МЕНЮ

Минное поле Донбасса

Сергей ЗЯТЬЕВ
17 сентября, 2019 - 18:27
Виктор КУЗЬМИН: «Начиная с 2014 года, от взрывов получили травмы — 1064 украинских военных, 234 — погибли. Это проблема на десятилетия»

Отступая летом 2014-го, российские наемники зашпиговали такой «родной» им Донбасс сотнями тысяч мин и фугасов. Многие из них они замаскировали под детские игрушки, этим самым превратив детей в потенциальных жертв. Андрею Максименко, жителю одного из населенных пунктов Донецкой области, до 13-летия оставалось всего несколько дней. Но он так и не отпраздновал свой день  рождения: этому помешала мина, установленная российскими наемниками. Вместе с ним погиб и 15-летний Кирилл Коробов. А вот Дмитрию Тулупу повезло:  он получил «только» осколочные ранения и был доставлен в больницу. Перечень подобных фактов можно продолжать: в зоне минного риска в настоящее время находятся несколько миллионов украинцев. Из-за подрыва на минах пострадало  почти 130 детей: 27 из них погибли, а почти 100 получили повреждения разной степени. Пострадало и около 900 взрослых, из которых 270 погибли.

О ситуации с заминированием значительной части территории Донбасса мы попросили рассказать полковника Виктора КУЗЬМИНА — заместителя начальника инженерных войск Вооруженных Сил Украины Центрального управления инженерного обеспечения Главного управления оперативного обеспечения ВС Украины.

— В начале 2014-го поддерживаемые Россией сепаратисты захватили десятки городов и сел Донбасса, — говорит Виктор Васильевич. — А когда пришлось  под натиском Украинской армии убегать, они оставили после себя сотни тысяч «сюрпризов»: мин, фугасов и других взрывоопасных предметов. Эти отбросы нарушают не только все правила ведения боевых действий, закрепленные на международном уровне, но и моральные. Разве можно назвать людьми тех, кто устанавливает в детских садиках мины, маскируя их под игрушки и прекрасно зная, кто станет их жертвой? Их даже животными трудно назвать.

Проблема, о которой идет речь, создана не только руками — в прямом смысле этого слова — боевиков. Дело в том, что значительное количество артиллерийских снарядов, мин, выпущенных в районе боевых действий не взрывается. И это, по мнению многих специалистов, вполне закономерно: боеприпасы, используемые и наемниками, и украинскими военными, по 30—40 лет хранились на складах и арсеналах. Украинских и российских, причем с нарушением соответствующих технологий, что и привело к порче. У нас более современных не хватает, особенно после взрывов под Калиновкой и Ичней. Россия же, на иждивении которой находятся строители «Русского мира», всячески экономит на них. А также решает проблемы утилизации своих устаревших боеприпасов, что является слишком дорогим процессом: на обезвреживание одного артиллерийского снаряда нужно 200—300 американских долларов. Поэтому проще завезти их на Донбасс и там «утилизировать», обстреливая украинские позиции. А взорвется или нет — это уже головная боль для будущих поколений украинцев.

Украина —  среди 160 стран, которые подписали Оттавскую конвенцию, а также Конвенцию о запрете или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые наносят излишние повреждения или имеют невыборочное действие. В соответствии с международными обязательствами Украина уничтожила свыше 2 млн запрещенных к использованию противопехотных мин. А вот России среди тех, кто подписал эту Конвенцию, нет, что развязывает ей руки в поставках своим сателлитам на Донбассе этих мин. И это не предположение: на освобожденных территориях  наши саперы находят противопехотные мины, изготовленные после 1991 года, когда Советского Союза уже не существовало на политической карте мира.

Можете ли вы назвать хотя бы приблизительную площадь заминированной территории Донбасса?

— Если говорить о территории, подконтрольной Украинскому государству, то это приблизительно 700 тысяч гектаров: около 560 тысяч гектаров в Донецкой области и почти 120 тысяч гектаров на Луганщине. Цифры эти — приблизительные, исходя из тех данных, которые поступают от групп разминирования, а также международных неправительственных организаций, проводящих нетехническое обследование. В зависимости от сезона на этих территориях работают по меньшей мере 50—60 групп разминирования, проводя его, как правило, на 2-ом и 3-ом рубежах обороны. Первый рубеж пока не разминируют, поскольку он находится под постоянными обстрелами. Наибольшую опасность как для гражданских лиц, так и для военных составляют самодельные взрывные устройства, при  изготовлении которых применяют промышленные боеприпасы и вещества.

Саперы рассказывают, что часто боевики используют и самодельные взрывные устройства.

— Да. Их срок годности может составлять до 15—20 лет. Больше всего нафарширована взрывоопасными предметами так называемая серая зона — территория, прилегающая к линии разграничения: и наши подразделения, и вражеские, пытаясь оградиться от проникновения в их расположение противника, минируют подходы к своим позициям. Чем стратегически важнее направление, тем больше там мин и фугасов и даже артиллерийских снарядов на растяжках.

В конце прошлого года группами разминирования, которые действуют в составе Вооруженных Сил Украины, очищено свыше 425 гектаров земли и более 200 километров дорог. Саперам приходится работать в сверхсложных условиях, часто под обстрелами и даже...  под водой, исследуя дно рек. Особенно в тех местах, где летом 2014-го шли жестокие бои. О результативности этой работы говорит тот факт, что именно в царстве Нептуна обезвредили несколько тысяч мин, снарядов, гранат!..

За безопасность других украинские саперы часто расплачиваются своим здоровьем, а то и жизнями: начиная с 2014 года 1064 украинских военных получили минно-взрывные травмы, а 234 погибли.

История свидетельствует: все войны рано или поздно заканчиваются. Хочется верить, что не за горами то время, когда и на украинском Донбассе перестанут стрелять. Отсюда и вопрос: сколько времени понадобится для полной очистки земли от мин и других взрывоопасных предметов?

— Для решения этой проблемы могут понадобиться целые десятилетия. К такому выводу пришли в ООН: общая площадь, «загрязненная» минами и ВНП, составляет около 700 тысяч гектаров. Из них саперами проверено всего около 33 тысяч гектаров.  При этом уничтожено свыше  430 тысяч мин и фугасов. Наибольшие усилия по разминированию были сосредоточены на восстановлении элементов инфраструктуры, таких как газо— и водопроводы, линии электропередачи, железнодорожные пути и т.п.

Сколько же времени Украине понадобится для его полной очистки? На этот вопрос никто не может дать точного ответа. Для примера: на территории Хорватии, Боснии и Герцеговины война закончилась более чем 20 лет назад. А  процесс  разминирования длится до сих пор. По выводам специалистов ООН, один год боевых действий равен 10 годам очистки территорий от ВНП. Если боевые действия на Донбассе прекратятся в ближайшее время, во что трудно поверить, то работы пиротехникам хватит на 50 лет. Как минимум. По мнению специалистов, для этого может понадобиться около 800 миллионов американских долларов! А по подсчетам экспертов НАТО — свыше миллиарда!..

На сегодняшний день группами разминирования очищено свыше 4,5 тысячи гектаров территории, 1 600 километров дорог, выявлено и обезврежено свыше 260 тысяч единиц взрывоопасных предметов.