Село — нуждается в любви

С какими вызовами глобального потепления встретились украинские ученые и аграрии

С давних времен за человеком «странствуют» самые разнообразные возбудители (вирусы, бактерии, грибы, гельминты, членистоногие...) и переносчики заболеваний (клещи, насекомые), которые вызывают эпизоотии и эпидемии в пределах целых континентов. А существенные изменения климата, исчезновение десятков и сотен биологических видов животных и растений, сомнительное качество пищевых добавок, нерегулируемая химизация и лавинообразное загрязнение окружающей среды влияют на чистоту воздуха, воды, земли, продуктов питания и на самого человека. Всегда ли во всеоружии встречаем мы эти угрозы? Ведь здоровье и активное долголетие зависят от среды, в которой мы живем, от еды, которую едим, воздуха, которым дышим, воды, которую пьем. О роли биологической науки в решении острых человеческих проблем говорит ученый-паразитолог, доктор биологических наук, профессор Киевского национального университета им. Тараса Шевченко Петр КИЛОЧИЦКИЙ.

— Господин профессор, чем грозит людям и планете глобальное потепление? Это правда, что когда-то по Украине бродили мамонты, а сегодня бегают каракурты?..

— Наша планета в составе Солнечной системы и галактики движется в безграничном космическом пространстве, что сопровождается изменениями характера и степени влияния других планетных систем на Землю. Предположим, в определенных условиях ось Земли немножко изменит наклон, тогда там, где был Северный полюс, будет... экватор! И такое уже случалось. В относительно недавнем историческом прошлом мамонты бродили и по Украине, и в Заполярье: было тепло и красиво, трава по пояс... Все взаимосвязано — космические перемены влияют на климат, а он качественно и количественно изменяет мир растений и животных.

По мнению известного французского ученого Ж.Кювье, история Земли — это история катастроф, которые в корне меняли геологические, климатические и биологические условия жизни нашей планеты. После последней космической катастрофы вымерли папоротникообразные растения и гигантские динозавры. Однако она стала и поворотным моментом в эволюции цветочных растений, птиц, млекопитающих и... человека! В периоды между катастрофами природа претерпевает постепенные изменения, и это нормально. То, что мы наблюдаем, раньше называли «парниковым эффектом», а сейчас — «глобальным потеплением». Это не катастрофа. Земля в недалеком прошлом уже переживала циклические потепления и похолодания... Другое дело, что наука должна дать четкие прогнозы последствий глобальных изменений климатических условий.

Вот первые результаты глобального потепления: амазонская медуза краспедокуста плавает в днепровских «морях», а на юге Украины свободно разгуливают каракурты (в Одесской области едва спасли человека после укуса этого паука!). Степных пауков тарантулов, которых раньше встречали на широте Черкасской области, теперь находят и под Киевом, и значительно севернее. Ни каракурты, ни тарантулы не охотятся на человека — слишком крупная «добыча». От ядовитых пауков чаще всего страдают дети: не понимая всей опасности, играются и с каракуртами, и с тарантулами, а то и гадюку за хвост тянут. Раньше в наших умеренных широтах их либо не было вообще, либо они встречались чрезвычайно редко. Поэтому специальных сывороток против яда этих экзотических «переселенцев» в наших аптеках и больницах нет. Но предупрежден — значит, спасен! Чтобы предотвратить беду, должны работать и наука, и образование: давать знания по экологической безопасности и исчерпывающую информацию в научно-популярной литературе и СМИ...

— Как влияет на безопасность жизни миграция? Есть ли у биологической науки механизмы ограждения людей от переносчиков и возбудителей неизвестных ранее болезней?

— Что касается миграции людей, то тут есть повод для беспокойства. Глобальное потепление создает благоприятные условия для теплолюбивых видов растений и животных, которых раньше у нас не было. Такими «карантинными видами» занимаются санитарно-эпидемические службы и службы ветеринарного контроля. Но зарплаты у этих ответственных работников... ниже низких! Повсеместно уничтожают сорняки и вредных животных химическими средствами: нет альтернативы — экологически безопасного биологического метода. А все потому, что у государства нет денег! Зато у химических компаний их достаточно, чтобы не допустить его разработки и внедрения. Мы словно какая-то третьесортная страна: функционируем как полигон для испытания и внедрения всевозможных химических средств! Только для уничтожения колорадского жука в Украину ежегодно ввозят 3—4 новых препарата. У нас и испытывают! То же самое и с генетически модифицированными растениями. Сначала нам их дешево продадут, проследят, как проявят себя эти «модификаты» в следующих поколениях людей, или подождут 5—10 лет, какие дети, с какими физическими недостатками будут у потребителей этой продукции... А потом уже решат, пригодны ли для употребления эти генетически измененные продукты и стоит ли в своей стране применять химические препараты? Стойкость растений к болезням и вредителям приводит и к появлению новых токсических соединений или увеличению их концентрации. Определить пригодность такой продукции можно в специализированных лабораториях, если будет действовать строгая, независимая государственная экспертиза! Ведь бизнес — это бизнес: что если проверяющему предложат кругленький сумму? И он подпишет вывод: «продукция чистая», если она не ядовитая и убивает не сразу, а имеет пролонгированный эффект. К сожалению, даже сами ученые точно не знают, какую угрозу для будущих поколений несут некоторые генетически модифицированные продукты!

