Осколки сервиза

Вместе со всей отраслью на грани исчезновения очутился коростенский фарфор

Все на распродажу! Предлагаются кусочки предприятия, которое когда-то было гордостью украинской фарфоровой отрасли. Информация доступна на официальном сайте Коростеня (там она почему-то названа инвестиционным предложением). В ней указано, что закрытое акционерное общество «Коростенский фарфоровый завод» продает целые корпуса, помещения, другие объекты. Как для нынешних времен, в этом не было бы ничего странного, если бы речь не шла о предприятии с более чем вековой историей. Причем завод, приватизированный в 1993 году его работниками, то есть в период, который часто называют диким капитализмом, тогда уверенно «вписался» в рыночные условия. Ситуация способствовала — спрос на отечественную фарфоровую посуду в стране был безумным, а еще фуры, «под завязку» загруженные украинским фарфором, караванами шли на Россию и другие страны СНГ. Кроме того, жители Коростеня имели серьезный экспорт в США, Израиль, Германию, некоторые другие европейские страны. Пик производства фарфора на заводе пришелся на 2001 год, когда было произведено около 12 млн. единиц изделий, в следующие годы началось постепенное, а затем стремительное падение продаж продукции и объемов производства. В 2005 году предприятие уже переживало сложности, но такие, которые, казалось, не грозили катастрофой — за контроль над ним развернулась серьезная борьба с силовыми действиями заинтересованных лиц (некоторые официальные лица считают, что имели место элементы рейдерства). В результате (была еще серия судов) бывший глава правления общества Валентин Драган продал (по другой версии, вынужден был продать) принадлежащий ему контрольный пакет акций, и в 2006 году предприятие перешло в руки нынешних владельцев. Согласно информации, размещенной на одном из специализированных сайтов, более чем 81% акций находится в собственности физического лица, а именно — киевлянина Сергея Саранова.

И вот такой поворот: с прошлого года официальные инстанции — от бывшего президента Виктора Ющенко до Уполномоченного Верховной Рады по правам человека, Генеральной прокуратуры, Министерства юстиции, Министерства внутренних дел и некоторых других, буквально были засыпаны обращениями бывших (иногда и нынешних) работников, руководства профсоюзного комитета предприятия, в которых его нынешние владельцы и руководители обвиняются в сознательном уничтожении и доведении до банкротства завода, что привело к массовому увольнению рабочих, хронической невыплате или многомесячной задержке выплаты заработной платы уволенным и оставшимся работникам, большой задолженности по взносам в Пенсионный фонд. Кроме того, в этих заявлениях поднимаются вопросы, является ли законной распродажа технологического оборудования, другого имущества общества, что происходит в последние годы, и не идут ли вырученные средства мимо кассы? Дело дошло и до парламента — после обращений членов трудового коллектива, лидером коммунистов Петром Симоненко и еще одним членом фракции КПУ Николаем Кравченко был разработан и представлен законопроект, который предусматривал возвращение целостного имущественного комплекса закрытого акционерного общества «Коростенский фарфор» в государственную собственность. При его рассмотрении Верховной Радой в ноябре прошлого года Н. Кравченко заявлял, в частности, что слава этого предприятия приобрела скандальную окраску, имущество завода разворовывается. Однако за принятие закона проголосовало всего 78 народных депутатов, и он был отклонен.

В связи с этими событиями своим видением ситуации с «Днем» поделилась глава Житомирского обкома профсоюза работников текстильной и легковой промышленности, Людмила Гаврилюк. По ее словам, главные проблемы на предприятии, связанные с резким снижением объемов производства и экономических показателей, возникли с приходом новых владельцев. Задолженность по заработной плате на начало марта составляла около 2 млн. гривен, перед Пенсионным фондом — около 4 млн. гривен, есть также большие долги перед бюджетами разных уровней, разными государственными фондами. Не понятно также, подо что предприятию предоставлялись крупные суммы (больше 40 млн. грн.) кредитов, которые не возвращаются. Одним из главных мотивов его уничтожения, по ее мнению, может быть открытие украинского рынка для импорта импортного фарфора, а заинтересованными в этом могут быть люди на «верхах». Действительно, практически изо всех инстанций, куда посылали заявления члены коллектива, поступали в основном однотипные, написанные словно под копирку, ответы — ситуация соответствует законодательству, оснований для возбуждения уголовного дела нет. Совершенно логично возникает вопрос: действительно ли там глубоко вникали в ситуацию? Облгосадминистрация, признавая серьезность положения, тем не менее, реальных шагов по его улучшению не предприняла. Высказывается также версия об использовании определенных схем перевода реальных производственных активов предприятия на оффшорную компанию, которая будет уже без долгов, с доведением общества до искусственного банкротства. Как следствие — работники, миноритарные акционеры и государство останутся с «пустыми карманами». (Источники, которым есть все основания доверять, подтверждают, что за этим стоят небезызвестные фамилии народных депутатов.) Кстати, в информации о продаже объектов и документах Верховной Рады фигурируют несколько отличные названия предприятия, что невольно наводит на определенные мысли. С другой стороны, если принять версию, что отрасль уничтожается сознательно (потому что, как будет показано дальше, закрылись десятки предприятий, которые выпускали фарфор), а еще учитывая, что аналогичные мысли высказываются относительно сельскохозяйственного и точного машиностроения, сахарной, хмелеводческой, льняной и многих других отраслей, то следует допустить наличие в верхних эшелонах власти армии «терминаторов», нацеленной на ликвидацию отечественной индустрии. Что, откровенно говоря, представляется маловероятным.

