и других кремлевских заложников, что называется, на слуху, то в России даже наиболее раскрученного из освобожденных, Кирилла Вышинского, за пределами кремлевского пропагандистского пула мало кто помнит. Россияне в своем подавляющем большинстве никакого интереса к конфликту на Донбассе не проявляют, а Кремлю судьба лиц, удерживаемых в Украине в связи с этим конфликтом, не исключая и Вышинского (в его пребывании в украинской тюрьме были свои пропагандистские преимущества), достаточно безразлична.

Поэтому согласие Москвы на освобождение Сенцова, Сущенко и других украинских заложников может восприниматься как уступка, если бы не одно «но». В списке освобожденных Украиной был один человек, который Кремлю очень нужен, но отнюдь не из-за его медийной известности или ценности как пропагандиста. Это Владимир Цемах, боевик ДНР, бывший начальник ПВО Снежного и важный свидетель по делу о гибели малазийского «Боинга». Москва стремится любой ценой не допустить его появления на процессе об уничтожении «Боинга» российским «Буком», который должен начаться в будущем году. Цемах как раз участвовал в процессе транспортировки злополучного «Бука». И вот в связи с его освобождением возникают вопросы. Конечно, известно, что Цемаха перед передачей Москве успели допросить и украинские, и голландские следователи. Также понятно, что в России показания с него снимут российские следователи, и давая их, он, конечно, будет категорически отрицать какую-либо свою связь и с «Буком», и с «Боингом», и дезавуирует все то, что говорил во время вынужденного пребывания в Киеве. Россия же, столь активно добиваясь передачи ей Цемаха, еще раз доказывает, пусть косвенно, свою причастность к гибели «Боинга». Но не это главное. Гораздо важнее то, что несколько месяцев спустя тот же Цемах, скорее всего, бесследно исчезнет и при помощи вежливых людей в штатском отправится в штаб Захарченко, Моторолы, Гиви и прочих донецких и луганских боевиков, устраненных при участии российских спецслужб.

ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Тут можно вспомнить и печальную судьбу отпущенных Украиной пленных российских спецназовцев, и столь же горькую участь всех тех россиян, кто успел засветиться в деле Скрипалей (кстати, мне теперь боязно за недавно отставленного российского посла в Лондоне Александра Яковенко — не случилось бы с ним чего через несколько месяцев; ведь говорилось же в одном популярном советском фильме: «Вся твоя беда, Саша, в том, что ты слишком много знаешь!»). Наверное, у Цемаха не так много извилин, и он действительно может не понимать, что именно, скорее всего, ждет его в России. Но все равно в данном случае и президент Зеленский выглядит не очень здорово. Получается, что он выдает России по ее требованию гражданина Украины, что само по себе нехорошо и создает опасный прецедент. Еще важнее то, что президент Украины идет на этот шаг, прекрасно сознавая, что Цемаха в России с высокой долей вероятности ждет гибель.

Тем не менее, теперь уже не осталось сомнений, что встреча в Нормандском формате действительно состоится в самом ближайшем будущем. На ней, по всей видимости, будет обсуждаться первый пункт Минских соглашений — прекращение огня. Не секрет, что после избрания Зеленского президентом сепаратисты и их российские руководители усилили провокации на линии разграничения, что повлекло к гибели и ранениям ряда украинских военных. Также есть основания полагать, что новый президент, стремясь сохранить перемирие, ограничил украинских военных в реакции на российско-сепаратистские обстрелы, что повлекло повышение уровня украинских потерь. Теперь Зеленский попробует добиться реального постоянного перемирия, но сделать это гораздо сложнее, чем осуществить обмен задерживаемыми лицами. Для того, чтобы перемирие стало действительно эффективным, требуется, чтобы между враждующими сторонами была какая-то разделительная полоса, контролируемая миротворцами. Собственно, это то, чего добивается Путин, рассчитывая превратить Донбасский конфликт в замороженный, по примеру Приднестровского, Абхазского и Юго-Осетинского (чем это кончилось в Абхазии и Южной Осетии, мы уже видели). Тогда сразу же можно будет просить Запад о снятии хотя бы части санкций, а затем, в случае необходимости, пойти даже на дипломатическое признание ДНР и ЛНР (вместе с какими-нибудь Венесуэлой и Науру). Миротворцев же можно будет подобрать, например, из Белоруссии и Таджикистана. Украинская сторона до сих пор противилась этому плану, настаивая на вводе миротворцев на всю оккупированную территорию Донбасса и на выводе оттуда российских войск и подчиненных России вооруженных формирований. Эти предложения, естественно, отвергались российской стороной. Если Зеленский уступит в этом вопросе, он лишится шансов на восстановление украинского суверенитета над Донбассом в обозримом будущем, даже в случае смены политического режима в России, и получит если не полное снятие, то серьезное ослабление западных санкций против России. Надеюсь, что подобной ошибки Владимир Зеленский все-таки не совершит.

