Какой учитель нужен сегодня?

С ноября 2009 года Минобразования будет по-новому готовить педагогов

Начало на 1-ой ПОЛОСЕ

Также в планах министерства разработка «Положения об аттестации педагогических работников» с критериями, по которым будут оценивать работу директоров, учителей, руководителей кружков и секций. Следует изменить работу всех педагогических университетов, в частности, организацию обучения и практики. Возможно, кафедры методики изучения той или иной дисциплины целесообразно размещать непосредственно в школах. Студенты и преподаватели будут видеть учеников, проработают учебные программы, школьные учебники, в частности, научатся заполнять журналы и другую документацию. Каждый педагог, который будет работать в профильном учебном заведении, должен проходить комплексную подготовку по предмету, который преподает. Чтобы узнать потребность каждой школы в учителях по тем или иным предметам, до 1 декабря будут созданы региональные банки данных, которые будут содержать информацию о реальной потребности каждого учебного заведения в педагогах и данные о выпускниках вузов педагогического направления.

Мирослав ПОПОВИЧ, директор Института философии им. Г. Сковороды НАН Украины:

— От учителей требуется все то же, что и требовалось вчера, 30 или 100 лет назад — любить детей. Новое, что появилось в последнее время — дети стали более эрудированными, имеют то интернетское образование, которого не имеет старшее поколение. Во-вторых, дети живут в мире материального неравенства, они кичатся, скажем, новыми мобильными телефонами, и это является проблемой. Хотя еще большей моральной проблемой является то, как научить учителей любить детей и при этом не раздражаться от работы. Что касается учебных программ, их нужно перестроить так, чтобы они отвечали состоянию современной науки, а также не были отделенными друг от друга, т.е. преподавать физику, химию, биологию так, чтобы вместе с математикой они работали вместе, были сплошь связаны. Нужно подумать над тем, как упростить структуру предметов, чтобы она не просто воспроизводила историю науки, а была органически связана с отношением человека к природе. Я не вижу сегодня в программе естествознания, которое читается в школе, этой общности, все ровно в нем остаются части физики, химии и других наук, а должно быть единое учение о природе. Это собственно касается не только подготовки учителей, а переосмысления самой системы преподавания. То, как эту проблему разрешили в американской школе, меня просто напугало. Если в частных школах уровень преподавания еще более-менее на высоком уровне, то государственные заведения дают очень низкие знания, во всяком случае так было несколько лет назад, когда я находился в США. Весь естественнонаучный цикл дает примитивные сведения о животном и растительном мире, т.е. рассчитан на общую эрудицию. А должно быть понимание, как в целом устроен мир, и это нужно сделать просто и доступно для детей. Таких книг у нас нет. Поэтому начинать нужно с создания хороших, доступных учебников и программ. Для этого нужна научно-популярная литература. У нас сегодня нечего прочитать об общей теории относительности, теории элементарных частиц и тому подобное. Если бы была государственная программа поддержки научно-популярной литературы, это было бы шагом, чтобы готовить учителей, которые бы владели достижениями современной науки и могли детям их пересказывать. Еще одна проблема для школы, особенно в крупных городах — найти молодого учителя. Но немало проблем связаны не со школой, не с Минобразования, а с нашим обществом в целом. Имею в виду престижность профессии учителя, которые вместе с медиками считаются основой интеллигентного общества. Не может быть престижной работа педагога, если в классе учится 30—40 человек. Лучший вариант — 20, а еще лучше — по 10 учеников, как это сделали в Финляндии. Пока мы этого не достигнем, не сможем возвратить престижность учителю.

Мария ЛЕЩЕНКО, заведующая кафедрой педагогики Киевского национального университета им. Тараса Шевченко:

