Каким путем пойдет российский суд?

Журналист Есипенко: уже не шпион! Но и не «владелец» подброшенной гранаты?

В подконтрольном России Симферопольском районном суде состоялось заседание по «уголовному делу» в отношении арестованного ФСБ России в Крыму фрилансера Радио Свобода (проект Крым.Реалии) Владислава Есипенко. Началось рассмотрение «дела» по существу.

Как сообщил из Симферополя корреспондент сайта Крым.Реалии, коллега Владислава Есипенко, на этом заседании российский прокурор огласил обвинительное заключение. Так, Владислава Есипенко обвиняют по статье 223.1. Уголовного кодекса России (незаконное изготовление взрывчатых веществ, переработка или ремонт взрывных устройств) и по статье 222.1 УК России (незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов). Санкции обеих статей предусматривают до 12 лет лишения свободы. Максимальный срок наказания по совокупности двух статей - 18 лет лишения свободы.

Российский райсуд в Симферополе продлил арест до 18 декабря. Следующее заседание по делу Владислава Есипенко назначено на начало сентября 2021 года.

ДИВО ДИВНОЕ В РОССИЙСКОЙ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЕ

Как видим, произошел парадокс, присущий российской судебной системе. Сразу после задержания 10 марта сотрудники ФСБ обвинили Владислава Есипенко в шпионаже, было распространено сообщение, что российская спецслужба задержала очередного украинского шпиона. Жестокими пытками электрическим током, которые угрожали жизни и здоровью Владислава Есипенко, его заставили оговорить себя в том, что он собирал информацию в пользу украинской разведки по заданию некоего мифического «полковника Кравчука». После этого к задержанному журналисту допустили корреспондента телеканала «Крым-24» коллаборанта Олега Крючкова и заставили Есипенко на камеру повторить всю фальшивую версию о шпионаже. Это «интервью» было показано по телевидению, распространено в YouTube и других социальных сетях и на сайтах.

И вдруг - следственные органы выносят дело в суд, и парадокс - в обвинительном заключении нет уже никакого обвинения в шпионаже, но есть обвинение относительно какого-то неизвестного взрывного устройства, которое оперативники, видимо, на всякий случай, подбросили в машину Есипенко при задержании. Более того, предназначенная следствием экспертиза не находит на устройстве отпечатков пальцев Есипенко. Диво дивное творится в российской правоохранительной системе. Но если журналиста публично обвиняли в шпионаже, а затем никакого шпионажа не нашли, то почему все тихо-мирно? Где обвинение против тех оперов, которые безосновательно «пришили» журналисту обвинение в шпионаже и жестоко пытали его несколько дней? Против тех, кто делал и распространял фальшивое интервью? С другой стороны - если «вещественных доказательств» нет, как и отпечатков пальцев обвиняемого - то как он мог его так хитро изготовить? Значит и это обвинение - безосновательно?!

Напомним, внештатный журналист, фрилансер украинской службы «Радио Свобода», проекта Крым.Реалии был задержан 10 марта 2021 года в Крыму. Сотрудники ФСБ России задержали его и жительницу Алушты Елизавету Павленко на Ангарском перевале утром. Это было на второй день после того, как Владислав Есипенко, как журналист, снимавший видео при возложении цветов к памятнику Тарасу Григорьевичу Шевченко в Симферополе, во время которого он и был замечен филерами российской спецслужбы. Позже у женщины провели обыск, с нее взяли подписку о неразглашении. А Владислава арестовали, выбрав меру пресечения в виде содержания в СИЗО Симферополя, где он находится и сейчас.

«В ЛИЦЕ ВЛАДА НАШЛИ ПРОСТО УДОБНЫЙ СЛУЧАЙ ДЛЯ ПОКАЗАТЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ ФСБ ...»

А все это время в городе Кривой Рог его ждет жена Екатерина с дочкой Стефанией. Екатерина рассказывает корреспонденту Крым.Реалии: «Влад не перезвонил мне вечером, у него был выключен телефон, он не ответил мне в мессенджере. Я поняла, что это не та ситуация, когда просто села батарея в телефоне. 11 числа я написала в редакцию Крым.Реалии, обратилась в посольство России в Украине, через веб-приемную написала заявление об исчезновении человека в органы и структуры Крыма. И только 11-го в обед мы узнали, что его задержала ФСБ 10 марта. Он не вернулся по адресу, где он остановился в Крыму...». Екатерина заключила договор с независимыми адвокатами 11 марта. Однако независимых адвокатов к Владиславу не пускали в течение 27 дней.

