«Голови гнути я не збирався...»

или Почему до сих пор боятся Василя Стуса

На протяжении долгого времени «День» был единственным всеукраинским изданием, которое систематически освещало события вокруг Донецкого национального университета, связанные с инициативой студентов присвоить ему имя Василя Стуса. Пока эта история не приобрела общенациональный масштаб, за ее освещение не взялись телевизионщики, а студенческая инициатива не стала объектом политических манипуляций. Сейчас за идею студентов ухватились все, кому не лень на ней заработать политические либо еще какие-то дивиденды, не задумываясь над тем, что их (зачастую не нужная) активность, скорее, вредит воплощению в жизнь желания студентов.

Тем временем интеллектуальная общественность активно реагирует на публикации «Дня». В редакцию ежедневно поступают письма с мыслями о фигуре Василя Стуса, а на сайте нашей газеты (www.day.kiev.ua) появляется все больше подписей в поддержку инициативы студентов. К вашему вниманию предлагаем самые интересные письма наших читателей.

КТО ПОДБРАСЫВАЕТ ПОЛИТИЧЕСКИЕ СНАРЯДЫ

Зачем представители Партии регионов подбрасывают политические «снаряды» во совершенно мирные акции, которые проводят общественные студенческие организации Донецкого национального университета с целью присвоения вузу имени Василя Стуса. Это они придали им политическую, антиукраинскую окраску, возмутив и преподавателей, и студентов. О подробностях этой инициативы, о методах и средствах, которые используются для этого, о преградах на пути к ее воплощению «День» рассказывал во многих выпусках, поэтому нет потребности повторять. Но есть необходимость сказать об одной партийной инициативе, которая долгое время находилась за кадром. Точнее, это был тот камень — если бы только один — который бойцы регионального фронта держали за пазухой, согревая его своим партийно-депутатским телом, чтобы бросить в подходящий момент. И все же дождались такого момента. Речь идет о внесении народным депутатом Еленой Бондаренко альтернативного предложения. Это впервые случилось еще 5 февраля во время пресс-конференции на тему: «Почему донецкие власти боятся Василя Стуса», созванной по инициативе нынешних и бывших студентов ДНУ. Не моргнув глазом, воспитанница регионального донецкого политикума предложила присвоить университету имя... кого бы вы думали — бывшего первого секретаря Донецкого обкома компартии Владимира Дехтярева, который руководил регионом с 1963 по 1976 год. Больше двух пятилеток. То есть в то самое время, когда Василю Стусу не без помощи донецких спецслужб выносили приговоры как «врагу» народа. Это во-первых. А, во-вторых, не мог «хозяин» области, член Политбюро КПУ не знать о Василе Стусе и его «антисоветской деятельности». Бесспорно, знал и поддерживал верную «линию партии» относительно представителей «украинского буржуазного национализма», который «каленным железом» вытравливали из всех учебных заведений, культуры, средств массовой информации и т.д., в том числе Донецкой области.

СТУС, ГОЛОБОРОДЬКО И ДРУГИЕ...

О многих из тех, кто попал под колпак кагебистов, рассказывает в своем письме секретарю ЦК КПУ Овчаренко, Президиуму союза писателей Украины Василь Стус. Датировано оно 1968 годом. Это был его, по сути, первый открытый вызов тогдашней системе. Не скрытый и трусливый, под чужой фамилией или псевдонимом донос как самый распространенный в то время жанр общения с властью и ее доблестными органами, а гневный, аргументированный протест против зла, беззакония и насилия над человеческим достоинством, против тиражирования клеветы на порядочных и честных граждан, которое повторялось по сценарию 30-х годов.

