Милосердие

В прокат выходит экранизация культовой пьесы с Энтони Хопкинсом в главной роли

Режиссер драмы «Отец» Флориан ЗЕЛЛЕР родился в 1979 в Париже. Окончил парижский Институт политических исследований, впоследствии там же преподавал литературу. Дебютный роман «Искусственный снег» опубликовал в 22 года, получил за него премию фонда Hachette. Следующие романы также отмечены призами, но наибольшую аудиторию Зеллер обрел как драматург. Его пьесы переведены на десятки языков. 2016 The Guardian назвала Зеллера «самым ярким молодым драматургом нашего времени». Особой популярностью пользуется пьеса «Отец», награжденная рядом французских и зарубежных театральных премий и поставленная во многих театрах мира.

Важно заметить, что, хотя Зеллер ранее написал несколько сценариев, «Отец» — его первый опыт в кинорежиссуре: не было ни студенческих короткометражек, ни ассистентской практики на съемочной площадке. Сразу — полный метр со звездным составом, и сразу 2 премии BAFTA (лучший адаптированный сценарий, лучшая мужская роль), 4 номинации на «Золотой глобус», 6 номинаций на «Оскар». На авторитетном агрегаторе рецензий rottentomatoes.com у фильма 98% одобрения у кинокритиков и 90% — у массового зрителя. В кино редко бывают столь успешные дебюты.

Экспозиция «Отца» безусловно камерная. В просторной лондонской квартире под опекой Энн (Оливия КОЛМАН) живет 80-летний Энтони (Энтони ХОПКИНС). Сюжет запускается разговором о том, что Энн встретила любимого мужчину и хочет перебраться к нему в Париж, но ей нужно найти для отца подходящую сиделку. Подходящую — то есть достаточно терпеливую, потому что Энтони с сиделками не ладит, устраивает им скандалы, оскорбляет.

Причина невыносимого поведения — деменция. Энтони путает людей и имена, события и места. Считает свою младшую дочь Люси, погибшую в аварии, до сих пор живой. Прячет вещи в тайник, забывает о них и потом считает, что его обокрали. Буквально цепляется за время — ему очень важно иметь часы на руке — но это не помогает. При этом убежден, что с ним все в порядке, что он все контролирует, и выходит из себя, когда ему говорят, что это не так.

Для адаптации пьесы Зеллер работал с сэром Кристофером ХЭМПТОНОМ — опытным сценаристом и режиссером. Собственно, фильм опирается на два базовых компонента: продуманную в деталях, искусно организованную нелинейную драматургию и блестящие актерские работы.

Зеллер создает напряжение будто из ничего, изобретательно и ритмично точно фрагментируя рассказ. Постоянно, но с разных ракурсов и с разными интонациями повторяются одни и те же сцены и реплики. При этом персонажи буквально раздваиваются: Энн играют то Колман, то Оливия (интересное совпадение) ВИЛЬЯМС, ее мужа Пола — иногда Руфус СЬЮЭЛЛ, иногда Марк ГЕТИСС — актеры с резко отличными темпераментами и внешностью. Нестабильность вносится и в пространство: Энтони не понимает, куда исчезают одни вещи и откуда появляются другие, или вообще может выйти из спальни и вдруг оказаться в больнице, где увидеть умирающую Люси. Зеллер сгущает атмосферу дезориентации, внося в интимную драму элементы триллера и даже хоррора (здесь стоит вспомнить также музыку итальянского экспериментатора Людовико ЭЙНАУДИ). Рискованный ход, сработавший, впрочем, крайне эффективно. По сути, мы видим мир глазами человека с деменцией, буквально можем почувствовать весь его ужас и беспомощность.

Для Хопкинса, который, собственно, и сделал имя на триллерах, эта роль — из лучших в карьере. Но он играет иначе, в манере, отличной от его обычно психологически нюансированного исполнения. Здесь — работа жестом, телом; местами чистая биомеханика. Энтони может быть совершенно очаровательным, устроить целый спектакль из рутинного приема таблеток, наврать три короба о своем танцевальном опыте и тут же выбить неплохую чечетку; а может быть злым и сварливым, параноидальным и беспомощным, плакать как ребенок или искренне смеяться. Все эти прыжки настроений, качели реакций Хопкинс передает с пробирающей до мозга костей убедительностью. Хотя Энн как персонаж не настолько богата эмоционально, Оливия Колман в этом дуэте удерживает достойный уровень. Многие моменты она играет минимумом средств, иногда исключительно глазами — потрясающе выразительными.

Задействовав свой драматургический опыт, доверившись звездам британского актерства, Зеллер покорил кинематограф с первой попытки. «Отец» — не только о семейной любви; это, в первую очередь, о милосердии как выборе — столь же простом, сколь и нечеловечески трудном.

