Игорь ПАСИЧНИК: Современный ректор в Украине — это, в первую очередь, менеджер

Учебный год, который только вчера начался, похоже, станет годом работы над ошибками. Во всяком случае, на это надеются будущие абитуриенты и их родители. Ждут это и в самих вузах. Ведь радикальные изменения в системе вступления абитуриентов создали в этом году немало проблем приемным комиссиям и ректорам, на плечи которых легла ответственность за реализацию замыслов министерства.

Не обошли нововведения и старейший университет Украины — Острожскую академию. Здесь также отказались от обычного вступительного тестирования по шести предметам и провели прием абитуриентов по общим правилам, т.е. по результатам внешнего независимого оценивания. И хотя, как говорится, студентов после сессии считают и говорить об успехе нынешнего отбора еще рано, общие итоги 2007—2008 учебного года мы попросили подвести ректора Национального университета «Острожская академия» Игоря Пасичника.

— Игорь Демидович, каким был, по вашему мнению, учебный год для украинского образования и Острожской академии в частности?

— Учебный год, как и всегда, был напряженным. В нашем университете, как в зеркале, отражаются так или иначе все проблемы развития образования в нашем государстве. К счастью, мы не перегружены традициями советского времени. Средний возраст наших преподавателей относительно молодой — немногим более тридцати лет. Мы пытаемся возрождать некоторые традиции нашей древней альма-матер и активно формируем новые. Этому способствует указ Президента, который предоставляет нам относительно широкие возможности в плане самоуправления. Правда, хотелось бы большего. Хотя бы тех прав (я уже не говорю о возможностях), которые имеют наши коллеги в странах Евросоюза. Однако мы являемся законопослушными и действуем в пределах законодательства об образовании.

В украинском образовании ежегодно происходят определенные изменения, которые всегда воспринимаются с психологическим напряжением. Так было с введением 12-балльной системы оценивания, переходом на 12-летнее обучение, с изменениями требований к аккредитации, закрытием отдельных учебных подразделений и тому подобное. В этом году произошли кардинальные изменения в плане приема в высшие учебные заведения. Вполне естественно, любое нововведение, тем более в высшем образовании, будет корректироваться. Так, например, уже можем говорить о проблеме льготного зачисления. Нигде в Европе не предоставляют никаких льгот при вступлении. Разве справедливо, когда абитуриент, золотой медалист с суммарным рейтингом 360 баллов, должен уступить свое место троечнику с рейтингом в 250 баллов только потому, что последний имеет удостоверение из Чернобыльской зоны или что-то подобное?! Государство должно социально обеспечить таких детей, но не дарить им диплом о высшем образовании. В Острожской академии учатся дети-сироты или инвалиды детства, и мы предоставляем им гранты, заботимся о быте, питании, однако они демонстрируют такие же знания, как и другие. Также считаю, что университетам следует предоставить право устанавливать минимальный балл сертификата при вступлении. Например, что касается нашего университета, — это могло бы быть 160—170 баллов. Тысячи абитуриентов с более низкими баллами просто зря переобременяют и приемную комиссию, и себя. Думаю, рейтинг вуза должен определяться по минимальному проходному баллу.

На данное время есть немало людей, которые уже несколько лет назад закончили среднюю школу, работают и хотели бы получить заочно высшее образование. Абсолютное большинство из них не имеют сертификатов. Кстати, во многих западноевропейских странах в высшие учебные заведения люди часто поступают не после окончания школы, а приобретя уже определенный жизненный опыт, поработав в тех или иных сферах. Понятно, их выбор является более мотивированным и рациональным.

В этом году, если не будут внесены изменения в правила приема и не будет разрешен набор на заочное отделение на основе не только сертификатов, но и вступительных экзаменов, мы потеряем немалое количество поступающих (которые, кстати, готовы платить за обучение). Кто от этого выиграет? Например, к нам на специальность религиоведение на заочное отделение выражают желание поступать священнослужители, которые имеют духовное образование. Почему бы не разрешить им это сделать?

Думаю, Министерству образования и науки следует уже в сентябре этого года определить условия поступления на следующий год, чтобы выпускники четко знали, какие предметы им готовить. С целью повышения мотивации обучения в школе, чтобы ученик не учил только те предметы, которые вынесены в качестве вступительных, надо обязательно учитывать при поступлении средний балл аттестата, т.е. сумму показателей сертификатов плюс средний балл аттестата.