На следующий день, после того, как стало известно, что Владислава Есипенко задержали, Екатерина поговорила с назначенным адвокатом Виолеттой Синеглазовой. Она утверждала, что Есипенко был задержан 11 марта: «Когда я прямо спросила о том, применялось ли к моему мужу психологическое или физическое давление, она с чистой совестью ответила, что, мол, я даю вам честное адвокатское слово, когда я вижу такое, то обязательно фиксирую. И добавила, что Владислав чувствует себя прекрасно». Во время судебного заседания 6 апреля, куда был допущен согласованный независимый адвокат Алексей Ладен, Владислав объявил о применении к нему пыток, продолжавшихся два дня.

«Повалили на пол, надели на уши провода с петлями и пустили ток. Боль была невыносимой. На мои крики никто не обращал внимания. Ребята работали слаженно и без эмоций. В паузах между пытками задавали вопрос: «Цель приезда в Крым», «Мы знаем, что ты журналист, но расскажи нам о задачах от спецслужб Украины», «Когда ты был завербован?», «Что и где снимал в Крыму?», «Что ты знаешь о полковнике Кравчуке?» Также говорили, что у меня есть опыт ухода от слежки, поскольку я часто ускорялся и тормозил во время езды на авто. То есть «умением избегать слежки» намекали на мою шпионскую сущность», так описывал пытки Владислав в одном из писем, переданных им для редакции Крым.Реалии из СИЗО.

В то же время интервью с Есипенко показал российский государственный телеканал «Крым-24»: на видео, опубликованном на сайте канала, Владислав Есипенко подтвердил, что снимал на полуострове для проекта Крым.Реалии, а также сказал, что якобы дублировал отснятое видео украинским спецслужбам. Сначала в Пресс-релизе ФСБ фигурировало, что Есипенко был задержан за сбор информации «в интересах спецслужб Украины».

«Я думаю, что в лице Влада нашли просто хорошую возможность для показательных действий ФСБ. Вот посмотрите, мол, мы поймали очередного крымского «шпиона», и так будем делать со всеми, чтобы другие боялись», - говорит Екатерина.

... Владислав и Екатерина познакомились десять лет назад. Рассказывая об истории их семьи, Екатерина утверждает, Крым фигурировал в большинстве важных событий. «Влад сделал мне предложение на канатной дороге в Ялте, в разгар бархатного сезона. Потом мы переехали в Севастополь из Кривого Рога и там родилась наша дочь Стефания. Так случилось, что рождение дочери как раз пришлось на время оккупации полуострова. Я уговорила Власти остаться, пока Стефа немного окрепнет, поэтому вернулись из Крыма в Кривой Рог мы в начале 2015 года».

«Влада очень взволновала оккупация Крыма, он воспринял это, как личную драму. Он не мог спокойно смотреть на эту ситуацию, был полностью с ней не согласен. И когда в начале оккупации на полуострове еще работали международные СМИ, он давал им интервью, выражая свое несогласие», - рассказывает Екатерина.

До аннексии полуострова Владислав работал в сфере недвижимости, но 2014 год кардинально изменил его профессию. «У Влада хорошая журналистская хватка, он мог найти подход к людям, разговорить, благодаря этому у него получались хорошие сюжеты. Действительно, он работал в Крыму с риском для жизни, но он делал это так упорно, что никто из нас не пытался его переубеждать в этом», - вспоминает жена корреспондента.

Дочери Владислава и Екатерины Стефании 6 лет. Когда она заканчивала первый класс, отец уже был под арестом, рассказывает Екатерина корреспонденту Крым.Реалии.

Екатерина рассказывает, что ребенок целует экран телевизора, каждый раз, когда видит изображение Владислава, рисует ему картины и уже знает слово «тюрьма». Жена Есипенко рассказывает - общается с мужем с помощью писем. Согласно тому, что он описывает, журналист находится в камере четыре на три метра, с плохим доступом кислорода. Прогулка только один раз в день и длится час.

