Забвение или память?

К 140-летию Вячеслава Липинского

Скажу сразу: до декабря прошлого года я практически ничего не знал о Вячеславе Липинском. За последние десять месяцев прочитал много, в том числе — художественный роман украинской писательницы Тани Малярчук «Забуття». Из того, что прочитал, и узнал: Вячеслав Липинский — Великий Украинец. Он стал идеологом украинского консерватизма. Возможно, он не был в полной мере признан и понятен тогдашними политиками, был в какой-то мере Дон Кихотом — двигался против сильных политических течений и сильных того времени, жертвовал собой ради идеи. Сегодня понятно, что много его идей, в том числе относительно принципов построения государства, национальной идеи были правильными и со временем не утратили актуальности.

Так сложилось, что ища одно, находишь и открываешь для себя много другого. История своей семьи, наверное, интересна всем, и я не стал исключением. В декабре прошлого года, пересматривая семейный архив, наткнулся на открытку, адресованную моей бабушке больше 100 лет тому назад из Одессы на ферму Курники, г. Буки (получена  16.10.1913 г.). Открытка написана на польском языке. Благодаря друзьям удалось перевести текст открытки: «Кохана (дорога) Маню! Як отримаєш от нас цю листівку то зразу отпишись. Чи Пані вдома, бо мала їхати до Варшави. А ми хотіли написати лист до Пані і не знаємо чи застане лист наш Пані вдома. Цілуємо тебе. М і З». Интересно, что именно в то время в этих местах проживал Вячеслав Липинский. Одно из писем Вячеслава Липинского Михаилу Грушевскому отправлено из станции Буки 28.09.1913.

Моя бабушка Багинская (по мужу — Высочинская) Мария (1900-1984 гг.) — полька по происхождению, воспитывалась в семье польских помещиков Адама и Генрихи Рокицких. У Рокицких собственных детей не было, и они воспитывали трех девочек. Жили девочки в Киеве и на ферме Курники, поблизости Русаловки (до недавнего времени — Маньковского района Черкасской области), вблизи Умани. Девочки учились высоким манерам, пению, танцам, рукоделию, изучали языки (польский и французский). Их воспитанием занималась пани Генриха Генриховна Рокицкая (на фото). Во время погрома помещичьей усадьбы в 1918 году бежали из фермы Рокицких и больше не встречали своих попечителей. Бабушка слышала, что Рокицкие выехали за границу, но это были слухи. Генриха Генриховна Рокицкая, по рассказам бабушки, была очень доброй. В память о пани Генрихе, бабушка потом назвала своего сына (моего дядю) Генрихом. Натерпелся он из-за своего  имени  в 30-40 годы прошлого века. В открытке, адресованной бабушке на ферму Курники, как раз и идет речь о пани Генрихе Рокицкой, не поехала ли она в Варшаву, спрашивают бабушку? У нас сохранилось фото Генрихи Генриховны — бабушка его очень берегла, хотя в 1938 году, боясь преследований поляков, дед сжег весь ее семейный архив, за исключением нескольких фото и открыток, которые были надежно спрятаны. Генриха Генриховна обещала бабушке рассказать историю ее родителей, которые, по ее словам, были хорошими и добрыми людьми, когда станет совершеннолетней, но из-за погрома помещичьей усадьбы она так и не узнала ничего о своих родителях. Знание манер, польского и французского языка не помогло бабушке в жизни. Всю сознательную жизнь она тяжело работала в колхозе на обработке сахарной свеклы. Приобретенные знания и умения, помогало ей переживать беды и невзгоды, не гнуться перед трудностями, жить бедно, но гордо. Бабушки давно уже нет. Она так и не смогла попасть в места своего детства, хотя очень этого хотела.


