«Феномен, который еще предстоит разгадать»

Евгений Слабченко (Эжен Деслав) — украинец, которого называли «одним из лучших киносценаристов Европы»

Украинская история полна многих «белых пятен». С одной стороны, это символ сложных, часто трагических событий нашего прошлого, а с другой — возможность удивительных открытий для современников. Сложно даже представить, сколько древних артефактов, ценных сведений, малоизвестных фигур до сих пор ждут своих исследователей-первооткрывателей. И всякий раз каждая такая «находка» становится стимулом по-новому взглянуть на наше наследие.

Недавно информации об еще одном украинце, являющемся весомой фигурой не только для украинской, но и европейской истории, стало больше. «Мастер кино и дипломат, фигура, формировавшая мировое измерение украинской культуры в области кинематографии, киноавангардист, первостепенный режиссер, один из лучших киносценаристов Европы (как современники характеризовали его в кинокругах), дипломат УНР, автор первой «Дипломатичної історії України», деятель украинского скаутского движения, автор учебника «Українські скаути», сечевой стрелок, киножурналист, общественный, культурный деятель эмигрантского движения, основатель общества «Друзья украинского кино» в Париже — все это и гораздо больше — Евгений Слабченко (Эжен Деслав)», — резюмировал Андрей Яцив, заместитель директора Международного института образования, культуры и связей с диаспорой. Именно МИОК совместно с Научным обществом истории дипломатии и международных отношений (по инициативе председателя его правления Ирины Матяш) организовал онлайн-событие «Эжен Деслав — мастер кино и дипломат: украинский почерк на карте мира».

«ДА, У НАС КРАДУТ. НО И МЫ НЕ ВОЗВРАЩАЕМ СВОЕГО»

«Мы поставили себе такую задачу — говорить о людях, которых почти не знаем, а они должны быть в нашем информационном пространстве, — отметила директор МИОК Ирина КЛЮЧКОВСКАЯ и привела красноречивый пример: — Я прочла это на странице у Светланы Мельник, жены Чрезвычайного и Полномочного посла Украины в ФРГ. Она пишет о том, что недавно в штаб-квартире Минобороны в Германии в историческом Блоке Бендлера состоялась очень важная церемония Grosser Zapfenstreich, которая считается самой высокой наградой, которой Бундесвер выражает свое особое уважение гражданскому лицу. Круг лиц, которые могут ее заслужить, очень ограничен... На этот раз вооруженные силы Германии чествовали Ангелу Меркель. Эта военная традиция проходит в вечернее время в исполнении специального вооруженного формирования в сопровождении факелов, а исполняют на этой церемонии уникальный по звучанию хорал «Коль славен наш Господь в Сионе», автором музыки к которому является украинский композитор Дмитрий Бортнянский. И я подумала, что мы об этом тоже ничего не знаем. Мы, украинцы. А на всех немецких ресурсах он представлен как композитор России. И это далеко не единичный случай. Вот хотя бы откроем «Историю русской философии», которая начинается с имени Григория Сковороды... Такие «кражи» происходят и поныне: вспомним хотя бы историю со скифским золотом...».

Можно было бы, конечно, еще раз пожаловаться на нашего соседа, однако гораздо важнее взять ответственность за собственную историю, а значит, и по-новому взглянуть на эту проблему. «Да, у нас крадут, и очень многое, и не только наши территории. Но и мы не возвращаем свой, разбросанный по разным континентам, мир — не собираем, мало прорабатываем, не интегрируем в культурное пространство, не вводим в научный контекст. И эта работа, которой мы занимаемся, больше напоминает волонтерство, чем государственное направление, каким оно должно было бы быть, с соответствующим финансовым обеспечением. Мы слабо представляем себя миру, недостаточно себя ему объясняем и не заботимся, чтобы вернуть себе мощное духовное интеллектуальное наследие, которое мы растеряли в пространстве и времени, — отмечает Ирина Ключковская. — Поэтому наша с вами задача — по капле возвращать это наследие в Украину и на этой основе выстраивать и укреплять нашу национальную идентичность. Нам нужно создать образ самих себя. Это как мозаика Оранты в Софии Киевской — образ целостный, заполненный целиком, потому и оберегает нас. Чтобы завершить, вывершить образ Украины для себя и для мира, мы должны находить смальту. Эти маленькие частицы, из которых состоит мозаика, — наши сокровища. И постепенно выкладывать шаг за шагом нашу собственную мозаику, которая была бы интересна внутреннему и внешнему миру».