— Тема переподготовки учителя очень актуальна. Министерство образования и науки правильно отмечает, что сначала нужно получать первое базовое образование по отдельным предметам (химии, биологии или истории), а потом уже по педагогике. Так практикуют многие ведущие страны мира. В Украине это даст неоценимые возможности для будущих учителей при условии, что это будет специальная подготовка, предусматривающая год-два углубленного изучения педагогических и психологических курсов. Как показывают мировые исследования, к нам приходят новые дети, для которых характерны чувство собственного достоинства, собственного «Я», склонность к творчеству, желание создавать инновации даже в традиционных или повседневных видах деятельности, повышенная эмпатия, эмоциональная чувствительность. Постепенно человечество качественно меняется, и учитель, идущий к современной аудитории учеников, так же, как и преподаватель высшей школы, должен обязательно учитывать эти моменты. Ни в коем случае он не может работать по авторитарным моделям общения и педагогического взаимодействия. Современные дети и молодежь не воспринимают жестких и дисциплинарных правил. Они отказываются от ролевых отношений. Когда ученику или студенту говорят: «Я — учитель, я — профессор», это автоматически означает, что они должны уважать профессиональный и социальный статус этого человека. Но студенты уважают и сотрудничают с теми людьми, которые на практике могут обогатить их личностный и профессиональный опыт. Чтобы поощрить молодежь идти в педагогику, учитель должен получить статус государственного служащего, так как он действительно работает на государство и всю человеческую цивилизацию. Современный учитель должен быть толерантным, чтобы воспринимать разные проявления детской природы, быть аутентичным, естественно себя вести и уметь создавать такую реальность, в которой бы было уютно, комфортно и интересно, чтобы ученик и студент мог профессионально и личностно расти, заниматься познавательной деятельностью. При грамотной перестройке школы педагогики мы можем достичь значительных успехов. Важно, чтобы отходя от традиционных подходов, мы не остались без серьезной замены. Классические университеты характеризуются очень серьезной подготовкой специалистов по определенной дисциплине. Однако из тренингов, занятий по педагогическому мастерству каждый будущий учитель получает намного больше. Часто, владея знаниями, он не владеет методиками, техниками и технологиями, чтобы передать их студентам. И все эти черты, которые должны быть у учителя, приобретаются именно в процессе грамотной подготовки. Значительное количество студентов после окончания университетов идет работать в научно-исследовательские институты, в аспирантуру, а потом становятся преподавателями высшей школы. Но можно быть грамотным ученым и одновременно не владеть педагогическим мастерством. Этому можно научить каждого человека, сознательно идущему путём учительства. Молодые учителя характеризуются отсутствием консерватизма, закоснелости мышления, они более способны к диалогическому подходу с учениками. Но они воспитаны в таких сложных социально-экономических подходах, что мало кто из них характеризуется жертвенностью. Профессия педагога предвидит определенную ненормируемую общественную нагрузку и высокую духовную миссию. Чтобы выяснить, способны ли на это студенты, в некоторых педагогических университетах практикуются собеседования с психологами или опытными педагогами. Такие собеседования целесообразны, однако личность имеет право на выбор. Государственные места должны занимать люди, имеющие и способности, и соответствующий образовательный уровень, а вот на коммерческой основе может учиться человек, который хочет овладеть этими знаниями для себя. И ничего страшного в этом нет, ведь это проявление функционирования демократической образовательной системы.

Михаил БИГУН, директор Жмеринской общеобразовательной школы № 4:

— По себе помню, что после окончания Черновицкого университета пришел в школу и чувствовал недостаток навыков. Конечно, мы изучали педагогику, проходили педагогическую практику, но человек адаптируется и привыкает к соответствующей работе постепенно. Сегодня высшие учебные заведения работают по своим программам, в которых недостаточно практической направленности: нужно больше семинарских занятий, тренингов, психологических курсов и тому подобное. Для работы с детьми и практики в школе сегодня выделяется меньше времени, чем десять или 15 лет назад: всего две-три недели, тогда как раньше студенты работали в школах по полгода, а летом многие ехали в детские лагеря, то есть студенты могли учиться общаться с детьми, находить к ним подход. В этом году к нам в школу пришло двое молодых учителей. Знаю, что на очереди стоит много выпускников педагогических вузов, которые хотят трудоустроиться, но есть ли у них реальное желание работать именно в школе? Если даже и устраиваются на работу, то появляется другая проблема — отсутствие опыта. Кому-то нужен год, чтобы понять специфику работы, кому-то еще больше, это зависит индивидуально от каждого человека. Но есть и хорошие специалисты, которые идут в школу работать по призванию. Чтобы определить это, нужно поговорить с человеком, выяснить, мечтал ли он учительствовать с детства, или это решалось в последний момент. С другой стороны, сейчас плохо работает система трехлетней отработки для тех студентов, которые учились за государственные средства. А за это время как раз можно попробовать свои силы и посмотреть, способен ли человек работать с учениками. Если нет, то не нужно калечить жизнь ни себе, ни детям. Ведь учеба в университете — это одно, а непосредственная работа — совсем другое. Чтобы поощрить молодежь идти в школу, нужно поднять заработную плату, установить доплату, обеспечивать жильем хотя бы на первое время, возможно, организовывать досуг — то есть создать нормальные условия для жизни.