Длинное украинское Рождество

Традиция, которой стоит наслаждаться, удивлять ею иностранных туристов и объяснять глубины ее смыслов родным детям

Будучи далеко во времени или пространстве от родного дома детства, перед праздниками мы охотно возвращаемся в воспоминания. И тогда привычные события и домашние традиции проступают яркими эмоциями и переворачивают восприятие жизни нынешней. Дедовы поговорки, папина молитва, парующий взвар и запеченная в печи ветчина перестают быть просто элементами подготовки к празднику, а становятся важной философской основой души того, кто вспоминает.

Из мудрых книг, длинных разговоров и неторопливого созерцания передо мной появляется портрет большой и интересной страны. Преисполненной экзотических традиций, невероятных историй, тысяч песен и рецептов. Страны, которая утонула в туманах и дыме, примеряла на себя десятки границ, не раз сбрасывала оковы и постоянно питала большим сердцем свой народ, который остался здесь навсегда. Terra Incognita для суетливых Америк и Западной Европы, одно из тех странных восточных государств, главная колония умирающих империй, одна из советских республик. Страна длинной зимы, казаков, Чернобыля, боксеров и футболистов, страна войны с Россией и столицы в полном церквей Киеве.

Я люблю представлять время, когда мгла над нашими границами рассеется и миру откроется Украина сильная и глубокая, современная и древняя, европейская и экзотическая. Когда вместо стереотипов в западной печати и литературе появятся увлекательные репортажи и внимательная аналитика. А пока, чтобы это случилось быстрее, нам самим стоит научиться видеть мощные исторические смыслы, щедрое культурное наследие и большой туристический потенциал. Например, любовь к длинным зимним праздникам, что превращает декабрь и январь в бесконечный калейдоскоп вкусных яств, семейных визитов, колядок и подарков.

ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Новая привычка праздновать два Рождества — 25 декабря и 7 января — удваивает и без того насыщенный календарь возможностей. Отныне, вдоволь пообщавшись с семьей, можно еще и мотнуть в какой-то из уголков большой Родины, чтобы почувствовать, какое оно Рождество по-буковински, по-гуцульски или по-запорожски, как празднуют Василия на Киевщине и что подают гостям в галицкой хате на Йордана. Как будто яркие орнаменты вышиванок, зимние традиции Украины разные и в то же время общие, например, кутья и взвар — на каждом столе. Где-то кутью готовят из пшеницы, где-то любят рисовую, добавляют изюм и орехи, или сушеные вишни и мед, а  взвар варят с вялеными сливами и грушами, или только яблоками и шиповником. Но какими отличными не были бы ингредиенты, как бы не спорили хозяйки востока и запада, юга и севера относительно обязательных блюд и гастрономических вкусов, внимательный наблюдатель увидит: Рождество — главное в украинском цикле зимних праздников.
Если вы, как и я, хоть иногда немного доверяете интернету, то он сразу дает ответ, где праздновать Рождество и Старый Новый год жаждущим  культурных впечатлений туристам — конечно, в Карпатах. Сотни предложений, усадеб и ресторанов традиционной гуцульской кухни приводят тысячи аргументов ЗА. Однако мы с Вами любим заглянуть «глубже» и понять, почему именно этот регион Украины идеален для празднования длинного Рождества.

Возможно, дело в гостеприимстве и кухне? Карпатские хозяйки веселые и терпеливые, они могут часами бегать вверх-вниз (и здесь я не об этажах, а о реальных нескольких сотнях метрах горы) за настойкой на афинах или горячим ягодным вином, одновременно варить душистую грибную юшку, заправлять копчеными шкварками банош, чистить только что пойманную хозяином форель, ругать пса, что каким-то чудом научился лазить по деревьям, ласкать кота на имя Бограч, рассказывать истории о медведе, который иногда заходит в сад, и мягко отвечать на не всегда уместные вопросы гостей. Однако, что-то подобное умеют и в других регионах Украины, скажете Вы.
Тогда, возможно, это развитая туристическая инфраструктура Карпатского региона? Лыжные трассы на любой вкус, любезный снег, что лежит с октября по март на возвышенности, свежий воздух, зеленые ели и веселые сани? Десятки больших и маленьких, профессиональных и любительских музеев, хаты с каминами и симпатичными фотогеничными котиками, музыканты в ресторанах и экзотический карпатский диалект? Кто знает, достаточно ли этого, чтобы стать всеукраинской столицей Коляды. Но сердце подсказывает мне: должно быть что-то большее, более высокое, духовное.

