Итало Нунциата — режиссер-сюрприз

Он умеет заинтересовать и увлечь публику, и если хотите поднять себе настроение — посмотрите его последнюю работу — оперу «Любовный напиток»

Ныне в активе режиссера около ста (!) оперных спектаклей, поставленных на разных сценах мира, а благодаря совместному сотрудничеству Итальянского института культуры и Национальной оперы Украины в этом творческом списке четыре работы с киевской «пропиской»: «Манон Леско» Пуччини, вердиевские «Макбет» и «Бал-маскарад», а также последняя премьера — опера-буфф «Любовный напиток» Доницетти. Синьора Нунциата можно назвать человеком-сюрпризом, благодаря которому, начиная с 2006 г. ежегодно, под занавес сезона, главный оперный театр дарит публике спектакль, который становится событием культурной жизни нашей столицы. И на этот раз зрители были приятно удивлены, а еще по ходу действия хохотали от души. Да, да именно смеялись, наблюдая за перипетиями комического любовного треугольника, выясняющего отношения на фоне лубочного сельского итальянского пейзажа. Красавица Адина (в этой роли дебютировала в главной партии на сцене Национальной оперы молодая солистка Киевского муниципального академического театра оперы и балета для детей и юношества Ольга Фомичова), начитавшись о возвышенной любви Тристана и Изольды, мечтает о романтических страстях, мороча голову двум кавалерам — робкому односельчанину и решительному сержанту. Именно дуэльные баталии двух соперников придают юмористический колорит спектаклю. Чья же возьмет: робкие вздыхания Неморино (Дмитрий Попов) или штурм вояки-ловеласа Белькоре (Александр Бойко)? Молодой крестьянин ради любви готов «приворотное зелье» выпить, выкупив «чудо-эликсир» у лекаря-шарлатана Дулькамары (Сергей Магера) а когда чары не подействуют, то от отчаянья даже в рекруты записаться...

Занимательный сюжет о «любовном напитке», изящная музыка, тонко переданная оркестрантами под руководством дирижера Владимира Кожухаря; легкость, озорство и кураж, с которым играют солисты и хор, (да, представьте, итальянскому режиссеру удалось наших статичных певцов заставить не только активно двигаться, но и танцевать, и при этом их вокал ничуть не страдал); оригинальность сценографии (художник Мария Левитская) — все вместе работало на одну цель — увлечь публику.

Эту постановку с удовольствием посмотрят зрители разных возрастов. Ее можно назвать «эликсиром хорошего настроения». Кстати, если вы еще не стали фанатом оперы, то рекомендую начать знакомство с этим прекрасным жанром именно с «Любовного напитка» Доницетти. То, что спектакль станет аншлаговым и надолго пропишется в афише театра, стало понятно по длительным аплодисментам после каждой арии солистов и 15-минутным овациям в финале действия. Эту постановку не стыдно показать и за рубежом на гастролях.

Итало Нунциата умеет создать команду единомышленников. Режиссер точно ставит задачи, пробуждая фантазию каждого члена творческой команды: художника, дирижера, музыкантов, хористов и солистов. После премьеры «День» побеседовал с постановщиком.

— Синьор Нунциата, благодаря вам киевская труппа очень изменилась: вокальные сцены подкреплены драматической игрой: хористы демонстрируют хорошую пластику, а солисты свое актерское мастерство и чувство юмора. Как правило, оперные певцы консервативны, и неохотно идут на эксперимент: ведь для них главное виртуозно голосом передать вокальную партию, а активно двигаясь по сцене, они бояться сбить дыхание, поэтому часто жертвуют артистическим арсеналом ради вокала. Как вам удалось переубедить артистов?

— Все исполнители выражали огромное желание учиться. Это была наша четвертая совместная работа с киевской труппой, так что период «притирок» характеров у нас остался позади. Я видел огромный потенциал хора и солистов, а в этот раз был выбран благодатный для постановки репертуар. «Любовный напиток» дает огромное поле для творческой фантазии исполнителей: гротескный сюжет, яркие характеры героев, прицельно точные музыкальные характеристики... Репетиции проходили ежедневно по шесть, а то и девять часов. Между всей постановочной группой сложились очень теплые отношения. Артисты, смеясь, говорили, что им надоели трагедии и драмы (как правило, оперные спектакли написаны на трагедийный сюжет, а здесь почти водевиль), и что играть в комедии им очень нравится. На каждой репетиции появлялся творческий азарт. Капризов и разговоров: «Это буду делать, а это — нет» у нас не возникало. Репетировало несколько составов артистов и с каждым мы вместе с дирижером оттачивали нюансы. На премьере выступили молодые, но очень талантливые солисты: Ольга Фомичова, Дмитрий Попов, Александр Бойко, Сергей Магера. У нас не было конфликтов, а если возникали споры, то они были творческого характера: и дирижер (Владимир Кожухарь), и сценограф (Мария Левитская), и хормейстер (Богдан Плиш) хотели как можно интереснее подать оперу. Знаете, когда нам не хватало словарного запаса (гремучей смеси итальянского, английского, русского и украинского языков), то помогал язык жестов и музыка Доницетти, будившая фантазию.

