Федор ТУРЧЕНКО: «История учит меня осторожно относиться к оценкам сегодняшнего дня»

Запорожский край — колыбель украинской нации, — уже учитывая свою многовековую историю, не может не славиться нерядовыми личностями. И где же, как не в Запорожье, должна начинаться история Украины? И прибавим: где же, как не в Запорожье, она должна писаться?

Вчера отпраздновал свой 60 летний юбилей доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники, председатель Запорожского областного отделения Общества связей с украинцами за пределами Украины «Україна-Світ», руководитель авторского коллектива издания «Українське козацтво. Мала енциклопедія», первый проректор Запорожского национального университета, заведующий кафедрой новейшей истории этого же заведения, автор 5 монографий, более 100 научных статей, 10 учебников по истории Украины и истории запорожского края — Федор Григорьевич ТУРЧЕНКО. «День» искренне поздравляет юбиляра.

— Вас знают как известного ученого-историка, по учебникам которого сегодня учатся в общеобразовательных школах. История, как известно, — это события в процессе жизни народа. А какой является история Федора Турченко?

— История моей жизни является типичной, и поэтому никаких, скажем, чрезвычайных событий у меня не было. Я закончил «на отлично» школу, правда, с серебряной медалью, стал студентом довольно престижного вуза — Харьковского университета, изучал историю, которая мне нравилась. Уже в то время исторический факультет Харьковского университета отличался мощным профессорским составом — 11 докторов наук (!), среди которых особенно хотелось бы вспомнить И. Рыбалку, С. Короливского, И. Шермана, В. Астахова. Своих жизненных позиций, которые отстаивал десятилетиями, кажется, удалось придерживаться: я сохранил идеал, который несу по жизни. Были в биографии события, к которым шел целеустремленно, а были незапланированные. К первым можно отнести написание кандидатской диссертации, защиту докторской. А вот должность исполняющего обязанности ректора нашего университета в сложный для него период, а ныне — первого проректора — это то, что не планировалось.

Самое главное, написал то, что задумывал. Моими читателями ныне являются сотни тысяч учеников 9 — 11 классов общеобразовательных школ. Создал книги по академической истории, истории Украины. Ставил для себя обязательство издать монографию о Николае Михновском — в прошлом году она увидела свет.

Есть много знакомых, коллег, друзей, дружная семья. Дочка пошла моим путем, став профессиональным историком. У меня много учеников, которые стали кандидатами, докторами наук, известными учеными, специалистами в различных отраслях. Все это дает основание, скажем, для определенного удовлетворения от того, что сделано. Наверное, можно было бы сделать больше, однако я ставил перед собой задачу — сохранить равновесие между личным успехом и моральными нормами.

— Почему история стала объектом вашего внимания? Кто именно зажег интерес к ней?

— Интерес к истории идет еще от родителей, школы, учителей, тех книг, которые читал в начальных классах. Обычно в руки попадали исторические. Детские и юношеские годы — это всегда период поиска идеалов. У меня этот поиск проходил на основе исторических фактов, художественной литературы. Достаточно много было услышано от родителей о сложности жизни того поколения, которое они представляли: Вторая мировая война, во время которой отец воевал, находился в плену, бежал; тема Голодомора звучала также, но о нем говорили осторожно. Все это меня интересовало, однако в книгах о таких событиях почти ничего не было.

Анализировать общественные события заставляла сама жизнь, ее противоречия. Юношеские годы отмечены влиянием хрущевской оттепели с ее литературным ренессансом. Мое поколение зачитывалось произведениями А. Солженицына, Е. Евтушенко («Братская ГЭС»), О. Гончара («Тронка»), Э. Хемингуэя, Ф. Кафки.

— В мае 2005 года во время презентации книжных проектов газеты «День» в Запорожском национальном университете вы сказали, что в прошлом, т.е. в истории, заложен огромный потенциал. Он может быть творческим, а может быть и разрушительным. Какие исторические параллели в этом плане вы можете провести, анализируя новейшую историю нашего государства?

— История учит меня очень осторожно относиться к оценкам того, что называется сегодняшним днем. Происходящее ныне в Украине — это довольно сложный процесс, однако не критический. Украина настолько исторически разнообразна, настолько разновекторными были ориентиры ее регионов, настолько сильными являются геополитические поля, в которых она находится, что ждать или требовать чего-то стандартно-европейского (финского, чешского или польского) в посткоммунистических условиях было бы наивно. Да, ныне происходит процесс взаимопознания, взаимосближения различных регионов, этнических групп, конфессий в рамках одного государственного органа. И это не может происходить без трудностей. История свидетельствует, что наши попытки создать собственное государство не реализовывались из-за разбалансированности социальных, этнических, региональных групп, отсутствия согласия. События, свидетелями которых мы являемся, — это результат острой политической борьбы, но ведь происходит она в рамках одного государства, в рамках конституционных норм. И это главное.

