Игорь КОЦАН: Если мы не возобновим потенциал нашей науки, то...

Свой день рождения ректор Волынского национального университета имени Леси Украинки профессор Игорь КОЦАН отмечает на праздник так называемого медового Спаса. Эта аналогия кажется символической: четырехлетний период его ректорства для провинциального вуза стал периодом и спасения, и развития. Университет стал национальным, одним из наиболее рейтинговых в Западном регионе, известным благодаря международным связям в Восточной Европе. А его культурные мероприятия прибавляют имидж и волынскому краю. Поэтому даже в день личного праздника ректору никуда не деваться от общеуниверситетских проблем...

— Горячая пора нынешнего вступительного лета уже завершается. Но и заведение, которое вы возглавляете, пережило настоящее нашествие абитуриентов, потому что было подано на 20 тысяч заявлений больше, чем в прошлом году. Из-за новых правил поступления, когда можно подавать документы на неопределенное количество факультетов, дети просто мечутся. О призвании речь как будто уже и не идет... А кем вы хотели стать в юности, уж не ректором ли?

— Я абсолютно не мечтал быть ректором, потому что после школы хотел стать... профессиональным футболистом, почему меня и пригласили из Львова на обучение в Луцк. Но я стал зятем ректора. Давно, к сожалению, покойный Нестор Владимирович Бурчак, возглавляя тогда Луцкий пединститут, был идеальным ректором для своего времени. Он много в чем и заложил базу для нашего будущего университета. Но теперь я часто думаю: если бы он ориентировался в реалиях нашего времени?.. Жизнь слишком неожиданна, делает иногда такие крутые зигзаги... Вот и я собирался после высшего учебного заведения уже не играть в футбол, а должен был ехать преподавать на французском языке биологию и физическую культуру в африканскую страну Кот-д’Ивуар. Однако как раз прекратил существование Советский Союз, и тех, кто жил в Украине, никуда тогда не пустили.

— Но все же впоследствии вы стали ректором. Как вы сами объясните выбор коллектива, который на то время раздирали скандалы и противоречия?

— Претендентов было действительно немало. Я, наверно, был человеком незаангажированным, непричастным к никаким скандалам и спорам. Я никому и ничего не был должен, не имел «любих друзів».

— С вашим приходом на должность ректора изменилось, образно говоря, руководящее лицо университета. Оно стало просто молодым. Это такая ваша установка?

— Просто мы разработали путь, по которому должен двигаться университет, и коллектив понял, что это под силу только молодым людям. У нас действительно молодые проректоры, заведующие кафедрами и деканы. Но это не значит, что мы не воспринимаем советов старших коллег. Установка же у нас одна: мы часто повторяем, что Волынский университет — наилучший в мире, только об этом еще не все знают. Это значит, что мы все должны делать наилучшим образом. Мы никогда не будем плыть по течению или против течения, а плыть туда, куда нам необходимо. И на первом плане мы поставили науку. Потому что если в ближайшее время не возобновим ее потенциал, то Украина как цивилизованная страна не состоится. А этого допустить нельзя. Главное для нас — заинтересовать молодого человека новыми идеями, решениями, и не только заинтересовать, а и предоставить ему возможность самому их реализовать. Я всегда говорю студентам и преподавателям: зарабатывайте не только то, что дает государство на зарплату или стипендию. Разрабатывайте проекты, выигрывайте гранты. У нас на каждом факультете основана научная школа. И именно университеты, по моему мнению, являются местом импульса для дальнейшего развития региона.

— Что бы вы пожелали нынешним студентам?

— Все-таки выбрать профессию по душе, потом найти место работы и получать за эту работу достойные деньги. Потому что люди науки, по моему мнению, должны зарабатывать больше, чем те, кто просто торгует чужим трудом.