«Будущее телевидения — за умным, своевременным, эвристическим»

Телеведущий программы «Неформат» на телеканале СИТИ Александр ЕГОРОВ — об «андерграунде» украинского эфира

В течение последнего года телеканал СИТИ привлекает внимание зрителей и медиа-сообщества как экспериментатор. Здесь стоит упомянуть и ежедневные выпуски новостей «День Сити», и аналитическое ток-шоу «P.S. День Сити», и познавательный проект «Истории города», и остросоциальную программу «Правда Сити», и медико-просветительскую «Сити-терапию». С весны на СИТИ набирает обороты проект певца Александра Егорова «Неформат» — телевизионная авторская программа, каждый эфир которой посвящен талантливым людям, так сказать, гурманам от искусства. Сегодня благодаря «Неформату» они имеют возможность «разрушить» рамки будничности теле-поп-культуры. А ведущий программы Александр Егоров — интересный музыкант, знающий собеседник, его принципиальные оценки имеют авторитет среди отечественных исполнителей, именно поэтому на его эфиры гости идут без колебаний. Услышать и увидеть их можно с понедельника по четверг, ежедневно в 23.50 на телеканале СИТИ.

Своими соображениями о том, что такое «неформат» в реалиях украинского телепространства и о процессах, происходящих в отечественном эфире, Александр ЕГОРОВ поделился с «Днем».

 

— Как вы выбирали формат для программы, ведь, несмотря на то, что она посвящена андерграунд-культуре, ее все же приходилось вписывать в определенный телеформат?

—«Неформат» родился в кухонных разговорах, когда человек такой, какой он есть на самом деле. Нет нужды подстраиваться и пытаться понравиться. Ты просто общаешься с близкими по духу людьми, и таким образом уже появляется определенная тональность. «Неформат» — это те же самые разговоры, но в студии. Это, разумеется, накладывает определенный отпечаток на общение — нельзя использовать ненормативную лексику.

— Как вообще возможно сосуществование «андеграунда» как явления и безнадежно массового телевидения? Может, это и не андеграунд вовсе...

— Телевидение будет безнадежно массовым, пока оно будет тотально коммерческим. Только дурак может тешить себя мыслью о государственных программах относительно бюджетирования образовательных и культурных программ на телевидении. Однако «андеграунд» — это явление, которое имеет место в нашей жизни, а значит, оно претендует на место и в нашем телепространстве.

— На что ориентировались, создавая программу: на определенную аудиторию, на опыт коллег с зарубежных каналов или исключительно на собственное видение?

— Ориентировались на таких, как я, на зрителя, который имеет потребность в получении, прежде всего, содержательной информации о творческих личностях. Практически все, кого мы приглашаем в «Неформат», имеют своих постоянных почитателей, на которых, соответственно, и ориентируется наша программа. В принципе, мне повезло — так совпало, что мое собственное видение телепроекта понравилось руководителю СИТИ Виталию Докаленко, который услышал, поверил и рискнул. Поскольку доля зрительской аудитории программы постепенно растет, это свидетельствует о том, что мы делаем правильные вещи.

— Что такое «андеграунд» в украинских телереалиях?

— Андеграунд в искусстве, а тем более в телереалиях, — довольно размытое понятие. В чистом виде андеграунд в телепространстве практически невозможен, однако появление в эфире Сити «Неформата», в принципе, можно считать ростком данного направления. Соответственно, гости программы в большинстве своем принадлежат к этому направлению.

«ТЕЛЕВИЗОР НЕ СМОТРЮ — Я В НЕМ РАБОТАЮ»

— Как бы вы оценили уровень украинского телевидения? В частности, с точки зрения того музыкального сообщества, которое вы представляете? Не рискует ли «ящик» окончательно превратиться в маргинальное явление для формирующегося сейчас поколения?

— Риск, что «ящик» окончательно превратится в маргинальное явление, всегда есть, причем я бы даже не ограничивал возрастной ценз! Собственно, это и есть обобщающая оценка уровня украинского телевидения. Хотя, справедливости ради, следует признать, что есть отдельные телепроекты довольно достойные. Если же вы имеете в виду то, как и сколько на украинском телевидении представлено художественных проектов, то это не выдерживает критики. Настоящие художники в эфире практически не присутствуют, значительные события в музыкальном мире проходят незамеченными. К сожалению, для шоу-бизнеса в телевидении все поставлено исключительно на коммерческую основу, поэтому мы и вынуждены «наслаждаться» кривляниями под «фанеру» людей, далеких от музыкальной культуры. Вот, собственно, такие подходы и ломают представление об отечественном искусстве формирующегося поколения.