Теперь о медицине и ветеринарии. Во времена СССР сколько венерических болезней знали в Украине? Три. В Африке было известно пять. Сегодня у нас их насчитывается шесть или семь! Исчезло с прилавков диетическое кроличье мясо: кроли погибают от миксоматоза. А сколько проблем в свиноводстве от болезни Ташена?! Эти болезни нам завезли, хотя был и есть карантин, принимали и принимаем строгие карантинные меры. А малярия?! Не дай Бог завезти! У нас есть малярийные комары. Ежегодно приезжают сотни туристов из неблагополучных стран, а наши едут туда. Если немного ослабнет контроль, будет еще одна беда. И хотя существует четкий перечень карантинных вредителей сельского хозяйства, их болезней и карантинных переносчиков, в Украине не хватает порядка: государственные чиновники заботятся только о личном обогащении, а не о народе и его благосостоянии. Результат? Поляки перепродают нам закупленное в Австралии мясо, которое может быть источником каких угодно болезней... И хотя существует ветеринарный контроль мясопродукции, но только на заражение такими паразитами, как гельминты (трихинелла, стежковые черви), потому что они смертельно опасны! Если проверять наличие других возбудителей при нынешней культуре животноводства — останемся совсем без мяса. Советую следовать всем санитарно-гигиеническим нормам обработки мяса, не есть сырого или недоваренного мяса или фарша. Хорошая термическая обработка уничтожает всех паразитов. Даже сальмонелла и птичий грипп, которые можно «купить» вместе с птичьим мясом, при достаточной термической обработке погибают. К сожалению, сегодня нет контроля пищевых продуктов на туберкулез (которым болеет половина коров), на лейкоз (75% больных животных) и токсоплазмоз. Этим должно заниматься государство. Если не ошибаюсь, то 85% людей болеют токсоплазмозом. Но непосредственно жизни человека он не угрожает (имеет пролонгированный эффект). Что-то там заболит... «Подсела иммунная система, а может продуло», — думает человек. Где-то что-то не сгибается — нога или рука, поболит — переболит... Человеческий организм борется, но на 100% не убивает возбудителя токсоплазмоза. А не дай Бог заразиться ВИЧ-инфекцией, и скрытая болячка сразу добивает человека...

— Как поддерживает государство развитие науки, в частности, в области паразитологии?

— Финансирование науки выглядит, как «помощь по безработице». Чтобы сразу, как хлам, не выбрасывать ученых на улицу, чтобы не ходили и не клянчили, им дают возможность «продержаться» до пенсии. Но заменить их некому: молодежь на такую зарплату не завлечешь в науку: нет перспективы! Пройдет 5-10 лет, и наша Академия наук станет «голой», как Карпаты, в которых бездумно и нещадно вырубали леса. Наш выпускник на кафедре получал 1300 — 1400 гривен. А коммерческая фирма платит от тысячи евро плюс перспектива! И — пошел... Потому что образованный человек не будет работать за копейки, хотя университет имеет мировое признание. Вот пришел поступать в аспирантуру выпускник из Ирана. Образование получил в Аграрном университете. «Так почему к нам? Иди туда в аспирантуру» «У нас, в Иране, знают только один украинский университет — имени Шевченко!..» — слышу ответ. Если бы еще государство нас так уважало!.. Потому что наука и образование нуждаются в государственной заботы... Обещают нашему университету присвоить звание «исследовательский». уменьшить аудиторне нагрузку с тем, чтобы преподаватели могли чити такой артирні.ї тематики. Ведь это заведение не только образовательное, но и научное! Мы же готовим университетских специалистов, которые должны досконально знать не только фауну Украины, но и всего мира! Вот завезут нам какую-нибудь паразитарную болезнь или карантинного вредителя, и наш выпускник — зоолог-эпидемиолог должен оперативно и точно определить «эмигранта», пути его распространения, разработать меры для борьбы и профилактики. Нужны обширные знания, чтобы не допустить ошибок, потому что точность заключений иногда измеряется не одной человеческой жизнью...