Милосердие

Милосердие

В прокат выходит экранизация культовой пьесы с Энтони Хопкинсом в главной роли

Режиссер драмы «Отец» Флориан ЗЕЛЛЕР родился в 1979 в Париже. Окончил парижский Институт политических исследований, впоследствии там же преподавал литературу. Дебютный роман «Искусственный снег» опубликовал в 22 года, получил за него премию фонда Hachette. Следующие романы также отмечены призами, но наибольшую аудиторию Зеллер обрел как драматург. Его пьесы переведены на десятки языков. 2016 The Guardian назвала Зеллера «самым ярким молодым драматургом нашего времени». Особой популярностью пользуется пьеса «Отец», награжденная рядом французских и зарубежных театральных премий и поставленная во многих театрах мира.

Важно заметить, что, хотя Зеллер ранее написал несколько сценариев, «Отец» — его первый опыт в кинорежиссуре: не было ни студенческих короткометражек, ни ассистентской практики на съемочной площадке. Сразу — полный метр со звездным составом, и сразу 2 премии BAFTA (лучший адаптированный сценарий, лучшая мужская роль), 4 номинации на «Золотой глобус», 6 номинаций на «Оскар». На авторитетном агрегаторе рецензий rottentomatoes.com у фильма 98% одобрения у кинокритиков и 90% — у массового зрителя. В кино редко бывают столь успешные дебюты.

Экспозиция «Отца» безусловно камерная. В просторной лондонской квартире под опекой Энн (Оливия КОЛМАН) живет 80-летний Энтони (Энтони ХОПКИНС). Сюжет запускается разговором о том, что Энн встретила любимого мужчину и хочет перебраться к нему в Париж, но ей нужно найти для отца подходящую сиделку. Подходящую — то есть достаточно терпеливую, потому что Энтони с сиделками не ладит, устраивает им скандалы, оскорбляет.

Причина невыносимого поведения — деменция. Энтони путает людей и имена, события и места. Считает свою младшую дочь Люси, погибшую в аварии, до сих пор живой. Прячет вещи в тайник, забывает о них и потом считает, что его обокрали. Буквально цепляется за время — ему очень важно иметь часы на руке — но это не помогает. При этом убежден, что с ним все в порядке, что он все контролирует, и выходит из себя, когда ему говорят, что это не так.

Для адаптации пьесы Зеллер работал с сэром Кристофером ХЭМПТОНОМ — опытным сценаристом и режиссером. Собственно, фильм опирается на два базовых компонента: продуманную в деталях, искусно организованную нелинейную драматургию и блестящие актерские работы.

Зеллер создает напряжение будто из ничего, изобретательно и ритмично точно фрагментируя рассказ. Постоянно, но с разных ракурсов и с разными интонациями повторяются одни и те же сцены и реплики. При этом персонажи буквально раздваиваются: Энн играют то Колман, то Оливия (интересное совпадение) ВИЛЬЯМС, ее мужа Пола — иногда Руфус СЬЮЭЛЛ, иногда Марк ГЕТИСС — актеры с резко отличными темпераментами и внешностью. Нестабильность вносится и в пространство: Энтони не понимает, куда исчезают одни вещи и откуда появляются другие, или вообще может выйти из спальни и вдруг оказаться в больнице, где увидеть умирающую Люси. Зеллер сгущает атмосферу дезориентации, внося в интимную драму элементы триллера и даже хоррора (здесь стоит вспомнить также музыку итальянского экспериментатора Людовико ЭЙНАУДИ). Рискованный ход, сработавший, впрочем, крайне эффективно. По сути, мы видим мир глазами человека с деменцией, буквально можем почувствовать весь его ужас и беспомощность.

Для Хопкинса, который, собственно, и сделал имя на триллерах, эта роль — из лучших в карьере. Но он играет иначе, в манере, отличной от его обычно психологически нюансированного исполнения. Здесь — работа жестом, телом; местами чистая биомеханика. Энтони может быть совершенно очаровательным, устроить целый спектакль из рутинного приема таблеток, наврать три короба о своем танцевальном опыте и тут же выбить неплохую чечетку; а может быть злым и сварливым, параноидальным и беспомощным, плакать как ребенок или искренне смеяться. Все эти прыжки настроений, качели реакций Хопкинс передает с пробирающей до мозга костей убедительностью. Хотя Энн как персонаж не настолько богата эмоционально, Оливия Колман в этом дуэте удерживает достойный уровень. Многие моменты она играет минимумом средств, иногда исключительно глазами — потрясающе выразительными.

Задействовав свой драматургический опыт, доверившись звездам британского актерства, Зеллер покорил кинематограф с первой попытки. «Отец» — не только о семейной любви; это, в первую очередь, о милосердии как выборе — столь же простом, сколь и нечеловечески трудном.