ПРОТЕСТЫ И ЗАЯВЛЕНИЯ

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба провел встречу с представительницей ОБСЕ по вопросам свободы средств массовой информации Терезой Рибейро, которая посетила Украину с визитом по его приглашению. Он сообщил ей о «критическом» состоянии свободы слова и независимых СМИ на аннексированном Крымском полуострове и на Донбассе, а также рассказал в этом контексте о деле Владислава Есипенко. Он призвал представительницу ОБСЕ максимально использовать свой мандат для содействия освобождению незаконно арестованных Россией журналистов.

Также в рамках визита представительницы ОБСЕ в МИД Украины состоялась панельная дискуссия высокого уровня на тему «Построение устойчивости к информационным воздействиям: свобода слова как составляющая информационной безопасности», во время которой первая заместитель министра иностранных дел Эмине Джеппар заявила, что после выдавливания независимых СМИ с аннексированного Крыма активисты или так называемые гражданские журналисты взяли на себя роль по «заполнению вакуума беспристрастного освещения реальной ситуации на временно оккупированном полуострове». Сейчас, по ее информации, 8 из них заключены на сроки до 20 лет по фальшивым обвинениям. Эмине Джеппар призвала международное сообщество использовать все имеющиеся средства для поддержки Украины в содействии освобождения украинских политических заключенных и закрытия всех незаконных тюрем на временно оккупированных территориях Украины ...

Тереза Рибейро сообщила, что безопасность журналистов является одним из приоритетов ее мандата. Она также отметила работу Координатора проектов ОБСЕ в Украине, связанную с противодействием дезинформации, и многолетний проект по поддержке укрепления механизмов саморегулирования СМИ, а также создание Центра стратегических коммуникаций и информационной безопасности при Министерстве культуры и информационной политики Украины.

Министерство иностранных дел Украины выразило протест в связи с судебным процессом в Крыму над фрилансером Радио Свобода Владиславом Есипенко и призвало международных партнеров усилить давление на Россию.

«Мы глубоко обеспокоены новостью о том, что суд в оккупированном Россией Крыму продолжил шестимесячный срок содержания под стражей корреспондента RFERL Владислава Есипенко. Мы призываем Россию прекратить подавление независимых голосов и немедленно освободить всех украинских политических заключенных», - говорится в сообщении представителя Госдепартамента США Неда Прайса в Twiiter.

Посольство США также призвало Россию освободить Владислава Есипенко: «... закрытое решение о продлении срока содержания под стражей журналиста Владислава Есипенко «судом» в оккупированном Россией Крыму стало серьезной судебной ошибкой. Мы призываем оккупационные власти немедленно освободить Есипенко. Крым - это Украина».

Президент Радио Свободная Европа/Радио Свобода Джейми Флай назвал «издевательством над справедливостью» объявление в подконтрольном России Симферопольском районном суде обвинительного заключения фрилансеру Владиславу Есипенко. «Это показывает, на что Кремль готов пойти, чтобы заставить замолчать независимые голоса о настоящей ситуации в Крыму. Журналистика - это не преступление, а Владислав Есипенко - не преступник», - отметил Джейми Флай.

Депутат Верховной Рады, член делегации Украины в ПАСЕ Рустем Умеров сообщил, что в украинском парламенте в рамках пакета «Крымской платформы» готовят закон о политзаключенных. Об этом он сказал в комментарии Крым.Реалии. Депутат отметил, что в случае принятия этот закон будет помогать политзаключенным в их реинтеграции, а также с его помощью будет выделяться финансовая помощь.

«Это пример запугивания независимых журналистов», - заявила по поводу суда над Есипенко Уполномоченный Верховной Рады по правам человека Людмила Денисова. Омбудсмен призвала международное сообщество продолжить санкционное и политическое давление на Россию для освобождения всех, кого Москва незаконно удерживает в Крыму и на Донбассе. Она заявила: «Владислава Есипенко обвиняют в якобы «незаконном изготовлении взрывчатых веществ и хранении оружия». Владислав своей вины не признает! Такой обвинительный акт является примером запугивания независимых журналистов, подавлением свободы мысли во временно оккупированном Крыму и еще одним свидетельством политики преследования и репрессий украинских граждан страной-оккупантом».

