Больше внимания к пациентам

Швейцарский кардиолог Пьер Левис неделю оперировал украинских больных

Всемирно известный интервенционный кардиолог из Швейцарии Пьер Левис неделю оперировал и принимал пациентов в Киеве. Врач на постоянной основе сотрудничает с Центром детской кардиологии и кардиохирургии. Вместе с командой Центра Пьер Левис, один из родоначальников метода баллонной ангиопластики коронарных артерий, провел десятки сложнейших операций и диагностировал сердечно-сосудистые заболевания у сотен украинцев.  Почему для наших кардиологов важно сотрудничать с европейскими специалистами, как это отражается на имидже украинской медицины и почему ещё рано говорить о влиянии коронавируса на обострение сердечных заболеваний – Пьер Левис рассказал в интервью.

- Как началось ваше сотрудничество с Украиной, в частности с Центром детской кардиологии и кардиохирургии? Почему вы выбрали нашу страну и этот Центр?

- В Швейцарии мы с коллегами организовали благотворительный фонд Eurasia Heart Foundation («Сердце Евразии»), который помогает людям из разных стран. Многие страны и клиники просят нас о помощи с улучшением кардиоваскулярных хирургических методов, внедрением малоинвазивных методик. Мы сотрудничаем с Китаем, Вьетнамом, Камбоджей, Россией, Узбекистаном. 7 лет назад нас пригласил в Украину Илья Емец, директор Центра детской кардиологии и кардиохирургии.  И с тех пор я работаю в Клинике для взрослых Центра, бываю тут часто и вместе с украинской командой мы усовершенствуем техники кардиологических вмешательств, чтобы спасать как можно больше людей.

- Вы видите прогресс в работе Центра за последние 5 лет?

- Успехи Центра значительные. И я очень рад этому огромному прогрессу. Команда специалистов компетентна делать сложные операции и добиваться лучших результатов. Врачи учатся быть ближе к пациенту, слушать пациента, а не только совершенствовать профессиональную часть. Потому что технически они превосходны. Главная задача на данный момент заключается в том, чтобы определять с максимально высокой долей точности, в какой именно тактике лечения нуждается тот или иной пациент.

- Являются ли украинские врачи специалистами мирового уровня? Какие их достижения вы бы отметили?

- Уверен, что украинские врачи — специалисты мирового уровня. В технической части они на том же уровне, что и в США, и в Европе. Но, с другой стороны, украинская система здравоохранения не позволяет использовать лучшие медицинские наработки из-за недофинансирования. Это большая проблема, к сожалению.

- С вашей точки зрения, чего не хватает Украине, чтобы достичь лучших результатов в медицине, укрепить свой авторитет в других странах?

- Сложно ответить. Часто не хватает финансовых возможностей пациентов, ведь здесь у людей нет страховки, они должны платить за операции самостоятельно. И для врачей это тоже тяжело, потому что мы бы хотели работать с новейшим оборудованием, осуществлять самые эффективные хирургические вмешательства, но не можем, потому что это слишком дорого. Это большая проблема. На мой взгляд, также следует развивать пациент-ориентированный подход – уделять больше времени и внимания каждому пациенту, чтобы выслушать его, понять, в чем именно заключается его проблема. Это одно из самых важных правил в работе любого доктора в мире.

- Хороший интервенционный кардиолог – какой он? Какие навыки и компетенции должны быть у него в первую очередь?

- Хороший интервенционный кардиолог – это грамотный врач, который понимает пациентов, разговаривает с ними, слушает их. Ведь техническая часть процесса, интервенционная, это самая простая составляющая лечения. Самое важное – знать, что ты хочешь сделать, точно ли нужно тебе это делать, вмешиваясь в организм, и можешь ли ты помочь. И тогда определить техническую часть не сложно. Цель интервенционного кардиолога – понять, какую пользу получит пациент от действий врачей.

- Увеличилось ли количество сердечно-сосудистых заболеваний во время пандемии COVID-19?

- Слишком рано судить. Возможно, через 5 лет исследования покажут, что количество определенных заболеваний выросло под влиянием коронавируса. Но пока, например, в Швейцарии людей, у которых есть сердечные проблемы и которые болеют covid-19, не так уж и много. Проблема совсем в другом. Люди, у которых реальные проблемы с сердцем, не обращаются в больницу вовремя, потому что боятся заразиться там коронавирусом. А для сердечных проблем критично важно своевременность обследования и выявления проблемы, ведь многих серьезных болезней можно избежать, если прийти к специалисту вовремя. Таким образом, локдаун изолирует людей, в том числе, и от необходимой хирургической помощи.

- Что для вас самое главное в профессии? Что вас вдохновляет?

- Самое главное – это мои пациенты. А вдохновляют, конечно, их позитивные результаты.

- В чем разница между пациентами в Цюрихе и Киеве?

- Пациенты в Цюрихе не знают украинского (улыбается). А если серьезно, то проблемы с сердечно-сосудистой системой одинаковы во всех развитых странах. К сожалению, они остаются главной причиной смертности населения как в Украине, Швейцарии, так и многих других странах.

