Образок к жизни Атены Пашко

Размышления о выдающейся личности на фоне исторической эпохи, в которой она жила и работала

«День» уже рассказывал об акции к 90-летию поэтессы, общественного деятеля, главы Союза украинок, жены Вячеслава Черновила Атены Пашко (см. Публикацию «Сила и нежность» в «Дне» от 11 октября 2021 г.).

Напомним, что памятное мероприятие организовал и провел Международный институт образования, культуры и связей с диаспорой Национального университета «Львовская политехника». Модератор встречи — директор МИОК Ирина Ключковская.

Полную видеоверсию встречи «Атена Пашко. Сила и нежность» можно посмотреть здесь: https://www.facebook.com/ MIOK.LVIV.UA/videos/573623823881057

Сегодня в продолжение темы Ирина Ключковская поделится с читателями «Дня» размышлениями о фигуре Атены Пашко. По мнению директора МИОК, личность пани Пашко требует научного осмысления и изучения на фоне исторической эпохи, в которой она жила и работала.

СПРАВКА

Атена-Святомира Пашко родилась 10 октября 1931 года в селе Быстрица в Дрогобычском районе Львовской области.

Выпускница Львовского лесотехнического института.

С середины 1960-х годов выступала в защиту репрессированных деятелей украинской культуры, за что подвергалась притеснениям и запретам.

С восстановлением независимости Украины, в декабре 1991 года избрана главой Союза украинок.

После трагической гибели в 1999 г. мужа Вячеслава Черновила Атена Пашко продолжила воплощать политические идеи, общие для супругов. Автор поэтических сборников «На перехрестях» (Мюнхен, 1989), «На вістрі свічки» (Балтимор-Торонто, 1991), «Лезо моєї стежки» (Киев, 2007).  Орденом княгини Ольги III степени (1997), Орденом Свободы (2009).

Умерла в Киеве 20 марта 2012-го. Похоронена на Байковом кладбище — рядом с мужем.

И далее прямая речь Ирины Ключковской, которая очень близко знала Атену Пашко, считала ее родным человеком и духовной наставницей.

«Путь Атены Пашко замешен как хороший украинский хлеб на избранном зерне правды, честности, доброты, верности, преданности и любви. Да, действительно, ее жизнеописание можно назвать одним емким словом — любовь, которой была отмечена вся жизнь этой незаурядной яркой личности. Любовь к родной земле, семье, мужу, друзьям, к Человеку. В ней удивительным образом сочетались внутренняя несокрушимость и твердость с нежностью и чувственностью. Ее тонкая душа пела в поэзии, а сила была в активной жизненной позиции.


АТЕНА ПАШКО, ЕКАТЕРИНА ПАШКО — МАМА, ИРИНА ВОЛИЦКАЯ

Внутреннее благородство было глубоко укоренено в семье. Родители Екатерина и Василий — интеллигенты, учителя, научили ее не отрекаться от своих веры, языка, своего, украинского, научили любить землю, где родилась и росла в селе Прусы (сегодня Быстрица) возле Борислава на Львовщине. Там односельчане, которые почитали семью Пашко, установили в 2019 г. памятник Атене, которой родители дали такое необычное по тем временам имя.

А потом ее путь лежал во Львов, где закончила Лесотехнический институт, вышла замуж, родила детей. Перед ней расстилалась спокойная безбедная жизнь. Однако она выбрала другой путь — беспокойства, сопротивления, борьбы с системой. «Таких, как Атена, — одна на тысячи», — говорили друзья, удивляясь, где эта хрупкая женщина берет силу выстоять.

Именно здесь, во Львове, писала стихи, первым ценителем которых был Борис Антоненко-Давидович. Здесь присоединилась к движению сопротивления, активно общаясь с Михаилом Косивым, Ярославом Кендзером, братьями Горынями, супругами Калинец, Стефой Шабатурой. Ее друзьями были Михайлина Коцюбинская, Нина Караванская, Надежда Светличная, Мирослав Маринович и многие другие. Вместе издавали «Український вісник», творили историю, которую сегодня мы называем украинским движением сопротивления, диссидентством.

В это время родилась ее большая любовь, с которым она прошла через преследования, унижения человеческого достоинства, с которой была до конца своей жизни. «Об этом будут писать романы», — говорили те, кто знал Вячеслава Черновила и Атену Пашко ближе и видел их взаимоотношения. Это была любовь вопреки обстоятельствам, расстоянию, просторам, которые их разделили, когда арестовали Черновила. А она собирала вещи и упорно ехала на свидания с любимым на другой конец света — в Мордовию или Якутию, чтобы хоть таким образом разделить его бремя. Там, в ссылке, не имея никакой надежды на освобождение Вячеслава Максимовича, выходит за него замуж.

«Самый дорогой человек, — писал ей Черновил, — имея тебя, неотъемлемую частичку своей жизни, я даже не задумываюсь над тем, как бы плохо мне было без тебя, такого надежного убежища моих мыслей, стремлений и чувств. Пожалуй, даже любовь к Родине в определенной степени мыслится через дорогого человека. Вот и у меня за дальними далями есть Атена-Украина с большой чистотой, стойкостью и страданиями. Спасибо за то Богу. Несусь мыслями к Тебе. Целую. Твои печальные глаза, касаюсь твоих душистых волос. И пусть святится имя твое. Твой Вячеслав».

Как скажет впоследствии дочь Атены Пашко — Ирина Волицкая, «Маме повезло, что она встретила Вячеслава Максимовича, но и Вячеславу Максимовичу очень повезло, что он встретил маму и мама была до конца его дней с ним, потому что без маминой той чистоты, стойкости, нравственности Вячеславу Максимовичу было бы очень тяжело пережить то, что он пережил», имея в виду раскол в «Рухе», когда предали однопартийцы и когда в Верховной Раде Украины публично с трибуны выразили недоверие, заставив коммунистов аплодировать стоя.