— Университет славится как «кузница высококвалифицированных кадров» широкого профиля. Петр Яковлевич, а как сегодня, в век электроники, оснащены научные лаборатории?

— Удовлетворительно (хоть есть оценки «хорошо» и «отлично»). С голода не умираем, но и звезд с неба не хватаем (последняя Нобелевская премия получена украинцем И.И.Мечниковым 100 лет назад). Как и в прошлом, в Украине есть три науки: академическая (НАН Украины), прикладная (при Министерстве сельского хозяйства — Институт защиты растений, Институт пшеницы и т.п. ) и вузовская. Но финансируют их, как одну: государство дает один «бутерброд» на троих: на современные реактивы и препараты; приборы и оборудование, аппаратуру. «Доев» то, что было, создаем материальную базу своими руками. На 10—20% удовлетворяем потребности за научные гранты и хоздоговорную тематику. Но ведь это даже не половина того, чего требует наука. Нередко дефицитные реактивы добываем всеми правдами и неправдами, и на свои средства. Едут студенты или выпускники за границу, прошу: «Привезите, что можете...» И когда привозят, это настоящий праздник — современные, химически чистые реактивы, с которыми можно работать и получать качественные результаты. Такие вот «научные» проблемы, но из них складывается целое! А что касается ситуации с кадрами, наша «университетская кузница» ежегодно сотнями выпускает высококвалифицированных молодых специалистов. Но современные научные исследования и технологии нуждаются в немалых средствах. И это в Украине проблема и науки, и жизни! Поэтому, как и в 90-е, продолжается широкая эмиграция наших педагогов и ученых. Волей-неволей, а все упирается в этот «тесный сапог»: как ни подпрыгивай, как ни смейся, а если жмет, то не побежишь и не запоешь... Специалистов университета везде берут охотно: работают и в польском Институте паразитологии, и в Германии. Коллега-микробиолог стажировался в Финляндии, а через год его взяли заведующим лабораторией. Два наших профессора из академического института вынуждены были каждое лето ездить на заработки на Мадагаскар — изучать фауну: были там наполовину наемными работниками, потому что «тянули» не только профессорскую, но и техническую работу — собственноручно собирали научный материал...

Так нужна нам наука или нет?! Может, объединить все три науки в одну?.. И частично решить финансовую и кадровую проблемы... Потому что единственное, что останется от академических заведений, — это помещения в центре города, на которые давно уже хотят «наложить лапу»: очень лакомые куски и для аренды, и для продажи: старинные здания с высокими потолками — под офисы и клубы...

— Эпизоотическая ситуация в Украине довольно сложная: опасными становятся для людей и животных прогулки в парках, могут напасть клещи, блохи... Как этому противостоять?

— Численность кровососущих членистоногих у нас не превышает эпидемических или эпизоотических порогов. Главная опасность в том, что они являются переносчиками возбудителей целого ряда опасных заболеваний человека, домашних и диких животных. Часть болезней является зоонозами, т.е. общими для человека и животных. Кого кусать, кровососам все равно. Но как в условиях города они заражаются возбудителями инфекционных заболеваний? По исследованиям сотрудников отдела паразитологии Института зоологии НАН Украины, бродячие собаки буквально «нафаршированы» личинками паразитических круглых червей — филярий. Комары их переносят от собак человеку, у которого они мигрируют под кожей, могут попадать в глазные яблоки. Бродячие животные — страшный «питомник» разнообразных болезней, а не только филярий. И оставлять их бродячими — все равно что размножать крыс, которые являются «резервуаром» чумы!

Поэтому нужно зарегистрировать собаку или кота и получить на них персональные номера. Если их будут вылавливать на улице, или владельцы сами будут сдавать их в приют, предоставляя средства на их пожизненное содержание, а в случае гибели будут получать справку, что не выбросили животное на улицу, вот тогда люди задумаются, брать или нет. Выбрасывать или нет. Проблема мало-мальски сдвинется с места.

Но опасность подкарауливает людей не только в лесах или парках. В затопленных водой и нечистотами подвалах круглый год разводятся так называемые городские кровососные комары. Они не дают покоя жителям «хрущевок» и многоэтажек: по отдушинам поднимаются из подвалов в квартиры, сосут кровь... Чтобы не травить жителей химией, разработан биологический препарат «Бактокулицид». Этот препарат создан в лаборатории экологии и токсикологии нашего университета. Ученые за него получили государственную премию! Но у нас нет средств на его производство. Выходит, что ни препарат, ни ученые Украине не нужны. А где же государственное мышление?! Потому и наука страдает, и медицина, и «маленький» человек, которого постоянно обманывают. Очевидно, нужно что-то менять в государстве!..