Больше внимания к пациентам

Больше внимания к пациентам

Швейцарский кардиолог Пьер Левис неделю оперировал украинских больных

Всемирно известный интервенционный кардиолог из Швейцарии Пьер Левис неделю оперировал и принимал пациентов в Киеве. Врач на постоянной основе сотрудничает с Центром детской кардиологии и кардиохирургии. Вместе с командой Центра Пьер Левис, один из родоначальников метода баллонной ангиопластики коронарных артерий, провел десятки сложнейших операций и диагностировал сердечно-сосудистые заболевания у сотен украинцев.  Почему для наших кардиологов важно сотрудничать с европейскими специалистами, как это отражается на имидже украинской медицины и почему ещё рано говорить о влиянии коронавируса на обострение сердечных заболеваний – Пьер Левис рассказал в интервью.

- Как началось ваше сотрудничество с Украиной, в частности с Центром детской кардиологии и кардиохирургии? Почему вы выбрали нашу страну и этот Центр?

- В Швейцарии мы с коллегами организовали благотворительный фонд Eurasia Heart Foundation («Сердце Евразии»), который помогает людям из разных стран. Многие страны и клиники просят нас о помощи с улучшением кардиоваскулярных хирургических методов, внедрением малоинвазивных методик. Мы сотрудничаем с Китаем, Вьетнамом, Камбоджей, Россией, Узбекистаном. 7 лет назад нас пригласил в Украину Илья Емец, директор Центра детской кардиологии и кардиохирургии.  И с тех пор я работаю в Клинике для взрослых Центра, бываю тут часто и вместе с украинской командой мы усовершенствуем техники кардиологических вмешательств, чтобы спасать как можно больше людей.

- Вы видите прогресс в работе Центра за последние 5 лет?

- Успехи Центра значительные. И я очень рад этому огромному прогрессу. Команда специалистов компетентна делать сложные операции и добиваться лучших результатов. Врачи учатся быть ближе к пациенту, слушать пациента, а не только совершенствовать профессиональную часть. Потому что технически они превосходны. Главная задача на данный момент заключается в том, чтобы определять с максимально высокой долей точности, в какой именно тактике лечения нуждается тот или иной пациент.

- Являются ли украинские врачи специалистами мирового уровня? Какие их достижения вы бы отметили?

- Уверен, что украинские врачи — специалисты мирового уровня. В технической части они на том же уровне, что и в США, и в Европе. Но, с другой стороны, украинская система здравоохранения не позволяет использовать лучшие медицинские наработки из-за недофинансирования. Это большая проблема, к сожалению.

- С вашей точки зрения, чего не хватает Украине, чтобы достичь лучших результатов в медицине, укрепить свой авторитет в других странах?

- Сложно ответить. Часто не хватает финансовых возможностей пациентов, ведь здесь у людей нет страховки, они должны платить за операции самостоятельно. И для врачей это тоже тяжело, потому что мы бы хотели работать с новейшим оборудованием, осуществлять самые эффективные хирургические вмешательства, но не можем, потому что это слишком дорого. Это большая проблема. На мой взгляд, также следует развивать пациент-ориентированный подход – уделять больше времени и внимания каждому пациенту, чтобы выслушать его, понять, в чем именно заключается его проблема. Это одно из самых важных правил в работе любого доктора в мире.

- Хороший интервенционный кардиолог – какой он? Какие навыки и компетенции должны быть у него в первую очередь?

- Хороший интервенционный кардиолог – это грамотный врач, который понимает пациентов, разговаривает с ними, слушает их. Ведь техническая часть процесса, интервенционная, это самая простая составляющая лечения. Самое важное – знать, что ты хочешь сделать, точно ли нужно тебе это делать, вмешиваясь в организм, и можешь ли ты помочь. И тогда определить техническую часть не сложно. Цель интервенционного кардиолога – понять, какую пользу получит пациент от действий врачей.

- Увеличилось ли количество сердечно-сосудистых заболеваний во время пандемии COVID-19?

- Слишком рано судить. Возможно, через 5 лет исследования покажут, что количество определенных заболеваний выросло под влиянием коронавируса. Но пока, например, в Швейцарии людей, у которых есть сердечные проблемы и которые болеют covid-19, не так уж и много. Проблема совсем в другом. Люди, у которых реальные проблемы с сердцем, не обращаются в больницу вовремя, потому что боятся заразиться там коронавирусом. А для сердечных проблем критично важно своевременность обследования и выявления проблемы, ведь многих серьезных болезней можно избежать, если прийти к специалисту вовремя. Таким образом, локдаун изолирует людей, в том числе, и от необходимой хирургической помощи.

- Что для вас самое главное в профессии? Что вас вдохновляет?

- Самое главное – это мои пациенты. А вдохновляют, конечно, их позитивные результаты.

- В чем разница между пациентами в Цюрихе и Киеве?

- Пациенты в Цюрихе не знают украинского (улыбается). А если серьезно, то проблемы с сердечно-сосудистой системой одинаковы во всех развитых странах. К сожалению, они остаются главной причиной смертности населения как в Украине, Швейцарии, так и многих других странах.