КОММЕНТАРИЙ

«НОВАЯ ВЛАСТЬ ХОЧЕТ ПОЛУЧИТЬ ОТ ДОГОВОРЕННОСТЕЙ МАКСИМУМ ДЛЯ УКРАИНЫ, А ДАЛЬШЕ ДЕЙСТВОВАТЬ ПО СИТУАЦИИ»

Григорий ПЕРЕПЕЛИЦА, конфликтолог-международник, директор Института внешнеполитических исследований, доктор политических наук, профессор КНУ им. Т.Г. Шевченко:

— Теперь мы видим, что в ситуации с освобождением украинцев и обменом одни проклинают Зеленского, мол, он сдал национальные интересы, другие, наоборот, поддерживают. Я считаю, что нужно оценивать ситуацию исходя из наших приоритетов. Для президента Зеленского наибольший приоритет во внешней политике — это ценность жизни украинских граждан. Поэтому он продемонстрировал этот гуманизм и попытку соблюдать демократические стандарты и строить демократический режим в Украине. Хотя его обвиняют в узурпации власти, что является полным блефом и манипуляциями. С этой точки зрения, Зеленский был готов идти на большие потери или пожертвования, в том числе репутационные, но он все равно бы сделал все, чтобы вытянуть наших граждан из российского плена.  Был ли возможен обмен без достижения определенного компромисса в треугольнике «Украина-Россия-Запад»? Безусловно, это было невозможно. Дальше возникает вопрос — чего ждать от «нормандского формата»? Фактически нынешняя ситуация была согласована в двусторонних переговорах между Макроном и Путиным, между Макроном и Трампом и потом дополнительно в рамках G-7. Была разработана формула, по которой можно уладить этот конфликт. Речь не идет о завершении российско-украинской войны, речь о завершении так называемого «украинского кризиса» как преграды на пути к сближению Запада и России. Поэтому и были согласованы определенные компромиссы, на которые должны были пойти все стороны ради того, чтобы сделать из России союзника Запада в решении глобальных геополитических проблем. Пока она является противником. Что является проблемой для Трампа? Украина не является проблемой для Трапма, потому что при нем Украина не является стратегическим партнером США. Украина является проблемой на пути к сближению США и России. Во время саммита Большой семерки Трамп четко очертил проблемы глобального расклада сил. Для США это вопрос Востока — Ирана, Северной Кореи и главным образом Китая.  Какие интересы для Европы? Ведущие европейские государства, прежде всего Германия и Франция, теряют влияние в мире. Макрон в своем докладе перед дипломатами четко это очертил, в частности что касается наступления Китая, особенно из-за имплементации доктрины «один пояс — один путь», которая направлена на экспансию в Европе, на ее расчленение. Это все является также стратегическим интересом России: покончить с Евросоюзм и НАТО. То есть Запад чувствует глобальные угрозы, которые надвигаются прежде всего со стороны Китая. Поэтому Запад стремится наладить отношения с Россией, удовлетворить ее претензии и вернуть РФ в орбиту Европы, подальше от Китая. Обо всем этом говорил Макрон. На пути всех этих вопросов стоит Украина. Следовательно, если раньше Запад был солидарен с Украиной, потому что он не мог позволить РФ разрушить мировой порядок и могущество Запада, то теперь, войной против Украины, войной в Сирии, распространением влияния на Ливию и даже на Центральную Америку, дальнейшим сближением с Китаем Россия все равно фактически разрушила этот порядок, и Запад решил сблизиться с Россией. Путин готов вернуться в «норманский формат» и в Большую восьмерку для того, чтобы разрушать Запад (дискредитировать и лишить солидарности). Более того, он выставляет условия, в частности снятие санкций. Путин сказал, что не будет собираться в «норманском формате», пока не будут выполнены определенные условия, что выгодны России. Вместе с тем, Путин должен был пойти на какие-то символические уступки — это обмен пленными на равноправной основе. Таким образом, снимается проблема украинских пленников в российских тюрьмах, чего требовала Украина и международное сообщество. Путин на это согласился, потому что таким образом убивает сразу трех зайцев: 1) показывает, что международные суды ничто для России; 2) показывает, что захотел Цемаха — получил Цемаха; 3) показывает, что он может пойти на последующие уступки Германии и Франции — прекратить стрельбу в Станице Луганской, Петровске, Золотом. Также Москва может дать возможность нашим инженерным службам отстроить мост в Станице Луганской, чтобы снять гуманитарную проблему.

Этого может быть достаточно, чтобы Запад сказал, что первую часть Минска Россия выполнила, что теперь можно приступать к политической части, которую должна выполнить Украина. И это самое главное, потому что проведение выборов в присутствии российских войск фактически легитимизирует их присутствие там и признает фактическую независимость «ДНР» и «ЛНР» от Киева, но не от России. И тогда Запад сразу снимет санкции с России. То, что на последнем этапе должны быть выведены российские войска и состоится возобновление Украиной контроля российско-украинской границы, то Москва откажется выполнять этот пункт. И никто не заставит ее это сделать. Потому что Россия не вывела свои войска ни из Приднестровья, хотя обязывалась, ни из Абхазии и Южной Осетии в соответствии с планом Медведева—   Саркози, более того, она укрепила там свое присутствие. Так же будет с Донбассом. Формально российско-украинскую границу они передадут так называемой «народной милиции ДНР, ЛНР» как уже легитимных образований после проведения там выборов. Никакие украинские представители и партии к выборам допущены не будут, потому что там будут российские войска. Вот такой план. Его, кстати, привозил действующий президент Германии Штайнмайер. Этот план в настоящее время хотят навязать Украине.  Понимают ли это в Украине? Думаю, сейчас новая власть во главе с Зеленским хочет пока выполнить то, что допустимо, то есть вытиснить то, на что согласился Путин. Получить из этой договоренности максимум для Украины, а дальше действовать по ситуации. В дальнейшем нужно ожидать, что во время встречи в «нормандском формате» на Украину будут оказывать давление со всех сторон, как со стороны Германии и Франции (и США), так  и со стороны России. Только на таких условиях Путин будет принимать участие в этих переговорах.  

Подготовил Иван КАПСАМУН, «День»