— Говорят, что рассмешить публику труднее, нежели заставит плакать. На киевской сцене вы поставили три драмы и одну буфф-оперу, что было труднее?

— Все четыре постановки согласовывались нами совместно (дирекцией театра и руководством Итальянского института культуры). Каждая работа мне была интересна, но, пожалуй, «Любовный напиток» стоит особняком в этом списке. Приступая к новой постановке, я тщательно продумываю: какой театральный метод буду использовать, чтобы раскрыть суть произведения. Задача режиссера почувствовать ритм спектакль, выстроить фабулу так, чтобы действие захватило публику. Действительно, считается, что итальянская классическая комическая опера гораздо сложнее для постановки, чем драматическая. Она перекликается с миром комедии dell arte (в ней масса речитативов, а это дополнительные вокальные сложности для певцов). Все оперы-буфф выверены авторами до мелочей, и, на мой взгляд, нельзя этот филигранный музыкальный механизм нарушать. Мне кажется, что нынешняя постановка свидетельствует о желании театра расширить свою репертуарную афишу (ведь на таких операх певцы учатся владеть своим голосом всем его колоратурным богатством и оттачивать свое мастерство).

— Время действия «Любовного напитка» — XIX век. Вы немного сдвинули временные рамки сюжета. Это сделано, чтобы приблизить оперу к современному зрителю?

— Мы немного «освежили» действие, передвинув его на начало ХХ века, и это позволило сделать более динамичной постановку. Сама музыка Доницетти обладает таким богатством и разнообразием, и, не нарушая ее партитуру, позволила нам приблизить оперу к сегодняшнему дню. Этот спектакль заставляет публику не только улыбаться, но и хохотать в гротескных сценах. И в то же время в «... Напитке» есть очень лирические моменты (например, романс Неморино), даже меланхолические эпизоды, и эти фрагменты оперы проецируются на каждого персонажа: когда забавные сцены сменяются гротеском, а сатирические — лирикой.

— Чья была идея использовать в сценографии яркие вангоговские цвета, например, выкатить карету-трансформер, «запряженную» в гигантский велосипед?

— Когда возникла идея постановки «Любовного напитка», то вся постановочная группа живо обсуждала, и каждый участник что-то предлагал свое. В этих беседах постепенно вырисовывалось «лицо» будущего спектакля, а порой, на репетиции рождались новые идеи. Мария Левитская — большой художник, и натура творческая, а ее эскизы, воплотившись в декорации, придали постановке колорита и веселья...

— Сегодня в мире говорят, что опера, как элитное искусство, видоизменяется и нужен креативный подход к прочтению классики — именно в этом многие музыкальные режиссеры видят свою главную цель.

— Ставя оперу, нужно очень вдумчиво подходить к произведению. Режиссура — это внутренняя работа, а не дешевые внешние эффекты. Если не знать прошлого, отметать предыдущий опыт и традиции, делая ставки на эпатаж, то на этом «коньке» можно проехать один раз. А дальше? Я за бережное отношение к первоисточнику, но искать свои «ключики» никому не запрещено. Для меня важно найти такое режиссерское решение, которое смогло бы лучше раскрыть произведение. На эту идею призвано работать все: костюмы, мизансцены, расстановка сцен, даже взгляды и интонации актеров. Режиссер должен досконально знать не только партитуру, но и технику пения, понимая, как работает диафрагма вокалиста, придумывая ту или иную пластическую театральную картину действия. Я знаю, как помочь певцу по-актерски передать образ исполняемого им героя, подсказываю на репетиции те или иные движения...

— У вас очень насыщенный график работы, удалось ли увидеть нашу столицу глазами не туриста, а человека, который не в первый раз бывает в Киеве?

— Я влюбился в ваш город и знаю не только центр и туристические маршруты: Софиевский собор, Андреевский спуск, Крещатик и Киево-Печерскую лавру. Я многие улицы пешком обошел неоднократно, а это совершенно другое ощущение — когда ты гуляешь по улицам и площадям, или проезжая этот маршрут, сидя в автомобиле. Киев — очень живой и открытый город. Я два-три раза в год приезжаю в Киев, и каждый раз нахожу массу нового, интересного. Всем своим друзьям в Италии я буквально прожужжал голову, рассказывая, какой красивый Киев и замечательные люди живут в Украине. Здесь я познакомился высокопрофессиональными музыкантами и певцами, и каждый раз, уезжая на Родину, кусочек моего сердца остается в Киеве, поэтому, несмотря на очень плотный график работы, я пытаюсь выкроить время, что вновь и вновь приехать в Украину.