Не забывать о достойных украинцах

Не может не радовать положительная тенденция в этой сфере

Об украинцах как будто и не скажешь, что у них слишком высокая культура памяти. Другое дело — немцы, японцы, британцы, евреи... Что бы мы знали о Колиивщине, если бы не феномен Тараса Шевченко? Знали бы только негатив — и то преимущественно из слов недругов. Если бы народы мира выстроили своеобразную шкалу культуры памяти, то мы заняли бы в ней, в лучшем случае, какое-то среднее место. Поэтому не может не радовать тенденция упрямого карабканья украинцев по этой шкале вверх. Слишком медленно идет процесс декоммунизации, не так уж и много снимается исторических фильмов, и все же от «совковых» времен мы отрываемся все больше. По крайней мере белорусы и казахи нам завидуют.

ПАМЯТЬ О ЗЕМНЫХ АНГЕЛАХ

Очень важно не забывать об обычных, простых украинцах, если они того заслуживают. Речь идет не обязательно о героях освободительной борьбы — о хозяйственниках тоже. Помню, как два года назад мы договаривались с Петром Кнышуком — лидером Матеивецкой сельской громады (это рядом с Коломыей) о взаимных поездках учеников из Прикарпатья в Одесскую область и наоборот. Петр Васильевич, несмотря на то, что был хозяйственником от Бога, много времени уделял сфере культуры. А здесь же речь зашла о контактах украинцев из разных регионов! С точки зрения Петра Васильевича это было очень важное дело, — наши взгляды практически совпадали. И мы пожали друг другу руки. Жаль, что подвижник никогда не жалел себя, не берег свое сердце... Ушел из жизни, немного не дожив до выхода на пенсию. Похоронили Петра Васильевича на территории церкви, которую он строил и планировал открывать как раз на свое 60-летие.

Не только этот символический шаг односельчан свидетельствует о высокой культуре памяти. О Петре Васильевиче много теплых слов написали земляки и все это разместили на сайте «Недопетая песня Петра Кнышука». Не только его односельчане откликнулись, но и жители ближайших сел. Скажем, Игорь Розвадовский, сельский голова Борщева (2010-2020 гг.) написал так:

«Настоящие лидеры не просто ведут за собой команду, не только ставят цели для себя и для всех. Лидер искренне «горит» тем, что делает. Именно таким человеком был светлой памяти Петр Кнышук — мой добрый товарищ, наставник, советчик. Он был лидером всегда — не потому, что так сложились обстоятельства, а потому, что это было его призванием. Никогда не имел времени на себя. Успевал успешно реализовывать различные проекты. Мечтал, чтобы в нашем селе был современный учебно-воспитательный комплекс, мы уже в генплан его внесли. К сожалению, не успел. Он много еще мог сделать: не для себя, а для людей, для будущего наших детей. Господь забирает лучших, чтобы мы здесь, на земле, были достойными продолжателями их великих дел. Вечная память Вам, Петр Васильевич...»

ИЗ ОДЕСЧИНЫ НА ХАРЬКОВЩИНУ — ПОМОЛИТЬСЯ

Ну, хорошо, Матеевцы — это Прикарпатье, то есть частица Галичины. Здесь с традициями все хорошо. Люди Матеивецкого сельского совета и Покутья в целом могут служить примером для всей Украины. А как с этим в районах, подвергшихся максимальной денационализации? Конечно, гораздо сложнее. И там есть большая потребность в добровольцах, которые способны взвалить на себя эту важную миссию. Но что интересно: когда нужно, наши украинские самородки могут появиться просто ниоткуда. А потом еще и работают за целую институцию. Чтобы сохранить память о юном поэте Олесе Степаненко, погибшем от рук пророссийских шовинистов, на его могилку в городок Деркачи из Одесчины отправился пенсионер, бывший преподаватель украинского языка Иван Захарченко. И это на восьмом десятке! Отправился из Южной Бессарабии, куда вынужден был переехать из родной Луганщины после того, как побывал «на подвале». Сепаратисты арестовали учителя за портрет Шевченко и за проукраинские взгляды. После того, как родственники чудом вытащили его из неволи, он вынужден был покинуть родную Луганщину.

А теперь несколько слов об Олесе Степаненко (1984-2004). Его в Харькове знали. Как друзья (стихи молодого парня цитировал сам Дмитрий Павлычко!), так и враги-украинофобы. Олесь был членом «Просвіти», часто выступал на проукраинских митингах, читал свои патриотические стихи. Очень талантливые и «мобилизующие», надо сказать. Свою смерть юный поэт предвидел, даже в стихах об этом писал, потому что нападения на него осуществлялись и раньше. Шовинисты предупреждали, чтобы не пропагандировал украинский. В конце концов, избили и без сознания бросили на рельсы. Получилось так, что во всем виноват поезд. Похоронили Олеся под Харьковом, на специальном кладбище, как неопознанное лицо. Отец три месяца искал сына... Хорошо, что власти разрешили перевезти гроб и похоронить в Деркачах.

Иван Захарченко прочитал о парне, если не ошибаюсь, в газете «День». Сразу начал собирать деньги на поездку. А когда собрал и отправился на Харьковщину, то два дня искал могилку Олеся. Оказалось, это не так просто... Помог случай. На второй день поисков на кладбище кого-то хоронили, и учитель спросил копателей, где похоронен Олесь Степаненко? «А-а, это тот писатель? — сказал один из мужчин — вон там, рядом с деревом...» Иван Михайлович немного убрал могилку и после короткой молитвы прочитал свое стихотворение, посвященное Олесю:

Юначе світлий, соловейко

незабутній —

Твоє ім’я святе серед імен!

Ти не помер, твоя душа завжди

присутня

У маєві святих державницьких

знамен!

А еще случайные прохожие могли бы услышать слова: «Ти усім малоросам, хохлам препоганим показав, як з Вітчизною в серці живуть...» Вот так пожилой просвитянин с луганскими корнями помянул своего юного коллегу из Харьковщины. Жизнь Олеся оборвалась в 20 лет, поэтому Иван Михайлович не мог не вспомнить себя молодого: в 1969-1970 годах он, работая в школе и каждое утро идя на работу вдоль железной дороги, писал на товарняках мелом: «Слава Україні!» Нет, он не был связан с оуновским подпольем. Не имел среди предков прикарпатцев или галичан... Не было у него и волынских корней. Обычный луганчанин, степняк. Однако эти радикальные надписи свидетельствовали о феномене неистребимости украинства. Cто человек забудет и отречется, а сто первый все запомнит, сохранит в сердце и донесет до потомков.

А еще Иван Захарченко учит болгарский язык. Как настоящий интернационалист, не может игнорировать язык, достаточно распространенный в регионе. Поэтому пожелаем ему успехов еще и в этом. И понесем правду дальше. Нация становится намного крепче, когда трепетно хранит память о своих героях и просто достойных людях.