На первом заседании по существу дела на судебном процессе Есипенко выступил в роли адвоката известный российский правозащитник Дмитрий Динзе. Он объявил, что считает, что судебный процесс над Владиславом Есипенко пройдет быстро, а также сказал, что сейчас назначено пять судебных заседаний по делу его подзащитного.

СИТУАЦИЯ С ОЛЕГОМ КРЮЧКОВЫМ

Сейчас сам Владислав Есипенко написал открытое письмо генеральному продюсеру телеканала «Крым-24» Олегу Крючкову, который брал «интервью» у Владислава Есипенко после его задержания сотрудниками ФСБ в марте. Оно опубликовано на странице журналиста в Facebook, которую ведет его жена Екатерина Есипенко. На тот момент к задержанному не допускали независимых адвокатов, а сам он потом заявил, что оговорил себя под пытками. В своем письме к Олегу Крючкову Владислав Есипенко вспоминает, как и где проходило «интервью» и обращается к его инициаторам.

«18 марта 2021 года ты в кабинете оперативных сотрудников ФСБ разговаривал со мной. Не могу сказать, что брал интервью, поскольку мы оба знаем, что сотрудники ФСБ написали и предоставили нужный им текст с готовыми вопросами и ответами. Фактически ты был не журналистом, а ретранслятором ФСБ. Уверен, придет время, и ты дашь интервью мне в свободном от оккупантов Крыму. Только перед этим тебе не будут угрожать убийством, избивая и пытая в подвале, как это было со мной. И за твоей спиной для контроля не будут стоять сотрудники спецслужб. Ты дашь интервью покаяния, где искренне будешь каяться перед украинским народом за себя и за всю вашу уродливую, преступную, российскую власть. Добра тебе, Олег. До встречи», - пишет Владислав Есипенко, обращаясь к Олегу Крючкову.

Крым.Реалии связались с Олегом Крючковым, чтобы узнать его версию о том «интервью» и выяснить позицию о его упоминании в письме Владислава Есипенко. Но он отказался общаться с журналистами-коллегами Владислава Есипенко. «С Радио Свобода я не буду общаться», - заявил он и бросил трубку.

Впоследствии Олег Крючков написал в соцсетях, что видел открытое письмо Владислава Есипенко, но «никогда не знал в Крыму такого журналиста». «Ко мне с открытым письмом обратился Владислав Есипенко. Из самого центра Мордора из камеры, где его пытает злое ФСБ. Ничего никого не смущает? Где карцер и злые сатрапы Путина? Когда нам ответили на запрос и дали пятнадцать минут для работы с Есипенко - я был рад. Его смогли увидеть родные, мы опровергли вброс о его смерти. Нормальная журналистская работа. Судя по истерике Реалий и Свободы - оценили. Об интервью со мной. Я готов. Жду. Есипенко не сможет, он к журналистике отношения не имеет», - написал он в Facebook.

В настоящее время остается неизвестным, на каком основании сотрудники ФСБ допустили Олега Крючкова к Владиславу Есипенко после его задержания и изоляции от внешнего мира. А также неизвестно, на каком основании журналисты канала «Крым-24» до суда называли Владислава Есипенко «украинским шпионом».

Использование телевидения и других медиа-ресурсов, подконтрольных российским властям, для публичного обвинения граждан Украины в шпионаже, терроризме, диверсионной деятельности и других тяжких преступлениях практикуется не впервые. В эфире российского государственного телевидения ранее транслировались «признания» нынешних и бывших крымских политзаключенных, которых российские спецслужбы обвинили в «терроризме» и «диверсионной деятельности». Несмотря на то, что публично их называли «террористами» и «диверсантами», в суды эти обвинения не дошли. Осуждены фигуранты этих дел в итоге были по другим, более мягкими статьями. Многие из них, как и Владислав Есипенко, отказались от своих «признаний», заявив, что давали их под пытками. Большинство уже отбыли сроки заключения.

Фото из открытых источников