Когда движет сила к жизни

Любомира Бойчишин — первая в Украине женщина, организовавшая движение инвалидов

Глава правления женского Информационно-реабилитационного центра «Любомира» Любомира Бойчишин своей деятельностью объединила 16 городов Украины. В 2005 году была среди кандидатов на Нобелевскую премию мира. За ее плечами — жизнь, полная вдохновенной борьбы и тяжелых испытаний — судьба жены политика, секретаря Народного Руха Украины Михаила Бойчишина, который собственной жизнью поплатился за свободолюбие и народнические идеи. Он пропал без вести 15 лет назад. Через полгода при загадочных обстоятельствах погиб и сын Любомиры. Тело женщины не выдержало: она оказалась в инвалидной коляске... Но дух не сдался. И сегодня Любомира Бойчишин — пример вдохновенной борьбы при жизни, даже, когда жить уже невмоготу.

«МЫ ЖИЛИ В СТРАШНЫЕ ВРЕМЕНА ПОРАБОЩЕНИЯ ДУШИ...»

Первым встречает гостя в квартире Любомиры Бойчишин пристальный взгляд Тараса Шевченко. Его портрет — как раз напротив входных дверей — будто вопрошает — с добром ли ты пришел к хозяйке (а потом не можешь избавиться от мысли, что есть что-то общее в глазах Кобзаря и пани Любомиры: они оба такие же волевые и опечаленные одновременно). Межкомнатная территория квартиры обустроена специальным образом — переходные пороги для удобства хозяйки, ведь ее ноги скованны инвалидной коляской. На стенах — картины, написанные маслом, которые походят на небольшие окна с видом на маленькие уютные улочки средневекового Львова.

На шкафу — хитро связанный оберег из колосков пшеницы. Его сделала для Любомиры женщина-инвалид из Львова, а рядом — огромный портрет сильного, волевого высоколобого мужчины.

— Это мой муж, но об этом уже нечего говорить, — вздыхает Любомира, и снова ее окутывает грусть.

Когда люди ходят по одним и тем же улицам, имеют общих друзей, а встречаются за тысячу километров от дома — это уже настоящая судьба.

— О! Это целая история, как мы нашли друг друга, — смеется женщина. — Кто бы подумал, что два львовянина могут встретиться в Алуште. Тем летом я поехала отдыхать в студенческий лагерь. Уже был последний вечер, прощальная дискотека. Хотелось провести его как можно лучше, а тут какой-то молодой человек в очках не дает мне прохода — нельзя ни с кем потанцевать. Мы так и проговорили с ним всю ту ночь: я, он и звезды, которые падали в ласковое море. Общих тем для разговора нашлось более чем достаточно...

В один октябрьский вечер, когда девушка сидела за книгой, ее мама спросила, что это за молодой человек ходит кругами под домом. Любомира на это и внимания не обратила, но мать вышла из дома и спросила юношу, ищет ли он кого-то. «Ищу, — уверенно ответил тот, — Любомиру».

— Либо он, либо никто, — так сказало тогда мое сердце, и оно не ошиблось, — рассказывает далее Любомира. — Мы жили в страшные времена — времена порабощения не только страны, но и души. На десять лет нас записали в «преступники» лишь за то, что мы с Михаилом обвенчались в церкви. Это был 1972 год, только пронеслась волна арестов украинской интеллигенции. Мы — греко-католики. Тогда наша церковь была в подполье. Однако я не могла иначе. Так уж меня воспитали: невенчанный брак был чем-то абсолютно недопустимым. Мы договорились со священником церкви Петра и Павла во Львове, в которой венчалась моя бабка, и где крестили мою маму, венчались мои родители и где мы скрепили свой союз браком.

С того момента супруги Бойчишин считались «неблагонадежными». Как-то у Михаила появилась возможность возглавить отдел, в котором он работал. Однако у кагебистов моментально нашлось «правильное» замечание: «Как Бойчишин будет руководить другими людьми? Он же венчался в церкви». А вот разработками Михаила Бойчишина в отрасли конвейерного строительства и по сей день пользуются в Европе. Ни одного поощрения от советской власти он так и не получил.