ВЯЧЕСЛАВ ЛИПИНСКИЙ


ГЕНРИХА ГЕНРИХОВНА РОКИЦКАЯ


АДАМ РОКИЦКИЙ

Что-то узнать посчастливилось мне. Я нашел исследование профессора Масненко Виталия Васильевича «Маєтності В’ячеслава Липинського й Адама Рокицького в Русалівці, написанное в 2002 г., а в одном из архивов — листы переписи населения 1897 года с описанием семьи Рокицких. В.В. Масненко подробно описал, насколько большим было хозяйство А. Рокицкого и трагическую судьбу бабушкиных попечителей (напомним, «День» также общался с проф. Масненко на эту тему, см. статью «Черкасчина Вячеслава Липинского в № 173-174 от 29 сентября  2017 г. https://day.kyiv.ua/uk/article/istoriya-i-ya/cherkashchyna— vyacheslava-lypynskogo). Ферма Курники была сожжена и разрушена. Скот, который содержался на ферме (почти две сотни коней, большая часть из которых — породистые племенные, коровы и т. д),  вырезан, техника повреждена. Адам Рокицкий еще длительное время скрывался у местных крестьян (не оценка ли это отношения к пану, когда крестьяне, рискуя жизнью, прятали у себя пана). Потом Рокицкие смогли выехать в Польшу. Пан Адам умер в 1925 году на территории нынешней Тернопольской области, которая на то время была в составе Польши. Как удалось мне выяснить впоследствии, следы пани Генрихи теряются в Польше.

Пытаясь разобраться с историей своей бабушки и ее попечителей, я открыл для себя племянника Адама Рокицкого — Вячеслава Липинского, узнал о нем как о необыкновенной личности. К сожалению, до поиска практически ничего не знал о нем.

Вячеслав Липинский некоторое время жил и работал в своем имении Русаловские Чагари (в пяти верстах от Русаловки), построенном им на земле, подаренной дядей Адамом Рокицким. В. Липинский перевез из Кракова в Русаловку свою библиотеку, собрание архивных материалов и рукописей. Там он начинает работать над общей «Историей Украины», заканчивает второй том альманаха о польско-украинских культурных взаимоотношениях.

К сожалению, имение Липинского в Русаловке также было разграблено и сожжено в 1918 году. В огне погибла уникальная библиотека и рукописи по истории Украины. В дальнейшем Вячеслав Липинский станет идеологом украинского консерватизма, выдающимся политиком, дипломатом. Он станет первым послом Украинской республики в Австрии, всемирно известным ученым.

Конечно, после прочитанного и найденного в архивах, возникло желание посетить Русаловку. Проблемой стало отыскать места, где были имения Рокицких и Липинского,  ведь для многих местных жителей Маньковского района, с которыми я общался, эти имена и места были неизвестны. Через знакомых отыскал местного жителя Владимира Андрущенко, интересующегося историей родного села. Помогла статья В. Масненко, которую я послал Владимиру Ивановичу. Прочитав ее и изучив фото, он идентифицировал места и согласился провести меня по тропам, которыми когда-то ходили его знаменитые земляки.

Мое посещение Русаловки прошло на эмоциях. От бывших имений А. Рокицкого и В. Липинского не осталось и следа. Сохранилось бывшее имение Козаковских в Марьяновке в 1,5 км от Курников. По свидетельству В. Масненко, оно внешне могло быть похожим на имение Рокицких. Судьба владельца этого имения также была трагической, его застрелили в Умани в 1918 году.

Во время поездки подумал: Вячеслав Липинский — выдающаяся фигура в истории Украины, личность известная далеко за пределами государства. В то же время его имя и труды мало известны широкой общественности украинцев. Даже жители Русаловки мало знают о своем выдающемся земляке.

В следующем году исполнится 140 лет со дня рождения выдающегося историка, политика, дипломата, государственного деятеля. Считаю, что В. Липинский заслуживает того, чтобы эта дата была отмечена на государственном уровне.

Изучение (или хотя бы ознакомление) с биографией и произведениями В. Липинского  необходимо включить в учебные программы среднего и высшего образования. Необходимо обеспечить государственное финансирование музея В. Липинского и рассмотреть вопрос создания музеев в местах его пребывания. Возможно, создать музей в той же усадьбе Козаковских в Марьяновке и установить памятный знак на месте, где была его усадьба? Почему бы Национальному Банку Украины не выпустить памятную монету ко дню рождения известного политика, а Минкультуры — снять фильм об известной личности, например, по мотивам книги Т. Малярчук. До юбилея осталось совсем немного времени, но время еще есть.

И главное. Исследование В. Масненко было написано в 2002 году, то есть 20 лет назад. На то время в Русаловке еще были живы отдельные свидетели, которые помнили Вячеслава Липинского и Рокицких, хотя бы из воспоминаний родных. Сейчас таких уже, наверное, нет. Если не изменить отношение государства к В. Липинскому сегодня, очень актуальным относительно памяти о патриоте может стать название книги о нем — «Забуття».