Глава профкома общества Екатерина Лазаренко (проработавшая на заводе 43 года) рассказала «Дню», что лично ей предприятие задолжало 10 тыс. гривен зарплаты. А в целом, с болью говорила она, беда в том, что новые хозяева не считаются с честью и достоинством людей, лишили их работы и возможности кормить семьи. Хотя сначала обещали, что расширят производство.

Отдельного разговора заслуживает судьба уникальной коллекции образцов изделий, которые выпускались на заводе на протяжении многих десятилетий. Историк искусства Анатолий Шевчук заметил, что коростенская школа художественной росписи фарфора считалась одной из самых мощных не только в Украине, но и на территории бывшего СССР, ее достижения ярче всего представлены в этой коллекции, а теперь, по его словам, она может быть распродана владельцами предприятия, следовательно, потеряна для государства как целостный феномен украинского прикладного искусства.

Что в настоящий момент? Понятно, что при нынешних объемах реализации продукции (по данным управления экономики Коростенского горисполкома, да и руководителей предприятия — это ежемесячно около 30 тыс. гривен, иногда больше, иногда меньше) предприятие фактически не может существовать как производственная структура. Могло ли, и может ли быть иначе? В обзоре рынка фарфоровой посуды украинского производства за 2007 год, опубликованном на одном из аналитических сайтов, приводились данные, что на протяжении последних лет производство фарфоровой посуды в Украине постоянно сокращалось: в 2006 году оно составило 27% от выпуска 1990 года, ежегодное снижение объемов выпуска продукции наблюдалось практически у всех украинских производителей, и если в 2001 году в данной отрасли работало 36 предприятий, то в 2006 году — всего лишь 16, а в первой половине 2007 года остановились сразу два предприятия — Тернопольский фарфоровый завод и (внимание!) Коростенский фарфоровый завод. (Из пяти фарфоровых предприятий Житомирщины в настоящее время более-менее работает только одно. — В.К.) Отмечалось, что основным фактором, обусловившим такую ситуацию, является низкая конкурентоспособность фарфоровых изделий отечественного производства, что объясняется устаревшим технологическим парком отрасли, зависимостью основных составляющих себестоимости продукции — заработной платы (более 50%) и расходов на энергоносители (более 20%) от макроэкономических и политических факторов. В соответствии с выводом экспертов, ситуация ухудшается тем, что основную конкуренцию отечественному фарфору на внутреннем и внешнем рынках составляет продукция китайских производителей, которые находятся в значительно более выгодных экономических условиях. С тех пор ситуация только усложнилась.

