Парижское подтверждение Украине

Франция и Германия не оправдали надежд Путина

Похоже, что российское руководство решает для себя довольно сложную задачу с несколькими известными, которые в любой момент могут изменить знак на противоположный.
   С одной стороны, Байден вроде бы признал в Путине vis-a-vis на предполагаемых переговорах, а с другой тут же ввел санкции, хотя в Москве настойчиво от этого предостерегали. Более того, в Вашингтоне четко заявили, что это такой себе легкий камешек, гораздо более увесистые булыжники заготовлены и могут быть брошены в соответствующем случае.
   Следующий нехороший признак состоит в том, что главные государства Европы заявили о поддержке американской позиции и даже московские клиенты в Будапеште и Вене как-то притихли и не выбиваются из общего тренда. Особенно неприятно, что Италия довольно резко сменила курс и теперь пристроилась в общий ряд евроатлантистов.

Конечно, в Белокаменной с твердым выражением лица на федеральных телеканалах вовсю кричали, что финансовая система страны твердо стоит на ногах и всего в закромах родины достаточно. Начиная от нефти с газом, золота с валютой в Центральном банке до содержимого Фонда национального благосостояния (ФНБ). Это по поводу санкций на российские долговые обязательства.

Некоторая легкая мигрень по такой причине все-таки присутствует. Так или иначе, но если деньги давать и будут, то под большие проценты и обслуживание долгов по самым скромным подсчетам выльется российской казне в дополнительные расходы примерно в 80—100 млрд. руб.

Не смертельно, но очень неприятно. И дело даже не в самих суммах дополнительных расходов, а в постоянно увеличивающейся токсичности, в частности, финансовых связей с Россией. Купишь, например, российские облигации федеральной займа (ОФЗ), а потом расширятся американские санкции, и проблем не оберешься. Деньги любят не только тишину, но и определенность. Вот как раз с последним большие сложности.

Вообще такая политика доброго слова в виде приглашения на саммит и револьвера в виде дозированных санкций очень напоминает не предложение встречи, а принуждение к хорошему поведению.

Вот получается, что радость первого дня после звонка Байдена все больше превращается в печаль с поиском выхода из создавшегося положения.  

Еще одна дополнительная печаль Москвы. В Париже украинскому президенту не стали выкручивать руки и требовать каких-то уступок. Наоборот, три участника нормандских переговоров согласовывают позиции и они все ближе к киевским представлениям.

Отсюда некоторое изменение направленности московской пропаганды. Оголтелый тон несколько снизился, появилось четкое представление, что расширение военного конфликта и даже локальное вторжение не останется без очень тяжелых последствий. Камни начнут падать с неба такие, что не спрячешься.

По всему следует начинать отползать от украинской границы, но как-то не хочется. Поставленные цели не достигнуты, если не считать отсутствие американских эсминцев в Черном море. Огромные деньги на передислокацию войск потрачены впустую и столько же придется выложить за их возвращение домой. Кое-кого оставят, но и это потребует дополнительных расходов. В общем, хоть не хочется и колется, но ФНБ придется распечатывать, так как близким друзьям самого платить уже нечем. Дефицит бюджета превысил 2 трлн. рублей и есть проблемы с его закрытием.

Как теперь представляется, в Москве делали ставку на нагнетание истерии по мере развертывания войск на украинской границе. Была уверенность, что в последний момент европейцы дрогнут и начнут просить Вашингтон не доводить дело до расширения конфликта. Путин угрожает гулять по буфету и это грозит большой войной.

Непонятно почему, но в такой исход в московских коридорах власти верили до последней минуты и были уверены в таком давлении на Украину, что Зеленский просто вынужден будет пойти на уступки. Затем его ожидали бы проблемы как с Пашиняном. Власть в Украине сменится и возглавит ее, кто бы сомневался, Медведчук со своими присными.

Очень надеялись в Кремле, что страх от войск на границе и в таком количестве обязательно даст основу для подъема волны коллаборационизма с уже описанным сюжетом смены курса и вообще превращения Украины в сателлита России. О чем давно строятся планы в соседней стране.

Не ожидали в России и того, что в Украине практически отсутствовала паника и вообще за приграничными маневрами на той стороне наблюдали совершенно спокойно. Соответствующие меры принимались, но без шума и пыли.

Внутриполитическая ситуация совсем не напряженная, никто на улицы не выходил, никаких требований мира немедленно не выдвигал. Это не значит, что пророссийские силы успокоились, но понимают всю опасность открыто поддерживать московские притязания.