Также не совсем понятна позиция наших чиновников в отношении владения абитуриентами английским языком. Ведь единственная возможность вырваться из постсоветского пространства — это глубокие знания английского языка. Острожская академия это доказала, поскольку студенты, которые свободно владеют английским языком, в первую очередь, могут работать в нашей виртуальной библиотеке. Это дает возможность использовать не только знания, сформированные на постсоветском русскоязычном пространстве, но и знания общемировые. К превеликому сожалению, нынешняя система поступления и указание, которое запрещало проводить экзамен по английскому языку, кроме узкоспециализированных специальностей (английский язык и литература, международные отношения), во-первых, не дали возможности подобрать тех абитуриентов, которые необходимы, а во-вторых — у студентов снизилась мотивация изучения английского языка. В результате — это не даст возможности реализовать те постановления, которые сами же чиновники ставят перед высшим образованием и перед школой вообще.

Реформы реформами. А вот материальное обеспечение и высшей, и средней школы остается далеко не европейским. По-хорошему завидуешь своим коллегам на Западе, которые подобных проблем не имеют. Особенно сложная ситуация в этом году, поскольку так и не приняты изменения в бюджет. Мы же у себя начали строительство корпуса гуманитарного факультета, который украсит не только наш университет, но и центр древнего Острога. Проект здания умело сочетает современное и прошлое и, не побоюсь сказать, является шедевром современной архитектуры. Однако в этом году на его строительство мы не получили ни копейки. Строим собственными силами. Нам готовы помочь, скорее, из-за границы. При том, что в Украине деньги есть. В том числе и у богатых людей, которые по своим доходам уже обогнали европейских олигархов. Но часто они дают деньги на сомнительные проекты, а на действительно ценные не обращают внимания. Жаль!

Но не хлебом единым, конечно, живем мы. Для нашей академии этот год — особый. Несколько месяцев назад исполнилось 400 лет со дня смерти князя Василия-Константина Острожского, мецената нашей академии, основателя знаменитой Острожской Библии. Эту дату широко отмечали в Беларуси на государственном уровне: там выпущена юбилейная марка, проводились конференции, богослужение, в Минске состоялась встреча послов славянских стран, приуроченная этому событию. Это событие будут также отмечать в Польше, других странах. Мы на уровне академии провели определенные мероприятия, предложили проект указа Президента о праздновании этого события. Этот проект прошел соответствующие экспертизы. Но так и не принят. Воистину, нет пророка в своем отечестве.

— Кое-кто говорит, что введение ВНО и аргументация этого борьбой с коррупцией дискредитирует авторитет педагога и подрывает доверие к нему. На самом деле это так?

— Акцентирование внимания на том, что введение ВНО — это борьба с коррупцией, как это делалось масс-медиа, некоторыми экспертами я считаю неправильным. Ведь такие заявки действительно ставят под сомнение порядочность очень многих вузов, многих преподавателей, ректоров и секретарей приемных комиссий, которые честно работают в учебных заведениях. В Острожской академии, я более чем уверен, никогда не было и не будет коррупции. Но система вступительных тестирований, которая раньше использовалась в Острожской академии была вполне антикоррупционной и совершенной.

Я думаю, что не было потребности делать такие резкие шаги в плане изменения системы вступительных экзаменов в высшие образовательные заведения, которые были сделаны у нас. Возможно, стоит позаимствовать опыт Польши, где есть и сертификатная система вступительных экзаменов, и система собеседований. Это дает возможность руководству университета устанавливать самостоятельно правила приема. У нас же, формально за вступительную кампанию несут ответственность ректоры, а на самом деле все правила приема диктуются сверху. Считаю, что на следующий год Министерству образования и науки необходимо определить перечень университетов, которым предоставлено право устанавливать не только минимальный проходной балл сертификата, но и условия приема по усмотрению ректората, при этом учитывать специфику самого учебного заведения, ведь мотивации абитуриента Львовской политехники и абитуриента Острожской академии существенно будут отличаться.

— Вы уже упоминали, что в Острожской академии на протяжении многих лет была налажена своя система комбинированных тестирований, которая была абсолютно прозрачной. Как повлияло на университет изменение системы отбора абитуриентов? Каковы результаты нынешней вступительной кампании?