Кстати, именно в этом письме Василь Стус вспоминает о студенте Донецкого университета Василии Голобородько, который был «затравлен и отдан в солдаты, один из самых одаренных современных украинских поэтов». Уверен, что об этом бывшем студенте нынешние донецкие спудеи не только исторического и биологического факультетов, воспитавших таких «сознательных» аспирантов, но и другие абсолютно ничего не знают. А стоит знать, почему эта фамилия вычеркнута из биографии университета. Так же как и о Стусе. Поэтому хочу посоветовать проректору ДНУ по воспитательной работе Татьяне Мармазовой и всем верным помощникам администрации университета, активистам и членам партийной и профсоюзной организаций, прежде чем инициировать проведение «Стусовских чтений» для других, самим в своей воспитательной работе воспользоваться его дневниковыми записями, лагерными тетрадями. Даже называю источник — книга «Вікна в позапростір» (издательство «Веселка», 1992 г.). А не брать отдельные стихотворения, выдернутые из интернета. Так, кстати, и Василя судили: на основании доносов, клеветы, шантажа, выгодных для власти цитат из его писем и стихотворений, а последней инстанцией, так называемым гласом народа, которая выносила общественное осуждение, было собрание трудового коллектива, где все единогласно видели «врага» не в глаза, а по большей части на расстоянии. Но были уверены, что это именно он. Неужели в Донецком национальном университете со времен Василия Голобородько так ничего и не изменилось? Практически тот же по духу трудовой коллектив и партийно-профсоюзный актив? А ведущие на телеканале «Интер» почти ежедневно жалуются на нехватку идей. Неужели события в ДНУ не достойны серьезного разговора, или шоуменские выходки Черновецкого и его бабушек заслуживают большего внимания? На мой взгляд, как бывшего главного редактора студии «Укртелефильм», сценариста и редактора десятков документальных фильмов, лучшего фактажа для телевизионного расследования нельзя и придумать. А все телеканалы как воды в рот набрали. Чье табу, коллеги?

ПТИЦЫ ИЗ ДЕХТЯРЕВСКОГО ГНЕЗДА

Похоже, представители не мифической, а настоящей «пятой колонны» в Украине, авторы всех этих бредовых инициатив (относительно присвоения ДНУ имени Владимира Дехтярева) перепутали ХХІ век с ХХ. Хорошо, Виктора Януковича и Николая Азарова, одобривших эту инициативу своими подписями, понять можно. Они птицы из «дегтяревского» гнезда. Потому, что почерк всей их деятельности ничем не отличается от почерка хрущевско-брежневской эпохи, взрастившей и воспитавшей не одного Дехтярева.

Но причем здесь Елена Бондаренко, Валерий Коновалюк, Сергей Ларин, Александр Стоян и другие подписанты-регионалы и их единомышленники из «Нашей Украины» и БЮТ, которые о Дехтяреве знают столько же, сколько о Папе Римском. И о Василе Стусе не больше. Хотя, что здесь удивляться, например, для Александра Стояна или Валерия Коновалюка одной подписью меньше, одной больше — за «наших», «оранжевых», «сине-белых», «трудовых», «красных», «малиновых». И действительно, можно запутаться в цветах и идеях. Флюгера еще не так крутит. А они же как будто политики. Главное, чтобы четко прослеживалась и сама линия партии. И действовал тот же принцип: «Я его не знаю, никогда не видел, не читал, но он не «наш». Тогда не «наш» означало «враг народа», сегодня — «националист», «нацик», «нашист» и т.д.

«ГОЛОВИ ГНУТИ Я НЕ ЗБИРАВСЯ...»

И использовали эти слова «совки» не только по социальному положению, но и высокопоставленные государственные должностные лица, политики, которые до сих пор готовы на могилу Стуса и его побратимов принести не цветы, а камень. А имя его вычеркнуть из списка Великих украинцев. Но не удастся, как бы они этого не хотели и не пытались это сделать. И Василь Стус это почувствовал. В письме отцу он писал: «Утішайся тим, що мене люди згадуватимуть добрим словом, а винних у ваших сльозах — то навряд».