Несколько лет назад, путешествуя в горах в зимнее время, я услышала невероятную историю, достойную отдельного фильма или книги. Поэтому представьте, что пока читаете ее, перед вашими глазами разворачиваются заснеженные пейзажи Ясини — столицы Гуцульской Украины, части ЗУНР, провозглашенной здесь Народной Радой в яростном ноябре 1918 года. Почти сразу, в начале января 1919 года, в поселок прибыл карательный гарнизон венгерской армии в количестве 608 человек, чтобы успокоить местное население и лишить мечты о самостоятельности. Ясинчане не испугались и под видом церковной коляды в присутствии священника пришли на железнодорожный вокзал, где находились венгры, и разоружили гарнизон. Только представьте себе, вокзал горного городка, венгерские военные, которые не спеша разговляются на станции, пока идет снег и, кажется, что в зимнем тумане вокруг спит весь мир. А в это время, десятки крепких молодцев, одетых в традиционные безрукавки с бартками, спускаются с гор. Родная непокорная земля придает им силы, и, колядуя с трембитами, они окружают вокзал. И так много тех колядовщиков, так громко они поют колядки, так лихо играют на трембитах, что не успело и опомниться венгерское воинство, как их окружили и взяли в плен, без боя — пять сотен вышколенных военных взяли в плен славные гуцульские колядовщики.

Совсем недавно в издательстве Discursus вышла книга «Дідо Иванчік». Ее в конце 30-х годов написал прославленный на весь мир гуцул  — Петр Шекерик-Доникив, публицист и собиратель фольклора, успевший перед сталинским арестом и ссылкой в Сибирь (где след его исчезает) все же завершить главное произведение своей жизни. Среди сотен интересных этнографических преданий «Дідо Иванчік» подробно изображает празднование зимних торжеств в горах. Карпатский мир преисполнен магии: девушки кормят котов пирогами, а те предвещают, которая из них быстрее выйдет замуж; маржина (скот) в ночь на Василия обретает дар речи и может пожаловаться или похвалить своих хозяев перед Богом; а еще «вдосвіта на Василя отворяється небо. Казав дідо, що якби був хтось такии? щасливии?, щоб побачити це, і спромігся трьома словами попросити про те, чого и?ому прагнеться, то неодмінно отримав би це. Але казав дідо, що то так тяжко допантрувати, як цвіт папороті на И?вана Купала. (...) І ми обидва з дідом ходили вдосвіта на Василя виглядати, як отворятиметься небо» (Петро Шекерик-Доників, «Дідо Иванчік», с. 141). Если посмотреть на этот мир наивно и поэтически, то Карпаты — самые высокие горы Украины, поэтому люди, которые путешествуют по их вершинам во время длинных зимних праздников, оказываются ближе к небу. И когда оно приоткрывается, Богу лучше слышит их мечты и сомнения. Гуцульская коляда из века в век предвещает приход Рождества, и пока она будет звучать, свет всегда будет побеждать тьму. Длинное украинское Рождество — традиция, которой стоит наслаждаться, изучать и поддерживать, удивлять ею иностранных туристов и толковать глубины ее смыслов родным детям. К счастью, когда готовился этот текст, в новостях появилось сообщение — совсем скоро Гуцульская коляда Верховины станет нематериальным приобретением культурного наследия ЮНЕСКО.