— Честно скажу, это были страшные времена: постоянное давление, диктат, человек вообще не имел прав, а за вышиванку можно было угодить в Сибирь. Наших детей — как Лидию, так и Романа, мы воспитывали на христианских основах. А когда дети говорили в школе, что святили пасху, мы выслушивали от учителей целые тирады, мол, как можно так запускать воспитание детей. Просто вспоминать больно, на что ушла наша молодость...

ЕЕ МУЖ ТВОРИЛ ИСТОРИЮ

Михаилу суждено было стать человеком, который творил новейшую историю Украины. Именно он со своим соратником Вячеславом Чорновилом стояли у истоков создания Народного Руха. В 1992 году он был избран заместителем Главы Народного Руха Украины по предложению Вячеслава Чорновила. Возглавлял секретариат НРУ, был ближайшим и самым надежным другом Чорновила. Накануне президентских выборов 1994 года, Рух набирал обороты и становился популярным. А как уже повелось в мире — там, где большая слава, там большая зависть и... смерть.

15 января Любомира во Львове услышала информацию по радио — пропал глава секретариата НРУ. Больше Михаил домой не пришел. Сегодня уже никто не сомневается в том, что Михаил Бойчишин стал первой жертвой политической расправы уже в новой Украине. Далее были Чорновил, Гонгадзе... А через полгода смерть забирает у Любомиры и младшего сына Романа. Он погиб в автомобильной катастрофе. Любомира не верит и до сегодняшнего дня, что сына забрала случайная смерть, но что-либо доказать она не смогла ни тогда, ни сегодня. Впрочем, так же, как и Атена Пашко и Мирослава Гонгадзе. Вот только тело Любомиры не выдержало — она заболела рассеянным склерозом. Ее ноги отказали, и больше женщина не сделала ни шага.

НА ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВДОХНОВИЛ КИТАЙ

Смириться с тяжкой долей инвалида и обречь себя на жизнь без движения — это уж точно не свойственно Любомире. До сих пор в ее голосе звучат волевые нотки, она — оптимистка. В 1995 году она оставила все и уехала в Китай. В то время в Пекине происходила мировая конференция женских неправительственных организаций. Это стало большим началом новой жизни Любомиры — полным самоотверженной работы: она стала первой женщиной, организовавшей движение инвалидов на Украине.

— Ужасно боялась туда ехать, потому что думала, что только я буду на коляске. Но увиденное там поразило на всю жизнь: 200 женщин в инвалидных колясках со всего мира приехали и заявили о своих правах. Вернулась домой окрыленная. Села и написала проект на грант в иностранную организацию. Так и создала Женский информационно-реабилитационный центр «Любомира», — рассказывает женщина.

Энергичности Любомиры могла бы поучиться любая здоровая женщина. Она собрала женщин-инвалидов со всей Украины и впервые рассказала им, что они имеют право выйти из 4-х стен и наполнить свою жизнь смыслом. Центр имел 16 ячеек по областям страны. Несколько сотен инвалидов собирала на свои семинары Любомира. Все вопросы она решала сама.

— Как-то на семинар приехала девушка, которая после травмы 7 лет не выходила из дома. После участия в мероприятии она поступила в вуз и вышла замуж, — гордится Любомира. — Многие наши ученицы сегодня имеют высшее образование, работу, а главное — семью и детей. Они научились главному, что женщина в коляске — это не бесправное существо, а королева, которой по силам все. Они усвоили основной урок — нужно принимать себя такой, какой ты есть. Тогда и сама жизнь пойдет тебе навстречу, — считает пани Любомира.

С 1997года на протяжении шести лет она выпускала журнал «Любомира» для людей с ограниченными физическими возможностями. Сначала ее поддерживали западные, в частности, канадские фонды, но сейчас они считают пани Бойчишин «слишком опытной» в этом деле, чтобы требовать помощи извне. К счастью, уже появилось много государственных программ для инвалидов, которые финансируют местные бюджеты, поэтому потребность в инициативе одиночных активистов постепенно исчезает.

Очевидно, что эта волевая женщина может быть примером для кого угодно, потому что ежедневно находит в себе силы жить, радоваться каждому дню и верить в победу человеческого духа.