На самом предприятии необычная тишина, мне пришлось увидеть немногим более десятка людей (официально работает 300 вместо 1200 человек, как было раньше), технологическое оборудование в работе тоже не удалось наблюдать. И хотя первый заместитель главы правления общества Ирина Мамонтова объясняла, что якобы закончился рабочий день (это в 15.30), не было признаков того, что перед этим здесь «кипела» работа. Правда в вестибюле проходной и зале рядом выставлены образцы продукции (их тысячи), которые выпускались раньше и относительно недавно. Красота, да и только. Но покупать коростенскую посуду, — жалуется пани Мамонтова, — желающих мало. По ее словам, с середины прошлого десятилетия фарфоровая отрасль в Европе и большинстве стран бывшего СССР буквально «обвалилась». В европейских странах резко упал спрос на фарфоровую посуду собственных производителей, соответственно приблизительно на 70% снизили объемы производства. В России, например, как утверждает она, осталось лишь несколько предприятий, да и то ради прихотей своих жен или любовниц их выкупили очень богатые люди. Основная причина — наплыв значительно более дешевого (но менее качественного) китайского фарфора, основные производства которого находятся в теплой климатической зоне, которая резко снижает текущие расходы. В Украине ситуация усложнилась резким повышением цен на газ, основного энергоносителя, который применяется в производстве фарфора. В Германии, Польше, некоторых других странах, — говорит менеджер, — государство осуществило определенные мероприятия для защиты отрасли. В Украине этого не произошло. Отсюда и последствия. Упреки в сознательном уничтожении коростенского предприятия, манипуляциях с реализацией оборудования, выплатой заработной платы, других сомнительных деяниях она отбрасывает и заверяет, что нынешние владельцы рассчитывали на его успешную работу. В настоящее время существуют планы относительно реконструкции завода. Правда, функционировать он должен в существенно более скромных масштабах, на значительно меньших площадях, на новой технологической базе, концентрируясь на выпуске сувенирной продукции, а также изделий на религиозную тематику (статуэток Божьей Матери, святых и тому подобное). Особые надежды возлагаются на привлечение к выпуску сувениров, посвященных чемпионату по футболу Евро-2012. А еще расчет делается на создание на Житомирщине в родственных отраслях, с помощью государства, так называемого кластера, то есть группы взаимозависимых компаний, специализированных поставщиков, поставщиков услуг, фирм. Однако, когда «День» поинтересовался, разработаны ли конкретные планы (маркетинговый, финансовый, технологический), она заявила лишь, что они готовятся. И вот это наводит на неутешительные мысли, ведь если есть серьезные наработки, они давно должны были бы приобрести конкретные очертания. Другой высокопоставленный руководитель «рубил» откровенно — вот новый Президент «закрутит гайки» и запретит импорт китайского фарфора.

Что дальше? Пока пани Мамонтова заверяет, что до конца марта нынешнего года соответствующие предложения по улучшению положения будут готовы, а в конце апреля должен закончиться демонтаж старых печей и закладка фундамента под новое оборудование. Следовательно, мы не ставим точку и оставляем за собой право поинтересоваться, будет ли так в действительности? Кстати, собеседница «Дня» заметила, что знаменитая коллекция коростенского фарфора сейчас оценивается в миллионы долларов, а государство не смогло ее выкупить для музеев или специальных экспозиций. И говорила, что коллекция не продается, а лишь представлена в нескольких местах, в частности, в Киеве, и используется для рекламных целей. В то же время российские сайты, которые специализируются на торговле антиквариатом, предлагают уникальные образцы коростенского фарфора.

КОММЕНТАРИЙ

Юрий УЩАПОВСКИЙ, доцент кафедры экономической теории Житомирского государственного технологического университета:

— Кризис любого предприятия, как правило, обусловлен внутренними и внешними факторами. Причем на вторые влияние владельцев или руководителей предприятия может быть лишь косвенным, особенно, если речь идет об экономической политике государства. А вот относительно внутренних факторов, то предотвратить кризис можно путем изучения рынка, организовав умелое руководство. Неблагоприятная рыночная конъюнктура — цены на энергоносители, сырье, комплектующие — тоже может больно ударить по предприятию. Точно так же и его руководство не может прямо влиять на определенные неразумные действия правительства, когда государство открывает двери внешним конкурентам. Если к упомянутым неурядицам прибавляется непорядочность руководителей, стремление к сиюминутной выгоде и решение своих проблем за счет других, мы, как правило, имеем банкротство предприятий и негативные последствия, которые его сопровождают, — ликвидация рабочих мест, рост социального напряжения и прочее. Очень досадно, что в современной истории Украины не нашлось места для отраслей, с которыми связаны славные производственные традиции и достижения. Иногда государству сложно в трудные времена поддерживать именно такие отрасли, которые впоследствии смогли бы сами работать эффективно. Но фарфоровую отрасль обязательно стоит сохранить (или возродить) для новой Украины.

P.S. Уже по окончании материала я на одном из сайтов в интернете наткнулся на объявление (цитирую): «Продам Коростенский фарфоровый завод (полностью), Украина, Киев (8 000 000 грн.). Среди примечаний к нему значится — возможность работы с Китаем, продается по причине перехода владельцев в другой сегмент рынка, если покупать данный завод через меня, получаете наиболее низкую стоимость и прямые координаты владельцев, предоставивших мне полное право действовать от их имени». Если это объявление отвечает истинному положению дел, то выходит, что все разговоры о его реорганизации являются лишь «дымовой завесой» перед продажей на неизвестных условиях, потому что есть реальные долги, правда, еще нужно выяснить, на ком они «висят».