В августе 1979 года Василь Стус вернулся из первой ссылки в Киев, работал формовщиком в литейном цехе, на конвейере обувного объединения «Спорт». Выступил в защиту репрессированных членов Украинской Хельсинской группы.

«У Києві я довідався, що людей, близьких до Гельсінської групи, репресують найбрутальнішим чином. Так, принаймні, судили Овсієнка, Горбаля, Литвина, так перегодом розправилися з Чорноволом і Розумним. Такого Києва я не хотів. Бачачи, що Група фактично лишилася напризволяще, я вступив до неї, бо просто не міг інакше. Коли життя забране — крихт не потребую... Психологічно я розумів, що тюремна брама вже відкрилася для мене, що днями вона зачиниться за мною — і зачиниться надовго. Але що я мав робити? За кордон українців не випускають, та й не дуже кортіло — за той кордон: бо хто ж тут, на Великій Україні, стане горлом обурення і протесту? Це вже доля, а долі не обирають. Отож її приймають — яка вона вже не є. А коли не приймають, тоді вона силоміць обирає нас... Але голови гнути я не збирався, бодай що б там не було. За мною стояла Україна, мій пригноблений народ, за честь котрого я мушу обставати до загину» («З таборового зошита». 1983 г.).

А что касается судилища над светлой памятью Василя Стуса, то могу сказать и проректору, если не главному вдохновителю этого действа, то во всяком случае активному соучастнику и адвокату, и ее приспешникам в лице разных аспирантов и студентов (жаль, что С. Федорчук в своей статье от 14 февраля не называет их фамилий), что это инсценированное судилище они организовали и провели не над Стусом — его человеческое величие недосягаемо, а тем более им неподвластно, а над собой, своей нищей моралью, над своим невежеством и своим страхом, страхом перед завтрашним и будущим, которое на обрусившейся донецкой земле не просто наступает на пятки, выскальзывает из-под ног, а берет их за горло.

Мы поддерживаем донетчан

Не может не поразить в само сердце странное течение событий, которые теперь уже могут быть названы «донецким делом». Речь идет о движении донецкой общественности (студентов, творческой интеллигенции, ученых) относительно присвоения Донецкому национальному университету имени Василя Стуса. Когда-то было пресловутое «шахтерское дело», теперь начинается новый шабаш украинофобов. В статье Андрея Окары «Подпольный обком действует» (День. — №24. — 13 февраля с. г.) Партия регионов метко названа неадекватной и неэффективной, партией, которая не умеет мыслить инновационно и нестандартно. Нужно же до такого додуматься, чтобы противопоставить Василю Стусу имя регионального управленца среднесоветской эпохи Владимира Дегтярева. Именно об этом речь идет в заявлении части Партии регионов к Донецкому университету, подписанном Виктором Януковичем, Николаем Азаровым и др. Такая «катавасия» мне знакома, потому что в своей общественной деятельности я пережила подобное. Правду говорят, что инициатива наказуема. Инициировав еще в 1992 году кампанию по присуждению Каменец-Подольському университету (тогда еще пединституту) имени Ивана Огиенко, выдающегося государственного и церковного деятеля, основателя и организатора первого в новой Украине Украинского государственного университета (1918 г.), мы, честно говоря, обрекли себя на терзание и муки. Были и случаи фальсификации документов, и клеветнические заявления левых сил как национального, так и всеукраинского масштабов на личность Ивана Огиенко. Основные перипетии этого процесса подал, спасибо ему, «День» в статье «Имя обязывает» (№158. — 5 сентября. — 2008 г.).