— Система отбора абитуриентов в этом году не дает возможности выявить творческую способность студентов. Я думаю, что Министерство образования сделает глубокий анализ и будет совершенствовать данный тест, потому что он совершенно неприемлем для таких высших учебных заведений, как Острожская академия, у которой есть всегда свой специфический абитуриент. Те абитуриенты, которые составляли предлагаемые нами тестовые задания уже знали, каковы требования, особенности учебного процесса в нашем учебном заведении. Именно при помощи вступительных тестов мы выявляли способность к творческому мышлению абитуриентов, что очень важно в подготовке высококлассного специалиста. Давайте вспомним здесь выдающихся психологов и педагогов Макаренко А. С. и Выгоцкого Л. С. Если Макаренко утверждал, что необходимо обязательно учитывать перспективные линии развития у личности, то Выгоцкий говорил о двух зонах — зона актуального и ближайшего ума. К превеликому сожалению, тесты, разработанные Украинским центром независимого оценивания качества образования строго формализованы и не дают возможности определить ни перспективной линии развития, ни зоны актуального и ближайшего ума. По моему мнению, если бы на основании внешнего независимого тестирования в один из высших учебных заведений Украины решил поступить Эйнштейн, то он не стал бы студентом, хотя, как известно был гением. Для такого учебного заведения, как Острожская академия, которое поставило перед собой цель, наследуя традиции своей альма-матер — формировать в первую очередь творчески мыслящих государственников, которые могут применять эти способности и знания в строительстве государства, а не просто человека как носителя знаний, то на основе нынешних тестов таких абитуриентов невозможно было выявить. Только по результатам детального анализа во время обучения мы сможем увидеть, набрали мы студентов с формальными знаниями или таких, которые способны мыслить креативно.

— Насколько известно Киево-Могилянская академия ввела у себя дополнительную систему внутреннего оценивания, мотивируя это несовершенством ВНО, ее неориентированностью на творческих личностей. Стоит ли другим вузам использовать опыт Могилянки?

— Безусловно, опыт Киево-Могилянской академии в плане разработки системы вступительных тестирований является неоценимым. Думаю такие наработки не стоит перечеркивать, а использовать их, возможно, даже как альтернативу внешнему независимому оцениванию С Киево-Могилянской академией мы сотрудничаем постоянно. Со времен возрождения Острожской академии и до сегодняшнего дня мы использовали систему вступительных тестирований Киево-Могилянки, которые носили универсальный характер и были направлены не только на формальную проверку знаний, но и на оперирование ими. Ведь уровень знаний абитуриента не всегда отвечает его мыслительной деятельности — это является элементарными психологическими истинами. Механическое воссоздание материала и неспособность оперировать им не формируют специалиста, во всяком случае, того, которого готовит Острожская академия.

— Насколько готово отечественное высшее образование к интеграции в Европейское образовательное пространство? На что в первую очередь следует обращать внимание?

— Готово или не готово, но интегрироваться надо. Если ждать, когда будет готово, то некогда будет интегрироваться. По моему мнению, принятие условий Болонского процесса, не зависимо от желания высших учебных заведений, заставляет их подтягиваться до европейского уровня. Однако не следует это делать быстро, алгоритмически, копируя ту или иную систему образования. Для Украины перенесение европейского глобализованого алгоритма образования угрожает потерей достижений нашей молодой государственности. Ведь для представителей глобализаторской концепции нация — это что-то рудиментарное, как и само создание государства. Для наций, которые прошли процесс полноценного формирования, идеи глобализма не страшны, а для Украины, где продолжается формирование и государства, и нации, они могут принести немалый вред. Необходимо сначала сформировать национальные университеты не в формальном, а в прямом смысле этого слова, и только тогда постепенно впускать в них глобализационые идеи. Например, распространенная в Европе идея Гумбольтовского университета предусматривает формирование специалистов с государственническим сознанием, а не творцов «мегаобщества».

Следующее, наши библиотеки, особенно виртуальные, не идут ни в какое сравнение с европейскими, и поэтому резкое сокращение их финансирования приведет к снижению знаний студентов. В нашем университете стажируются, принимают участие в обменных программах студенты европейских и американских вузов, и я никогда не видел разницы в их знаниях с нашими студентами, наоборот, теоретический уровень наших студентов выше, однако, в прикладном аспекте нам следует много работать. Следовательно, актуальнее всего для нашей высшей школы, это обратить внимание на контактно-прикладную, практическую сторону нашего образования, а также на его научно-исследовательский аспект.

— В проекте закона Украины «О высшем образовании» в статье 29 речь идет о том, что принципы управления высшими учебным заведением должны базироваться на многих аспектах, в частности, на самостоятельной разработке и введении собственных программ научной, научно-исследовательской, научно-технической и инновационной деятельности. Скажите, пожалуйста, вводятся ли такие тенденции в отечественных высших учебных заведениях?