В той или иной мере повторилась история с попыткой смещения Пашиняна. В Кремле были уверены, что он не устоит, потому что верят информации своей агентуры. Та же распиливает деньги и пишет только то, что приятно читать кремлевским обитателям, а не настоящее положение.

Путин, как выходец из спецслужб, предпочитает гибридные действия и агентурные активные акции, но не прямое столкновение тем более с противником, способным дать отпор. Он решился на скоротечную войну с Грузией в 2008 году только из-за того, что военное преимущество было подавляющим. В первую очередь в авиации. Однако появление в порту Поти американского эсминца остановило российские войска в 50 км от Тбилиси, а никак не челночная дипломатия французского президента Саркози. Кстати, которого по своему обыкновению Путин обманул. Наверное Макрон знает об этом и не захотел оказаться в подобном положении на переговорах с Зеленским.

Что же ожидать в краткосрочной перспективе.

Во-первых, до прояснения ситуации с возможной встречей с Байденом отвода войск от украинской границы ожидать не приходится. Это тот козырь, который Путин не хочет терять и попытается выжать из него максимум.

Во-вторых, в июне следует ожидать следующей порции санкций. Байден об этом сказал четко и войска у границы должны служить некоторым, по мнению российского главного начальника, ограничителем вашингтонского размаха.

В-третьих, у Германии не наблюдается стремления возглавить европейское движения Putin versteher — понимания Путина. Наоборот, даже социал-демократы не выбиваются на этот раз из общей цепи.

Оно и понятно. Выборы в сентябре и они неумолимо приближаются. Положение у правящей ХДС не лучшее и отдавать последние позиции, в том числе внешнеполитические, наступающим на пятки зеленым нет никакого резона. У социал-демократов ситуация еще хуже, им бы вообще сохранить хоть что-то. Вот, возможно, без большого желания Берлин вынужден идти вместе с Вашингтоном. В том числе и по причине как-то договориться по «Северному потоку 2».

В целом наступила оперативная пауза. В военном и дипломатическом измерении. Все стороны сейчас пытаются использовать ее в своих интересах. Украинская дипломатия не должна пропустить открывшееся окно возможностей в отношении ЕС и НАТО.

Парижское подтверждение Украине

Парижское подтверждение Украине

Франция и Германия не оправдали надежд Путина

Похоже, что российское руководство решает для себя довольно сложную задачу с несколькими известными, которые в любой момент могут изменить знак на противоположный.
   С одной стороны, Байден вроде бы признал в Путине vis-a-vis на предполагаемых переговорах, а с другой тут же ввел санкции, хотя в Москве настойчиво от этого предостерегали. Более того, в Вашингтоне четко заявили, что это такой себе легкий камешек, гораздо более увесистые булыжники заготовлены и могут быть брошены в соответствующем случае.
   Следующий нехороший признак состоит в том, что главные государства Европы заявили о поддержке американской позиции и даже московские клиенты в Будапеште и Вене как-то притихли и не выбиваются из общего тренда. Особенно неприятно, что Италия довольно резко сменила курс и теперь пристроилась в общий ряд евроатлантистов.

Конечно, в Белокаменной с твердым выражением лица на федеральных телеканалах вовсю кричали, что финансовая система страны твердо стоит на ногах и всего в закромах родины достаточно. Начиная от нефти с газом, золота с валютой в Центральном банке до содержимого Фонда национального благосостояния (ФНБ). Это по поводу санкций на российские долговые обязательства.

Некоторая легкая мигрень по такой причине все-таки присутствует. Так или иначе, но если деньги давать и будут, то под большие проценты и обслуживание долгов по самым скромным подсчетам выльется российской казне в дополнительные расходы примерно в 80—100 млрд. руб.

Не смертельно, но очень неприятно. И дело даже не в самих суммах дополнительных расходов, а в постоянно увеличивающейся токсичности, в частности, финансовых связей с Россией. Купишь, например, российские облигации федеральной займа (ОФЗ), а потом расширятся американские санкции, и проблем не оберешься. Деньги любят не только тишину, но и определенность. Вот как раз с последним большие сложности.

Вообще такая политика доброго слова в виде приглашения на саммит и револьвера в виде дозированных санкций очень напоминает не предложение встречи, а принуждение к хорошему поведению.

Вот получается, что радость первого дня после звонка Байдена все больше превращается в печаль с поиском выхода из создавшегося положения.  

