Особенный доктор

«Вчера» и «завтра» украинской педиатрии

В лекционной аудитории детской больницы № 2, что на киевском левобережье, в движении киноленты я всматриваюсь в облик выдающегося детского врача, профессора Елены Николаевны Хохол. Потом на экране появляются черты другого Антея педиатрии Виктора Михайловича Сидельникова, воистину рыцаря врачевания и, если вдуматься, великого гражданина нашего города. Таковы лишь отдельные кадры шестидесятилетней истории кафедры педиатрии № 2 с курсами медицинской генетики и неонатологии Национального медицинского университета им. А.А. Богомольца.

Летопись этой кафедры — зеркало развития украинского здравоохранения. В 1944 году, когда возвратившийся из Челябинска в освобожденный Киев Медицинский институт вновь развернул занятия, его директор, в будущем первый министр здравоохранения Украинской ССР Лев Иванович Медведь добился создания в составе вуза кафедры госпитальной педиатрии. Ее заведующим был избран корифей педиатрии, защитивший диссертацию на степень доктора медицины еще в 1901 году, Лев Иосифович Финкельштейн. Спустя четыре года, в 1948-м, его преемником стала Елена Николаевна Хохол — прекрасный детский врач и новатор по складу характера, во время войны руководитель педиатрической службы в масштабах страны. В последующем ей удастся создать первый заменитель грудного молока. Как и Виктор Сидельников, она прожила не очень долго.

Что же представлял собою Виктор Сидельников, этот вечный юноша науки, смотрящий сейчас на коллег с мемориальной доски. На курсе, на котором, в силу специфики будущей специальности, естественно, преобладало женское начало, живой светловолосый паренек невысокого роста как-то сразу же стал притягательным магнитом — и организаторской жилкой, и веселостью нрава, и незаурядностью ума. А главное — в нем был тот таинственный ключик мгновенного контакта с любым, самым маленьким ребенком, который и отличает педиатра по призванию.

После окончания института Виктор начал успешно двигаться по научной стезе, став постепенно одним из лучших детских врачей города. А в 1971 году возглавил кафедру, сменив другого замечательного педиатра, профессора Ивана Михайловича Руднева, одного из побудителей интенсивного развития кардиологии и пульмонологии детского возраста в Украине. Показательно, что как раз И.М. Руднев выделил важный клинический синдром — предревматические состояния у детей. Представитель старинной врачебной династии, он проработал во главе кафедры всего лишь пять лет, в сущности, завещая прозорливые идеи и замыслы своему единомышленнику и ученику.

... Иногда утром я заходил к своему бывшему сокурснику, и мы через Днепр мчались в клинику. Виктор Сидельников на большой скорости с виртуозным мастерством вел «Жигули» и одновременно рассказывал о новых своих шагах и наметках — организации консультативной детской кардиоревматологической службы для всего города, оборудовании первой в столице «соляной шахты» для детей, страдающих бронхиальной астмой, о работе над учебником по неотложной педиатрии. Чернобыль, куда Виктор Сидельников вместе с акушером-гинекологом Владиславом Голотой первыми ринутся на помощь женщинам и детям в зоне радиационного удара, был еще впереди…

Просторный аскетический кабинет на первом этаже больницы, хаос постоянной работы мысли — книги, журналы, заготовки статей, тома диссертаций. Сразу же, пока Виктор Михайлович облачается в халат, его, как говорится, начинают рвать на части — срочно нужно его мнение и выводы в отношении корректировки лечения наиболее тяжелых больных. Он надолго отлучается. Возвратившись из отделения реанимации, вновь занимается чередой дел, и я понимаю — продолжить разговор нам сегодня не удастся…

Потом он заболел. Улыбка на бледном осунувшемся лице все же обычно сохранялась, быстрая речь звучала иногда почти как прежде. Сотрудники приезжали к нему домой, на улицу Мечникова. В 1997 году кафедру возглавил один из ближайших учеников Виктора Михайловича, доктор медицинских наук, профессор Александр Петрович Волосовец. Ему была вверена и другая миссия учителя — статус главного детского кардиоревматолога Минздрава Украины.

После уже шестых Сидельниковских чтений — научных конференций, на которые в больницу в начале ноября традиционно съезжаются многие детские врачи Украины, мы беседуем с Александром Петровичем.

— В становлении больницы как современного клинического корабля — в неразрывном функциональном и научном единстве с эволюцией и ростом кафедры — паруса Виктора Михайловича неизменно надувал попутный ветер. Достаточно сказать, что начмедом новой больницы, ее клиническим сердцем долгое время была Лина Степановна Лапшинова, фронтовой врач, избравшая затем педиатрию и удостоенная за усилия на этом поприще звания Героя Социалистического Труда. А потом союзником Виктора Михайловича стала его ученица, заслуженный врач Украины Ольга Леонтьевна Дзюба, руководитель больницы уже более десяти лет и с недавнего времени доцент нашей кафедры. Стоит особо подчеркнуть важность такого плодотворного союза прежде всего потому, что педиатрия — всегда бездна неожиданностей и трудных ситуаций. Чтобы противостоять им, необходимо перспективное развитие учреждения, готовность клиник к эффективному лечению любого вида патологии детского возраста. Такой и должна быть университетская кафедра. Вглядываясь в ретроспективу (являющуюся, по сути, и паролем будущего), отмечу, например, что больница и кафедра, очевидно, первыми в Киеве, еще на переломе девяностых начали сотрудничать с родственным научным центром в США — Высшей медицинской школой Пенсильванского университета. Эти первые ростки телемедицины не увяли, а наоборот, стали частью и нашей нынешней, направленной в будущее работы.

