МЕНЮ

«Стоическое следование принципам»

Подготовил Иван КАПСАМУН, «День»
11 сентября, 2019 - 19:01
В российском Ижевске у здания Госсовета Удмуртии Альберт Разин совершил акт самосожжения — во имя сохранения национального языка

10 сентября директор Института человека УдГУ Альберт Разин облился бензином и поджег себя. Через несколько часов от полученных ран (получил ожоги 100% тела) он умер в 1-й республиканской клинической больницы.

Альберту Разину летом этого года исполнилось 79 лет. Он был кандидатом философских наук, доцентом, заслуженным деятелем науки Удмуртской Республики. Перед самосожжением он держал плакат дагестанского поэта Расула Гамзатова: «И если завтра мой язык забудут, то я готов сегодня умереть».

Известно, что Разин потребовал от местных властей принятия решений и мер по сохранению удмуртской языка, добивался, чтобы этот язык дети учили в школе. Было опубликовано обращение ученого к депутатам Госсовета Удмуртии с призывом изменить существующую ситуацию, которая ведет к вымиранию языков коренных народов регионов РФ.

Напомним, год назад в России был принят новый закон об изучении родных языков. Согласно ему, теперь школьники и их родители в регионах смогут выбирать, какой язык считать родным, и, соответственно, отказываться от изучения национального языка или ее уроков. В регионах законопроект вызвал протест национальной интеллигенции, которая опасается, что национальные языки совсем перестанут изучать.


Ниже мы предлагаем вашему вниманию блог (сокращено) нашего российского автора Игоря ЯКОВЕНКО («Самосожжение человека во имя сохранения национального языка»):

«...В Атласе исчезающих языков мира, опубликованном на сайте ЮНЕСКО, удмуртский язык числится в категории «под угрозой исчезновения». То есть, до статуса «исчезнувшего языка» (айнский, югский, убыхский) удмуртскому довольно далеко, но движение в эту сторону прослеживается. С 1926 по 2010 по данным переписей населения доля удмуртов в населении республики сократилась с 53 до 28 процентов, и продолжает сокращаться, а доля тех, кто записал себя в удмурты на переписи 2010 года и при этом говорит на удмуртском языке, составляет 58,7%.

За 20 дней до своего самосожжения, 20.08.2019, Альберт Разин написал обращение к депутатам Госсовета Удмуртии под названием: «Удмуртский этнос исчезает. В ваших силах спасти его». На 8 страницах этого текста Альберт Алексеевич обличает современную национальную политику в России, называя ее «продолжением сталинской политики русификации», в противовес ленинской национальной политике, которую автор считает правильной. Ученый пишет об «удмуртофобии» в политике России, результатом которой стал «душевный недуг аборигенов Удмуртии, связанный с ощущением их «второсортности». В числе факторов, формирующих эту «удмуртскую второсортность» и «чувство собственной ущербности», Альберт Разин называет в том числе отсутствие удмуртов в руководстве республики, в частности тот факт, что ни глава Удмуртии, ни председатель Госсовета, ни глава республиканского правительства не являются удмуртами. «Удмурт на своей земле ощущает себя не хозяином республики, а изгоем», — пишет ученый в обращении к депутатам Госсовета.

В числе его предложений: обязательное изучение удмуртского языка в школах, круглосуточное вещание на национальном языке на телеканалах, по примеру Башкортостана и Татарстана, уличные вывески на двух языках, возрождение деревни, борьба с глобализацией и урбанизацией. Кроме того, Альберт Разин требовал «поставить заслон имперской идеологии и бряцанию оружием», а также перераспределить налоги в пользу республики. При этом ученый ностальгически упоминает, что когда удмурты были в составе Волжской Булгарии и Золотой Орды, их дань составляла всего 10%...

При всей спорности и некоторой архаичности отдельных высказываний и взглядов Альберта Разина, его личная трагедия не может оставить равнодушным, а его поступок заставляет еще раз обратиться к проблеме сохранения языкового и — шире — этнического многообразия. Отличия в судьбах народов и в их национальном самосознании коренятся, в том числе в их истории. Удмурты, в отличие, например, от татар или якутов, не имели своей государственности. Элементы суверенитета, прямо скажем, весьма декоративного, они обрели только в составе СССР. Значительная часть удмуртов живет в сельской местности, отсюда и вдвое меньшая доля среди этого народа людей с высшим образованием, чем в среднем по России. Что в свою очередь влечет низкую представленность во власти. Знание удмуртского языка в силу объективных факторов не является кнопкой, включающей социальные лифты. В отличие от, например, английского, а в России — русского. Хотя любой язык, несомненно, обогащает и делает «умнее», но если у молодого человека есть выбор, потратить несколько часов в неделю для изучения английского или удмуртского, трудно его осуждать, если он выберет английский, и вряд ли есть смысл заставлять его насильно учить удмуртский.

И да, то, что произошло с удмуртским народом — это в том числе результат принудительной русификации, курс на которую был взят еще задолго до 1917 года. И да, сталинские репрессии прокатились и по национально ориентированной части удмуртской интеллигенции, равно как и по татарской, украинской, белорусской, еврейской и другим. Множество людей в 30-х годах были расстреляны по «Делу СОФИН», организации, которой приписывали планы выхода Удмуртии из состава СССР и объединения ее с Финляндией. ФСБ и сегодня с тяжелым прищуром всматривается в любые культурно-национальные объединения любых финно-угорских народов, пытаясь углядеть в них венгерских, финских или эстонских шпионов...

Язык — живой организм. Поэтому языки смертны. Языковое разнообразие — большая ценность, поскольку через него в мир приходит многообразие и богатство культур. Поэтому в цивилизованных странах языки «национальных меньшинств» стремятся поддерживать. Но возможности «лингвистической медицины» не безграничны и если люди перестают пользоваться языком, он либо исчезает, либо становится «мертвым» языком. т.н. «языком культуры», как латынь или санскрит...

То, что совершил Альберт Алексеевич Разин, вызывает уважение, как всякое стоическое следование своим принципам. И вместе с тем, нельзя не отметить, что в результате его самоубийства людей, владеющих удмуртским языком, стало меньше на одного человека...».