Еще одна дополнительная печаль Москвы. В Париже украинскому президенту не стали выкручивать руки и требовать каких-то уступок. Наоборот, три участника нормандских переговоров согласовывают позиции и они все ближе к киевским представлениям.

Отсюда некоторое изменение направленности московской пропаганды. Оголтелый тон несколько снизился, появилось четкое представление, что расширение военного конфликта и даже локальное вторжение не останется без очень тяжелых последствий. Камни начнут падать с неба такие, что не спрячешься.

По всему следует начинать отползать от украинской границы, но как-то не хочется. Поставленные цели не достигнуты, если не считать отсутствие американских эсминцев в Черном море. Огромные деньги на передислокацию войск потрачены впустую и столько же придется выложить за их возвращение домой. Кое-кого оставят, но и это потребует дополнительных расходов. В общем, хоть не хочется и колется, но ФНБ придется распечатывать, так как близким друзьям самого платить уже нечем. Дефицит бюджета превысил 2 трлн. рублей и есть проблемы с его закрытием.

Как теперь представляется, в Москве делали ставку на нагнетание истерии по мере развертывания войск на украинской границе. Была уверенность, что в последний момент европейцы дрогнут и начнут просить Вашингтон не доводить дело до расширения конфликта. Путин угрожает гулять по буфету и это грозит большой войной.

Непонятно почему, но в такой исход в московских коридорах власти верили до последней минуты и были уверены в таком давлении на Украину, что Зеленский просто вынужден будет пойти на уступки. Затем его ожидали бы проблемы как с Пашиняном. Власть в Украине сменится и возглавит ее, кто бы сомневался, Медведчук со своими присными.

Очень надеялись в Кремле, что страх от войск на границе и в таком количестве обязательно даст основу для подъема волны коллаборационизма с уже описанным сюжетом смены курса и вообще превращения Украины в сателлита России. О чем давно строятся планы в соседней стране.

Не ожидали в России и того, что в Украине практически отсутствовала паника и вообще за приграничными маневрами на той стороне наблюдали совершенно спокойно. Соответствующие меры принимались, но без шума и пыли.

Внутриполитическая ситуация совсем не напряженная, никто на улицы не выходил, никаких требований мира немедленно не выдвигал. Это не значит, что пророссийские силы успокоились, но понимают всю опасность открыто поддерживать московские притязания.

В той или иной мере повторилась история с попыткой смещения Пашиняна. В Кремле были уверены, что он не устоит, потому что верят информации своей агентуры. Та же распиливает деньги и пишет только то, что приятно читать кремлевским обитателям, а не настоящее положение.

Путин, как выходец из спецслужб, предпочитает гибридные действия и агентурные активные акции, но не прямое столкновение тем более с противником, способным дать отпор. Он решился на скоротечную войну с Грузией в 2008 году только из-за того, что военное преимущество было подавляющим. В первую очередь в авиации. Однако появление в порту Поти американского эсминца остановило российские войска в 50 км от Тбилиси, а никак не челночная дипломатия французского президента Саркози. Кстати, которого по своему обыкновению Путин обманул. Наверное Макрон знает об этом и не захотел оказаться в подобном положении на переговорах с Зеленским.

Что же ожидать в краткосрочной перспективе.

Во-первых, до прояснения ситуации с возможной встречей с Байденом отвода войск от украинской границы ожидать не приходится. Это тот козырь, который Путин не хочет терять и попытается выжать из него максимум.

Во-вторых, в июне следует ожидать следующей порции санкций. Байден об этом сказал четко и войска у границы должны служить некоторым, по мнению российского главного начальника, ограничителем вашингтонского размаха.

В-третьих, у Германии не наблюдается стремления возглавить европейское движения Putin versteher — понимания Путина. Наоборот, даже социал-демократы не выбиваются на этот раз из общей цепи.

Оно и понятно. Выборы в сентябре и они неумолимо приближаются. Положение у правящей ХДС не лучшее и отдавать последние позиции, в том числе внешнеполитические, наступающим на пятки зеленым нет никакого резона. У социал-демократов ситуация еще хуже, им бы вообще сохранить хоть что-то. Вот, возможно, без большого желания Берлин вынужден идти вместе с Вашингтоном. В том числе и по причине как-то договориться по «Северному потоку 2».

В целом наступила оперативная пауза. В военном и дипломатическом измерении. Все стороны сейчас пытаются использовать ее в своих интересах. Украинская дипломатия не должна пропустить открывшееся окно возможностей в отношении ЕС и НАТО.