Но, слава Богу, наши 17-летние стремления увенчались успехом. 20 августа распоряжением Кабмина Украины за подписью Премьера Юлии Тимошенко по требованию Министерства образования и науки Украины в лице Ивана Вакарчука Каменец-Подольскому университету было-таки присвоено имя Ивана Огиенко. Таким образом, мы, то есть прогрессивно настроенная общественность Украины и Каменец-Подольского, победили! Разумеется, что это была не столько борьба за имя, как борьба двух мировоззрений — прокоммунистического, заквашенного на давних стереотипах, и модерного, нациообразовующего, откровенно проукраинского. Победил последний, что и было продемонстрировано на праздновании 90-летия университета 22 октября 2008 года. В приветствии Президента Украины Виктора Ющенко по случаю Юбилея университет отмечен как заведение, которое «вносит весомый вклад в подготовку современной национально сознательной интеллигенции». В этом, по-моему, и вся суть проблемы. Национально ли сознательную интеллигенцию готовит Донецкий национальный университет? Бесспорно, что да. Личности инициаторов кампании являются этому подтверждением. Но национально ли сознательна администрация вуза, города и области? Ответ напрашивается совсем неоднозначный. Конечно, что не в полной мере. В нашей практике тоже было похоже. Донецкий ректор «не видел» заявления студентов от 29 декабря 2008 года, а наш тогдашний глава непрерывно «пугал» нас какими-то страшной силы документами, порочащими фигуру Ивана Огиенко.

Наше дело дошло до логического конца, потому что мы думали в одно: новый ректор в лице профессора Александра Завальнюка, общественность города, органы местного самоуправления (городской совет) и областная администрация. Поэтому и Министерство образования и науки имело все основания обратиться с представлением в Кабмин. Поэтому искренне желаем такого единодушия и донетчанам.

В разговоре с координатором инициативной группы Станиславом Федорчуком («День». — №22. — 11 февраля с. г.) редактор «Дня» пани Лариса Ившина справедливо заметила, что донецким энтузиастам не нужно конфликтовать с людьми прошлого и с теми, кто не понимает важности выдвинутых ими требований. Собственно, мы тоже прошли этот путь. Мы не «ввязывались» в разборки с ливнем пасквильных заявлений со стороны коммунистов, ветеранов и анонимных жалобщиков, а уверенно делали свое дело: организовывали научные конференции, организовали общественную организацию Всеукраинское общество Ивана Огиенко, информировали общественность о его работе и стремлениях, наладили связи с диаспорой (Институтом исследований Волыни — Виннипег, Канада). Начали издавать при поддержке ректората периодический научный сборник «Іван Огієнко і сучасна наука і освіта» (вышло уже пять выпусков). Вершиной огиенковедческого движения стал Центр огиенковедения в университете, который и координирует названную работу.

Понимаю, что каждый случай по-своему своеобразный и особый. Обязательных рецептов не может быть. Но хочу надеяться, что что-то из нашей практики может пригодиться донецким энтузиастам. Я им искренне желаю победить и доказать всем, что Донецк почитает своих украинских героев.

Евгения СОХАЦКАЯ, профессор кафедры истории украинской литературы и компаративистики, председатель Всеукраинского общества Ивана Огиенко, г. Каменец-Подольский

Олег РАРИЦКИЙ, завкафедрой теории и истории журналистики и украинской литературы, кандидат филологических наук, доцент:

— Прежде всего хочу поблагодарить «День» за поднятую на ее страницах дискуссию по поводу присвоения Донецкому университету имени Василя Стуса. Мне, исследователю творчества поэта (тема моей кандидатской диссертации: «Василь Стус: эволюция поэтического мышления»), участнику нескольких Стусовских научных конференций в Донецком университете, кажется странным поведение донецких чиновников. И это на 18-м году Независимости! И это при проукраинской гуманитарной политике Президента Виктора Ющенко и украинского правительства в лице вице-премьера по гуманитарным вопросам Ивана Васюника и министра образования и науки Ивана Вакарчука! Когда мы начинали так называемую огиенковскую кампанию, нам было намного сложнее. Зато у нас была сильная личность в лице тогдашнего декана филологического факультета Евгении Сохацкой. Ее пример доказывает, что многое решает настоящий лидер, личность, которая может зажечь, приобщить к делу других.