— Статья 29 практически не может быть реализована. Каждый университет знает, над какими инновационными проектами может работать, но для их реализации нужны деньги. И для государственных университетов их должно бы давать государство. Конечно, определенные средства для этого выделяются. Однако они не идут ни в какое сравнение с тем, что имеют наши коллеги на Западе. К тому же выделение этих мизерных денег связано с оформлением разнообразной ненужной документации. Поэтому часто приходится полагаться на собственные силы, ресурсы, средства спонсоров. Например, в нашем вузе уже долгое время проводится изучение Острогианы, деятельности украинской диаспоры, проводятся международные конференции, готовятся и печатаются разнообразные издания, которые вызывают интерес в Украине и за ее пределами. И часто все это осуществляется на энтузиазме отдельных людей.

— Национальный университет «Острожская академия», как известно, относится к классическим университетам. Какими критериями прежде всего следует руководствоваться для определения типа учебного заведения как классического?

Модель классического университета может отвечать следующим уже наработанным классическим параметрам, а именно:

1. Научно-исследовательская и учебная деятельность тесно взаимосвязаны.

2. Автономия университетской корпорации (преподаватель и студент — система старший среди равных).

3. Христианская мораль и национальные ценности.

4. Социальная и интеллектуальная элитарность.

5. Государственно-созидательный дух (готовность посвятить отчизне лучшие порывы своего интеллекта и души).

6. Конкурентная способность, открытость, социальная ответственность, международное корпоративное сотрудничество.

7. Автономия управления.

8. Высокий авторитет на рынке труда.

В проекте дополнений к закону об образовании, в принципе, предусмотрены названные критерии, однако есть и такие, которые угрожают существованию таких недавно возрожденных университетов, как Острожская академия и НаУКМА, ведь в этих университетах нет того минимального количества студентов, предусмотренного проектом. Думаю, ускоренное объединение университетов в Украине, на что сориентированы эти дополнения, может привести к непредвиденным последствиям в обществе. Этот процесс должен быть самортизирован на десятки лет. А большого количества университетов не надо бояться. Часть из них постепенно обанкротится и прекратит свою деятельность, ведь сейчас происходит борьба за абитуриентов, и выиграет только тот университет, в который будут желающие поступать. Такими станут те высшие учебные заведения, которые будут обеспечивать конкурентность на рынке труда.

— В Острожской академии, по вашим словам, готовится элита украинской нации, но согласитесь, ею не становятся автоматически, ведь необходимо пройти определенный путь. Проходят ли его за 5 лет студенты ОА?

Конечно, у нас есть разные выпускники. Однако большинство из них — действительно элита. Это не мои слова, а слова работодателей. Пять лет обучения — достаточное время, чтобы актуализировать определенные доминанты молодого человека. Для этого только надо настойчиво работать всем коллективом. Корпоративная работа, целенаправленность, вдохновение, вера в будущее своего государства — вот какие характеристики мы пытаемся сформировать у своих выпускников. Также большое внимание уделяем формированию у наших студентов высоких моральных качеств, базирующихся на христианских ценностях. Воспитывая студентов в соответствующем духе, мы убедились, что христианская мораль и национальная идея могут быть классической для Украины моделью воспитания. Выпускники нашего университета существенно выделяются на фоне своих коллег из других вузов, прежде всего высокими моральными качествами. Опять же, это не мои слова, а работодателей.

— Вопрос к вам, как к успешному ректору: какие приоритеты должно ставить перед собой высшее учебное заведение, чтобы достичь таких высот на всеукраинском и международном уровнях, каких добился Национальный университет «Острожская академия»?

Не считаю себя успешным, а просто ректором. Современный ректор в Украине — это в первую очередь менеджер, который должен работать не для себя, а для коллектива и ради коллектива. Возможно, это звучит пафосно, но только этот мотив может давать толчки к успеху. Естественно, еще знание психологии является необходимым компонентом управления, тем более в такой сложной структуре, как университет. Конечно, мы отличаемся от своих западных ректоров-коллег, которые не перегружены хозяйственными проблемами и имеют достаточно времени на научную деятельность. Хотелось, чтобы это когда-то было у нас. Но, как когда-то писал Василий Симоненко, «выбрать нельзя только Родину». Действительно, Родину не выбирают. И, несмотря на проблемы, на сложные условия, нужно работать для Родины. Только это даст результат. И пример этого — наш университет «Острожская академия».