Система мстила, действовала изящно, по-иезуитски. Целилась в самое больное, самое чувствительное место — единственную дочь Атены. Сегодня Ирина Волицкая — известный театровед, режиссер «Театру в кошику», заслуженный деятель искусств, известный и уважаемый человек. Тогда — маленька девочка, школьница, которую взялась травить система, зафиксировав на фотографиях, как она кладет цветы на могилы сечевых стрельцов. Исключили из комсомола, устроили судилище и заставили ее одноклассников голосовать «за», вручив тем самым волчий билет и закрыв возможности дальше учиться. Были попытки поступления и в Киеве, и во Львове, а также в Горловке. Напрасно. Зато каждый день под домом, где жила семья, стояла черная «Волга». Начались регулярные обыски, когда квартиру запирали на несколько суток и все переворачивали, искали запрещенные или самиздатовские материалы. Не раз дочь убеждали отречься от мамы даже люди из близкого окружения.

Три женщины — Атена, ее мама Екатерина Пашко и дочь Ирина Волицкая для автора этих строк на всю жизнь остались символом силы духа. Никогда и ни разу не было слова упрека, нареканий или сетований. Очень достойно все трое шли по жизни, поддерживали друг друга. Ни увольнение с работы химика в лаборатории университета им. Ивана Франко, где работала Атена, ни преследования не сломили ни одну из них. Разрешения на обучение в Советском Союзе для Ирины все же добилась украинская диаспора, когда начала громкие протесты, и Ирина наконец поступила в Театральный институт в Ленинграде.

Атена Пашко была всегда рядом с Черновилом. И во время репрессий, и во время его активной политической деятельности после освобождения в 1985 году, и во время работы в должности главы Львовского облсовета. Поддерживала в период его депутатства и избирательной президентской кампании, была настоящим другом и единомышленником в «Рухе», разделяла боль предательства... Но это всегда была самодостаточная личность — поэтесса, общественный деятель, глава возрожденного Союза украинок Украины. «Нам пришлось работать в переломный период не только под наблюдением временного среза, — говорила она, — нам пришлось работать в период эпохальных социально-политических потрясений и сдвигов, когда рушилась тоталитарная советская система и закладывались первые кирпичики в фундамент украинской государственности, когда в человеческом сознании происходили огромные изменения, разрушались представления, стереотипы, взгляды».

Без сомнения, Атена Пашко войдет в историю и станет в ряд со своими великими предшественницами: Натальей Кобринской, Софией Русовой, Миленой Рудницкой, Екатериной Грушевской, Надеждой Суровцевой... Ей удалось развить сеть СУУ, которая насчитывала 597 организаций, 81 районных и 25 областных организаций, которая охватывала 15 200 членов и занималась многогранной деятельностью. Это просвещение, возрождение национально-религиозных традиций и обычаев, охрана здоровья матери и ребенка, помощь талантливым детям и сиротам, общественно-политическая работа, участие в международном женском движении, связи с украинской диаспорой, представительство Союза украинок за рубежом, женское предпринимательство. По сути, деятельность СУ под руководством Атены Пашко можно расценивать как государственный труд. Члены Союза требовали создания собственных вооруженных сил Украины, выхода из СНГ, основали с 1992 года почитание памяти Елены Телиги, стояли на защите украинского языка, добивались восстановления Праздника матери, начали проекты поддержки женского предпринимательства. Именно за время председательства Атены Пашко удалось развить плодотворное сотрудничество со Всемирной Федерацией Украинских Женских Организаций, СУ Великобритании, СУ Франции, СУ Америки, Ассоциацией Эльзас-Чернобыль, Объединением украинских женщин Германии, СУ Польши...

Дальновидной была деятельность по поддержке украинских организаций постсоветского пространства. Оказывали постоянную поддержку украинкам Башкортостана, Грузии, Воркуты, Зеленого Клина, Эстонии. Всего не счесть. Обобщая общественную деятельность Атены Пашко, можно сказать, что она обладала четким видением стратегического развития организации, к возрождению которой не только присоединилась, но и развила, четко поставив в приоритет цели и задачи. Атена Пашко добровольно сложила полномочия Председателя, передав преемнику, народному депутату Украины Лилии Григорович руководство хорошо структурированной, сильной организацией, которая в то время имела большой авторитет не только в Украине, но и за ее пределами.

В свободное от общественной работы время были мгновения покоя, прогулки над Днепром и желтые розы, любимые, которые Вячеслав Черновил дарил любимой жене. А еще — время для сокровенного, для поэзии.

«Малою я бачила кров,

Кров убитих земляків моїх.

Прости мені,

Але тепер, коли

сонце сходить

В пурпуровій киреї, —

Я бачу кров.

Малою я бачила чорні хустини,

Чорні хустини на сивих головах

Моїх старших посестер.

Прости мені,

Але тепер у темні ночі —

Я бачу чорні хустки.

Малою я приносила підсніжники,

Перші підсніжники

На могили, що темніли з-під снігу...

Прости мені.

Але тепер ці перші підсніжники,

Що ти даруєш,

Пахнуть тими могилами.

Я сповідаюся Тобі —

прости мій гріх.

Я сповідаюся Тобі

з провин моїх.

Тільки від Тебе я себе

Не затаю.

Прийми мене в своє добро

В любов свою.

Незгасний промінь засвіти

мені в путі,

Куди по тернях ще пройти

у цім житті.

І від олжі й зрадливих рук

мене спаси.

Навчи терпіння болю й мук,

бо Ти єси.»