Со словами Ирины Ключковской согласилась и Виктория ГУЛЕНКО, директор Украинского культурно-информационного центра во Французской Республике: «Согласна, что прежде всего нужно найти образ самих себя, поскольку нам, дипломатам, чрезвычайно сложно привлекать интерес иностранцев, в частности французов, когда у самих украинцев так мало знаний о наших исторических личностях, которые внесли значительный вклад в развитие государственности и культуру». Ведь нужно констатировать, что Евгений Слабченко (Эжен Деслав), к сожалению, малоизвестная в Украине личность. Однако очень известная во Франции для тех, кто интересуется темой кино: Евгений Слабченко был чрезвычайно ярким представителем французского киноавангарда и вошел во все энциклопедии.

«ИРИНА МАТЯШ — УЧЕНЫЙ-ПЕРВОПРОХОДЕЦ»

Как украинец сумел добиться того, что зарубежные кинокруги в свое время называли его «первостепенным режиссером», «одним из лучших киносценаристов Европы» и «величайшей личностью современной кинематографии»? Об этом рассказала доктор исторических наук, председатель правления Научного общества истории дипломатии и международных отношений Ирина МАТЯШ, уже много лет исследующая эту тему. «Мне импонирует в Ирине Матяш то, что она никогда не берется за разработанные темы. Она ученый-первопроходец, любит начинать масштабные проекты и не боится браться за темы, которые считаются неподъемными. А еще у нее просто феноменальная способность находить новые документы, имена, открывать новые события. Ирина Матяш виртуозна в заполнении белых пятен истории», — так представила коллегу-исследовательницу украинская писательница, доктор наук, основательница издательства «Дуліби» Марина ГРИМИЧ.

Что же удалось выяснить о Евгении Слабченко? Во-первых, благодаря найденным записям в метрической книге, стала известна точная дата его рождения (8 декабря 1899 года). Со стороны матери мастер имеет немецкие корни. Его дедушка Иван Золднер — немец по национальности, работал помощником управляющего Мартыновским свеклосахарным заводом. Поскольку Слабченко окончил Белоцерковскую гимназию, активность юноши — тот стал организатором скаутского отряда — привлекла внимание Петлюры. Вскоре Евгений Слабченко, как он сам вспоминает, попал в охрану Винниченко. Спустя некоторое время он был назначен вторым атташе ЧДМ УНР в Соединенные Государства Северной Америки. Членом миссии также был Илько Борщак, известный историк, который, подчеркивает Ирина Матяш, оказал огромное влияние на Евгения Слабченко: очевидно, идея написать «Дипломатичну історію України», которую мастер считал своим главным трудом, пришла именно после этого знакомства. Но доехать до пункта назначения будущему кинорежиссеру не удалось. В Копенгагене поступило известие — США не дало юноше разрешение на въезд. Возвращаться в Украину уже не было возможности, ведь для большевиков он был участником петлюровского движения, поэтому Слабченко отправился сначала в Прагу, а затем и в Париж.

ФИЛЬМЫ, ОСТАВШИЕСЯ В МИРОВОЙ ИСТОРИИ КИНО

Начало жизни в столице Франции не предвещало успешной будущей карьеры — Слабченко работал простым рабочим на заводе «Рено». Однако на окраине Парижа, где он жил, часто проходили съемки фильмов. Однажды он попробовал себя в массовке, и кино его увлекло. Слабченко окончил курсы, стал киномехаником, весной 1925 года — слушателем русской учебной киностудии. Начал сниматься в киноскетчах и печататься в газетах, писать небольшие заметки о кино, людях искусства, подписываясь псевдонимом Деслав (что значит — из славян). А со временем создал фильмы, оставшиеся в мировой истории кино: «Марш машин» (1928), «Электрические ночи» (1928), «Монпарнас» (1930), «Война мальчишек» (1936), «Картинки в негативе» (1956), «Фантастическое видение» (1957). В то же время, его мечтой, которую, к сожалению, так и не удалось воплотить, был фильм «Мазепа — великий гетман». Эта кинокартина должна была «представить героическую борьбу украинского народа за государственную независимость Украины».