Поэтому позволю себе посоветовать донецким студентам найти для ускорения процесса достижения своей цели такую личность из круга авторитетных представителей профессорско-преподавательского состава. Вам быстрее поверят и пойдут навстречу!

Мы живем на своей земле, и мы обязаны почитать своих величественных деятелей, тех, кто является совестью украинского народа! Василь Стус является именно таким! Носить его имя — почетно и гордо! Мы поддерживаем вас, донецкая молодежь, мы верим в настоящее национальное возрождение Украины. Чтобы, по Стусу, «не сміялася божевільна Україна / у смертнім леті на чужім крилі».

Татьяна ПАШНИЦКАЯ, староста 31-й группы специальности «Украинский язык и литература и редактирование образовательных изданий»:

— Еще до поступления в университет я была ознакомлена с той затяжной борьбой, которая велась относительно присвоения нашему вузу имени Ивана Огиенко. Знаю, что задолго до официального присвоения студенты на курсовых и дипломных работах, на научных рефератах, дописывали к названию учебного заведения имя Ивана Огиенко. Вспоминаю, что подобное делали и ученые. Так, в издании профессора Юрия Мицыка «Листування Митрополита Іларіона (Огіенка)» (К., 2006), Каменец-Подольский университет наречен именем Ивана Огиенко. Подобное встречалось и в республиканской периодике. Поэтому инициатива и движение снизу имеет большую силу. Поэтому желаю донецким студентам расширить круг своих единомышленников и сторонников. С вами не только острожские студенты, а мы, каменчане, студенты, которые учатся в городе, признанном одним из семи чудес Украины. Пусть восьмым чудом Украины будет признан новый украинский Донецк!

Виктор ГРЕЧУК, студент II курса специальности «Украинский язык и литература и редактирование образовательных изданий»:

— Инициатива донецких студентов нас также взволновала. Сейчас мы себе и не представляем, как это быть вузу без имени. Разве мы какая-то безотцовщина, что ли? Теперь у нас, образно говоря, есть «отец», чем мы и гордимся. Имя — это словно визитная карточка заведения, оно само собой говорит о его сущности. Мы — огиенковцы, значит, люди особого закала и настроенности, готовые на свершения ради блага родной Украины.

Считаю, что имя Василя Стуса носить Донецкому университету престижно и важно. Это, вне всяких сомнений, будет способствовать стиранию граней между теми частичками Украины, которые еще довольно заметны. Мы с вами!

Эльнара ЧАЙКОВСКАЯ, студентка IV курса специальности «Журналистика»:

— Дорогие донетчане, нам, студентам Каменец-Подольского национального университета имени Ивана Огиенко, довольно знакома и близка ваша нынешняя проблема. Знайте, что многие годы продолжалась волокита с наименованием нашего родного университета. Но только в прошлом году мы получили статус национального и совсем недавно к названию университета добавили «имени Ивана Огиенко». Этим хочу засвидетельствовать, что стоит прислушиваться к словам Святого Писания: «Стучите — и вам откроют!»

Во главе «нашей борьбы» стала Евгения Ивановна Сохацкая, которая на протяжении 17-ти лет добивалась достойного названия нынешнему Каменец-Подольскому национальному университету имени Ивана Огиенко. Своей страстью увлекла и нас, студентов. Поэтому, сегодня, считаем честью поддержать ваше «священное дело». Пусть же Донецкий университет получит, и с гордостью будет нести благородное имя Василя Стуса! Того, кто стремился всю жизнь быть «у леті / в ньому порятунок твій».

P.S. Вечерняя передача 17 февраля на «5 канале», где встречались координатор Станислав Федорчук и депутат-регионал Александр Стоян, еще раз убеждает, что бой за В. Стуса (с И. Огиенко, «Бій за державність») будет продолжаться долго. Жалко, что «масла в огонь» подливает известный деятель просвещения Мария Олийнык, которая почему-то разделяет просвещенскую и политическую деятельность. Однако, победа будет неизбежной!

г. Каменец-Подольский