— Какими вам видятся основополагающие вехи современной медицины детства?

— На сегодняшний день приоритетами стали изучение закономерностей роста и развития здорового ребенка, научное обоснование новых технологий профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при распространенных болезнях у детей и подростков, изучение клеточных и молекулярных механизмов формирования патологии, особенностей адаптации детского организма, в частности, в современных экологических условиях, разработка эффективных методов предупреждения и ранней диагностики врожденных пороков развития с соответствующей эффективной помощью таким детям, включая раннюю хирургическую коррекцию. Мы должны уделить больше внимания современным аспектам нервно-психического здоровья наших детей, поощрять и внедрять институт детских психологов.

Ныне при принятии терапевтического решения педиатр обязан ориентироваться не только на свой практический опыт, но и на существующие клинические протоколы и рекомендации, базирующиеся на принципах доказательной медицины. С юридической и этической стороны крайне важно учитывать позиции и интересы ребенка и его родителей в выборе методов и средств лечения. Думаю, что в работу по составлению современных протоколов и стандартов качества лечения, которая ныне активно проводится нашим Министерством здравоохранения, следует еще больше вовлекать современные врачебные ассоциации.

— Александр Петрович, «конек» кафедры — приверженность аппаратным диагностическим методикам в диапазоне, в первую очередь, ультразвуковых исследований. Я знаю, что это и ваша весьма давняя линия. В чем состоят преимущества метода?

— В ранней и точной диагностике такой грозной патологии, как врожденные пороки сердца. А это решающий сигнал, предопределяющий необходимость неотложной, а следовательно, действенной операции в специализированных центрах детской кардиохирургии.

Вообще я — приверженец подобных методик и начал исследования с благословения Виктора Михайловича, вначале на самой простой ультразвуковой аппаратуре, которая сегодня, на фоне новейших технологий и приборов последних поколений, появившихся в больнице, уходит, как говорится, в отставку. Допплеровский метод ультразвуковой диагностики мы используем и при обследовании новорожденных с подозрением на нарушение мозгового кровообращения. Как можно более ранний безошибочный диагноз здесь необычайно весом — он программирует и соответствующую интенсивную целенаправленную терапию. Хочу подчеркнуть, что в современном оснащении кафедре помогает ректор нашего университета, член-корреспондент АМН Украины Виталий Федорович Москаленко. Только в течении последнего года мы получили современную электрокардиографическую установку, мультимедийную систему и два компьютера. Это весьма важно. Ведь задача клиники состоит не только в точной диагностике и лечении заболеваний, но и в обучении будущих поколений детских врачей.

— Я держу в руках изданное совсем недавно новое руководство «Клиника, диагностика и лечение внебольничных пневмоний у детей», написанное вами вместе с профессором из Донецка Евгением Юлишем. Очевидно, болезни легких у детей также относятся к педиатрии высоких рисков?

— Действительно, это острейшие проблемы. Дело в том, что у детей, особенно раннего возраста, болезни органов дыхания возникают чаще и протекают более тяжело, с быстрым развитием дыхательной недостаточности и интоксикации. Причем часто это именно внебольничные пневмонии, прогрессирующие молниеносно. Сложность и непредсказуемость состоит в том, что появились новые разновидности патогенных микробов, не просто устойчивых к антибиотикам, но и начинающих бурно размножаться на фоне их применения. А ведь врач каждый новый такой поединок вынужден начинать как эмпирик, еще до выявления конкретного микробного возбудителя. Основываясь на принципах доказательной медицины, мы представили «портреты» пневмоний и алгоритмы оптимального выбора препаратов для эмпирической неотложной терапии.

— Мне кажется, понимание особой роли педиатрической службы и осознание ее слабостей — ваша неотступная «головная боль» и как начальника управления образования и науки Минздрава Украины.

— Вы целиком правы. В Украине недостает более тысячи детских врачей. Даже в Киеве и областных центрах в связи с кадровым дефицитом в этой отрасли большинству участковых педиатров приходится работать по совместительству. Причем многие из них — пенсионного возраста. Совместительство вынужденное, и отнюдь не из-за больших денег — ведь зарплата детского врача в любом случае не отвечает минимальным потребностям. Откровенно говоря, возникает парадокс: молодого врача иногда переманивают фирмы и другие организации, дающие пристойную зарплату, а поликлиники и больницы не в состоянии конкурировать. Так поступают не все, ряды волонтеров педиатрии, в принципе, множатся, о чем свидетельствует хотя бы приток молодежи на нашу и родственные кафедры. Но закрывать и далее глаза на реальное положение вещей, уповая только на чистый смысл медицины детства — я убежден, социальная ошибка. Именно врачу-педиатру, особенно в сельских районах, нужно безотлагательно дать финансовые и иные приоритеты. Вызов эпохи не только в том, что он этого заслуживает. Это же факт, что в стране становится все меньше и меньше целиком здоровых детей. Значит, профилактическая и лечебная педиатрия — в немалой степени оплот благополучия государства и общества.