Недавно у нас в университете побывал посол США в Украине В. Тейлор, который говорил о том, как тяжело его стране давалась стабильность, на это пошли десятки лет. Современные события теряют драматизм для человека, который хорошо знаком с историей, помнит Руину XVII века, взлеты и трагедии 17—20-х годов ХХ века, споры во время Второй мировой войны. Ныне же у нас свое государство, которое признано на международном уровне.

Конечно, параллели надо проводить, но если только их брать за основу оценки сегодняшнего дня, то это заведет в тупик.

Оценивать нынешнюю ситуацию и искать виноватого, на мой взгляд, неуместно. Немного хотелось бы сказать об отношениях Власть — Народ. Здесь, как видим, возникает типичная для посткоммунистического и постгеноцидного общества ситуация. Мы привыкли нарекать на власть за все трудности, однако наше общество позволяет манипулировать собой, оно остается питательным для нечестной элиты. Попытка вырваться из «порочной» зависимости дала результаты, но не такие, которые ожидали. Элиту избрал народ, и демократические выборы дали нам именно такую Верховную Раду, такое правительство. Да, это урок для общества. Важно, чтобы были сделаны выводы и властью, и народом. История дает этот шанс. А тот, кто не хочет воспользоваться им, драматизирует ситуацию.

Осмысливая реалии нашей жизни, отмечу: не может быть прозападного или провосточного курса. Он должен быть проукраинским. В этом я убедился на собственном опыте, когда меня упрекали в том, что мои книги имеют прозападный, по мнению одних, и пророссийский, по мнению других, характер. Я уверен, что в них проукраинский дух, и другое меня не интересует. Следовательно, для нас вечный вектор — это Украина с ее интересами и все, что отвечает интересам украинцев, независимо от того, на западе или на востоке они живут.

— 2007-й также знаменательный для вас, поскольку проходит 30 лет со времени вашей работы в ЗНУ. Ныне у вас есть своя научная школа. Чему вы сами учите своих учеников?

— Изучать историю и легко, и трудно, потому что есть факты, с которыми имеешь дело. За ними кроется определенная идея, какие-то тенденции, то, что заставляет человека после прочтения лекции вспоминать ее в различных случаях, в различных жизненных ситуациях. За сюжетами, фактами, историческими процессами всегда стоят общечеловеческие гуманистические ценности. Очевидно, основная задача ученого, педагога — формировать человеческие ценности, потому что в истории они проверены на прочность. Утверждать их — задача гуманитариев, особенно тех, кто имеет отношение к трактовке исторического прошлого. Как известно, стремление к справедливости хорошо формирует религия, однако демонстрирует их литература и история. В этом и состоит задача историка.

— Одно из последних ваших исследований посвящено Николаю Михновскому. Почему именно ему? Как работалось над монографией?

— История Украины начала ХХ века богата выдающимися фигурами, о которых еще мало сказано. Одним из них и был Михновский. Это человек, которого, с точки зрения здравого смысла, вообще не должно было быть. Он относился к той когорте людей, кого невозможно назвать «человеком своего времени». Ведь всю свою жизнь он призывал к тому, что не нравилось окружению. Уже в начале 90-х годов ХIХ в. он побуждал к борьбе за независимость Украины, к восстановлению ранее утраченных украинцами свобод. Притом он не только провозглашал, но и вопреки обстоятельствам, науке, отстаивал свои намерения. Его часто обвиняли, высмеивали. А он своей жизнью утверждал идею независимости, соборности Украины. Сегодня все это очевидно, хотя еще два-три десятилетия назад такие мысли воспринимались как что-то фантастическое. В то время, когда все говорили о «Соединенных Штатах Европы», «Европейской или даже Мировой Федерации», он отстаивал идею самостоятельности Украины, подчеркивая, что ХХ век — век национальных государств. Когда общество жило стремлениями нового строя — социализма, без верхов, Михновский убеждал: «Нужно воспитывать свою элиту (политическую, экономическую, научную)». Ну скажите, неужели эти мысли не являются актуальными?! Фигура Николая Михновского из разряда тех украинских деятелей, суть и значение которых можно оценить не на фоне времени, когда он жил и действовал, а на сопоставлении с более масштабным временем — весь ХХ век и даже начало ХХI века. Николай Иванович был одним из немногих пророков, которые знали историю. Михновскому свойственны твердость позиции, которая была сформирована еще в юности.

Книга, над которой работал больше 20 лет, используя архивные материалы Киева, Львова, Харькова, Москвы, Краснодара, не является последним словом о нем как человеке, ученом, патриоте, потому что многое из его жизни еще не разгадано.