— К чему, по вашему мнению, на уровне общественном может привести трансляция того, с позволения сказать, культурного продукта, который продвигает украинское телевидение (учитывая почти абсолютное отсутствие широко доступной альтернативы такой «культуре»)?

— Большинство культурологических проектов — это целенаправленная деградация: «шароварщина» и порнография, которая унижает Украину и даже близко не дает представления о том, какие на самом деле таланты у нас есть. Рефрен всего творчества, которое продвигается сегодня на отечественному ТВ, — «Украина-Домовина». Такое впечатление, что те, кто создает программы о культуре, ничего общего с этой категорией никогда не имели и иметь не хотят. На общественном уровне ориентация на малообразованную аудиторию приводит к потере зрителя или к потере положительного имиджа страны.

— Итак, есть ли будущее у телевидения?

— Разговоры о смерти телевидения несколько преувеличены.

Мы еще долго будем потреблять и бумажные газеты, и радио, и телевидение. Важно не забывать прописные истины — «держать руку на пульсе», «идти в ногу со временем», то есть не превращаться в вещи, которые сохраняются благодаря нафталину. Я думаю, будущее телевидения — за умным, своевременным, эвристическим.

— Вы утверждаете, что почти не смотрите телевидение. Но ведь чтобы создавать телепрограмму, надо ориентироваться в пространстве. И потом... Зачем вообще сотрудничать с телевидением, если оно вам кажется таким недостойным явлением?

— Я и сейчас утверждаю: телевизор не смотрю — я в нем работаю. Кроме этого, хаять все вокруг намного легче, чем создать что-то достойное. А у меня полная гармония: я ругаю то, что мне не нравится на телевидении, но я и создаю. «Неформат» — другой, он для тех и с теми, кто умеет мыслить, кто хочет совершенствоваться.

«УКРАИНСКИЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ КАНАЛЫ — ЭТО ЗАРОБИТЧАНЕ»

— Украинская музыкальная журналистика существует? Если да, то где она?

— Наверное, существует... Мне кажется, только пара-тройка изданий, преимущественно узконаправленного глянца, более или менее достойно освещает события настоящего шоу-бизнеса, дает развернутые исторические справки, аналитику. Все остальное — это фоторепортажи с места демонстрации силиконовых тел, которые ничего общего с искусством и культурой не имеют.

— Как оцениваете украинские музыкальные каналы? Не искажают ли они украинское музыкальное пространство?

— Искажают, еще как! Украинские музыкальные каналы — это заробитчане. Неважно, что показывать, главное, чтобы платили — это их основной слоган.

Проанализируйте, какой процент телепродукта в эфире таких каналов транслируется бесплатно, и вы убедитесь, что настоящих художников, настоящих явлений украинской культуры там практически нет. Украинское музыкальное пространство намного содержательнее, чем то, что мы видим на отечественных музыкальных каналах.

— Какое музыкальное телевидение считаете образцовым?

— Никакое. Телевидение не может быть образцовым. Оно может быть интересным или неинтересным. А чтобы быть интересным, телевидение должно постоянно изменяться, предлагая новые формы, новые темы. Как только ты научился что-то делать в любом телевизионном жанре и тебе кажется, что это самое то, надо сразу искать что-то новое, так как ты уже устареваешь.

Мне иногда кажется, что телевидение как таковое только портит музыку и исполнителей. Телевидение «мыслит картинкой», а музыкальное произведение — гармонией звуков. Часто дешевыми и убогими подтанцовками, голыми телами и эпатажностью исполнители пытаются компенсировать недостаток таланта. Конечно, хочется верить в возвращение музыкальных телеканалов к настоящей музыке. Упрощение и удешевление процесса производства телепродукта позволяют быть оптимистом в этом плане. Помешать этому может только лень и испорченные вкусы, ответственность за которые лежит на крупных телеканалах.