«Деслав пришел в кино, когда еще была не такая большая конкуренция, но существовало невосприятие. Интеллектуалы старой школы критиковали кино, например, Эмиль Золя считал, что кино не имеет ничего общего с культурой. Однако Деслав, как и его старший коллега и земляк Александр Довженко, показал, что в черно-белом, немом кино заложена огромная потенциальная выразительная сила. И это действительно так... Один из известных украинских художников, культурологов, поэтов Святослав Гординский очень быстро признал значимость Деслава, — объясняет Игорь ЛИХОВЫЙ, первый заместитель генерального директора Шевченковского национального заповедника в Каневе. — Как сегодня помню, в 1995 году на украинском телевидении показали кинокартину «Фантастическое видение» (1957), музыкальный фильм, который меня поразил своим кинематографическим языком. Это действительно было французское кино, поэтический реализм, как мы сказали бы. В нем уже отражался и итальянский неореализм... Слабченко — это феномен, который еще предстоит разгадать».

ЗАЩИТА САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ УКРАИНСКОГО КИНО

Несмотря на успех во Франции, Евгений Слабченко не забывал о своей украинской идентичности — качество, которое сегодня особенно актуально, отмечает Лилия ЛЫСЫХ, заместитель директора департамента международной технической помощи и международного сотрудничества Львовской облгосадминистрации. Режиссер постоянно искал и создавал возможности рассказать об украинской культуре. В частности, ему удалось стать французским представителем ВУФКУ. «Находясь с визитом в Париже в августе 1927 года с целью налаживания культурных отношений с Францией, новоназначенный нарком образования УССР Николай Скрипник под влиянием беседы с Илькой Борщаком о том, что во время демонстрации в советском торгпредстве кинопродукцию УССР часто не упоминают как украинскую, для усиления впечатления парижан об самостоятельности украинского кино предложил Евгению Слабченко представлять во Франции интересы ВУФКУ», — рассказывает Ирина Матяш.

В 1928 году режиссер присоединился к организации показов «Звенигоры» Александра Довженко во Франции. Как объясняет Ирина Матяш: «Первый просмотр состоялся в Торгпредстве СССР для журналистов и благосклонных к большевикам украинских эмигрантов, затем — в киноклубе «Свободная кинотрибуна» для специалистов киноотрасли, где во вступительном слове «Звенигора» была названа большим достижение ВУФКУ; в кинотеатре Латинского квартала Сине-Латени и Парижском университете вместе с лекцией Леона Муссинака «Современные тенденции советского кино», в которой киновед высоко оценил фильм. В апреле Э.Деслав в журнале «Кино» сообщил об успехе украинских фильмов в Париже». А статья его называлась «А.Довженко и Сталин», и он одним из первых написал о давлении диктатора на украинца.

В 1949 г. Слабченко представляет Украину на фестивале в Каннах, а в 1952 г. — на биеннале в Венеции, затем — на международном кинофестивале в Локарно (1954). Более того, в Локарно мастер пропагандировал украинское дело, устраивая выставки украинской книги, а еще выдвинул идею «установить украинскую премию за произведение, написанное на чужом языке, где Украина лучше всего показана» (идея стоит того, чтобы ее воплотить и сейчас). В 1955 году Слабченко причастен к выставке украинской книги в ателье Николая Приходько в Торонто (в рамках «Украинской международной культурной акции»). На ней он выдвинул предложение установить титул «Посла Украинской Культуры» и назначить «для каждого крупного государства заслуженного человека, который имеет соответствующие способности, заслуги и связи». В 1959 году Кинопалата предложила Слабченко провести в Женеве Большой интернациональный кинофестиваль (что в очередной раз подтверждает авторитет мастера).

Отдельная тема — это публикации в журналах о кино: Слабченко был парижским корреспондентом многих иностранных изданий. К тому же Слабченко начал собирать мировую библиотеку украиники и создал первый украинский дипломатический архив. В то же время, делом его жизни, безусловно, стала «Дипломатична історія України». Как отмечал сам мастер: «Готовлю я Дипломатическую историю вот уже почти 20 лет, чтобы меня не расхолаживали, никому об этом не говорил». К сожалению, он не успел увидеть первые экземпляры своего труда. По его словам, цель монографии была следующая: «В предисловии к ДИУ я назвал ее «хорошей историей», посвящаю ее украинской молодежи, которая убедится, изучая ее, что Украина всегда считала себя независимой. Я приложил огромные усилия, чтобы ее написать, пусть теперь украинское общество приложит усилия, чтобы ее издать».

«Дипломатична історія України» Евгения Слабченко, составленная доктором исторических наук, профессором Ириной Матяш, вышла в свет в сентябре 2016 года.

ФОНД СЛАБЧЕНКО В КАНАДЕ

В то же время Евгений Слабченко связан своей деятельностью и творчеством со многими странами: Испанией, Румынией, Чехией, Австрией, Данией, Болгарией, Швейцарией, Канадой, Великобританией, Италией, США, Бельгией, Египтом, Швецией. И как подчеркнула Ирина Матяш: «В каждой из этих стран есть, наверное, архивы, свидетельствующие о деятельности Деслава. Это огромное поле для исследований, поскольку как широк спектр стран, с которыми связан Деслав, так и широк спектр его личности».

В частности, в центре украинской культуры и образования в Виннипеге находится фонд Евгения Слабченко. В нем имеются вырезки из газет о Деславе на украинском, французском, испанском, болгарском, чешском, польском, русском, румынском, английском и немецком языках. В целом большинство вещей в фонде отражают заинтересованность и участие Деслава в украинской дипломатической деятельности. «Лучшим примером тому является его неизданная рукопись «Дипломатична історія України», которая охватывает тысячелетнюю эпоху прошлого Украины со времен Руси до ХХ в., и собранные им изображения, касающиеся дипломатических поручений УНР. Изображения, поручения, отметки, собранные Деславом, являлись частью выставки в 1970-х. Фонд также содержит предметы, связанные с кинокарьерой режиссера, — рассказывает Юлия ЗМЕРЗЛА, экзекутивный директор Центра украинской культуры и образования. — Коллекции украинского наследия центра являются одними из самых крупных в Северной Америке. Коллекция музейных артефактов центра насчитывает более 3,5 тысяч образцов текстиля, музыкальных инструментов, керамики, деревянных изделий и рабочих инструментов. Кроме того, центр обладает самой большой коллекцией писанок в Северной Америке — их у нас почти семь тысяч. Наша библиотека насчитывает более 50 тысяч экземпляров. Центр коллекционирует книги, изданные в Украине до 1945 года, книги на украинскую тематику, а также написанные украинцами. Среди старейших изданий есть книга 1697 года. Коллекция изобразительного искусства состоит из одной тысячи произведений. Наши архивные фонды длиной более 500 метров. Одними из важнейших и популярных являются фонды Александра Кошица, Ивана Боберского, Василия Авраменко, Евгена Коновальца».

И это только один из многих центров украинского наследия в Канаде. «Архівна україніка Канади: довідник» (еще один проект Ирины Матяш, осуществленный благодаря поддержке Канадского института украинских исследований) насчитывает 900 страниц, так что можно только догадываться, сколько архивов еще ждут своих исследователей.

Кроме сохранения фонда, важны другие формы памяти Евгения Слабченко. Например, недавно благодаря усилиям Ирины Матяш, Франко-украинской ассоциации Лазурного побережья, при поддержке Посольства Украины во Французской Республике, была облагорожена могила украинского деятеля. Как рассказал Игорь Лиховый, в Мартыновке есть улица, которая уже пять лет носит имя Евгения Слабченко. Сейчас работают над тем, чтобы в Каневе, Таганче были улицы, названные в честь мастера или хотя бы мемориальные доски. Всегда упоминается Евгений Деслав и на открытии Каневского международного кинофестиваля имени Юрия Ильенко.

В завершение хотелось бы привести слова Ирины ПОДЫРЯКО, президента Франко-украинской ассоциации Лазурного побережья (эта организация многое делает для того, чтобы рассказать французам об Украине): «Для нас как для сообщества личность Эжена Деслава очень важна, потому что она является мостиком между украинским общиной и французской публикой, не знающей украинское искусство. И когда мы находим историю Эжена Деслава, занимающего важное место во французском кинематографе, то можем сказать: «Смотрите, вы уже его знаете, он уже занимает важное место в вашей французской культуре, но он был украинцем». И тогда нам гораздо легче общаться и рассказывать об Украине». Поэтому культурная дипломатия Евгения Слабченко продолжается и сейчас.