Чего хочет зритель?

В Ивано-Франковске в седьмой раз прошел фестиваль «Премьеры сезона»

Этот форум конкурсный, следовательно, творческие амбиции участников оголены, к тому же азарт соревнования во многом диктует стратегию отбора театрами представленных спектаклей. Разумеется, каждому хочется щегольнуть «лучшим из лучшего» репертуарной афиши. Успешность же своих постановок все коллективы сверяют «по зрителю». Иными словами, при отборе спектаклей на конкурс руководство театров целиком и полностью положилось на вкус и пристрастия местной публики, которая, как известно, голосует за «рейтинг» той или иной постановки деньгами. А что сегодня может быть более убедительным аргументом?

Но вы ошибетесь, предположив, что раз уж спектакли везли исключительно кассовые, то афиша фестиваля состояла сплошь из фривольных комедий и выжимающих слезу мелодрам. Отнюдь. Программа оказалась гармонично сбалансированной как по жанрам постановок, так и с точки зрения географии произведений (украинская и зарубежная литературы были абсолютно равноправны). Хотя нельзя не обратить внимания и на пугающее отсутствие в программе фестиваля современной пьесы, полностью вытесненной классикой.

ЛИБО УБЬЕШЬ ТЫ, ЛИБО УБЬЮТ ТЕБЯ

Открывали фестиваль львовяне спектаклем «Два дня... Две ночи...» Театра им. М. Заньковецкой. Молодой режиссер Богдан Ревкевич страстно рассказал историю современных Ромео и Джульетты, взяв за основу культовую экранизацию мюзикла «Вестсайдская история», который был перепевом шекспировской трагедии. Надо отдать должное постановщику: он сумел свести воедино стиль и дух молодежной культуры, сленг и законы улицы, добавив современный агрессивный танец дискотечных тусовок, при этом не забыв и о высоких чувствах, выходящих из под контроля страстях, подлинных трагедиях потерянного для общества поколения юных бандитов... Романтический угар первых хулиганских драк сменяется страшным озарением: либо убьешь ты, либо убьют тебя. Неотвратимо, как ночь, наступает время ненависти. Кстати сказать, в спектакле есть один молчаливый и загадочный персонаж — ангел милосердия, укоризненно взирающий в финале на разрушивших свои души ребят. Он не вмешивается в «разборки», не предпринимает попыток остановить и вразумить драчунов, не обещает покровительства влюбленным и благостного всепрощения. Режиссер довольно суров в итогах своего спектакля: добро не способно остановить зло, любви не дано победить ненависть. Лишь день неизменно приходит на смену долгой ночи, и каким он будет, зависит от каждого из нас. Именно Богдан Ревкевич был удостоен награды в номинации «За лучший дебют».

ЭКСЦЕНТРИЧНАЯ БУФФОНАДА

Водевиль М. Кропивницкого «По ревизии» Закарпатского музыкально-драматического театра (г. Ужгород) и комедию Н. Старицкого «За двумя зайцами» Тернопольского драматического театра им. Т. Шевченко объединяло неприкрытое желание постановщиков угодить публике, при этом пожертвовать в обоих случаях решили глубиной мысли и всеми обертонами комического за исключением утробного юмора. Режиссер Виталий Семенцов попытался превратить украинский водевиль в эксцентричную буффонаду с намеками на эстетику театра вертепа. Однако на сцене привычный «бытовой театр» взял вверх над слабыми усилиями постановщика и актеров поспорить с традицией, попутно отомстив им за недостаточную настойчивость, усердие и отсутствие четкого видения конечного результата.

Режиссер Вячеслав Жила, казалось бы, был более требовательным и основательным, превращая игранные-переигранные «За двумя зайцами» в спектакль-концерт с явным креном в сторону эстрадных стандартов. Но и в этом случае не хватило крепкой режиссерской руки, чтобы собрать в целостный драматический спектакль бесчисленные эскапады дуэтов, реприз, сольных номеров, временами остроумных, а порой обескураживающих своей нарочитой упрощенностью.

ШЕСТИЛИКАЯ КАРМЕН

«Лучшим музыкальным спектаклем» единогласно была названа постановка «Кармен» по мотивам новеллы П. Мериме, которую привез Волынский музыкально-драматический театр им. Т. Шевченко (г. Луцк). На самом же деле режиссер Петр Ластивка поставил на драматической сцене полноценную оперу, заставив актеров исполнять сложные арии Ж. Бизе и отплясывать под «Кармен-сюиту» Ж. Бизе — Р.Щедрина. К тому же, режиссер обескуражил и зрителей, и жюри, выведя в одном спектакле сразу шесть Кармен! Две актрисы стали голосом героини, четверо — плотью. Многоликая и неуловимая Кармен в трактовке Ластивки, без сомнений, олицетворение силы древней и могущественной, берущей начало то ли в язычестве, то ли в индуизме, то ли в еретическом колдовстве. В крови этой цыганки намешано всего понемногу, что и составляет основную загадку ее сути. На дальнем плане сцены режиссер расположил оркестр и солистов, дублирующих главных героев, а перед ними по центру площадки очертил роковой круг арены, на которой почти что по сценарию корриды происходит поединок Кармен и Хосе. И что примечательно, о любви в спектакле нет ни слова. Зато разоблачены практически все ее маски: обжигающая страсть, навязчивые желания, безумные мечты, жажда власти и подчинения. Кстати сказать, у киевлян будет возможность составить свое мнение об этой экстравагантной «Кармен», как и еще о двух спектаклях — «Трехгрошовой опере» и «Моей прекрасной леди», которые в середине июня планирует показать на гастролях в столице Волынский театр.

РАЗОЧАРОВАНИЯ И ОТКРЫТИЯ

Драма «Мадам Бовари» по роману Г. Флобера Черновицкого музыкально-драматического театра им. О. Кобылянской, поставленная Петром Колисныком, пожалуй, стала наибольшим разочарованием фестиваля. Инсценировка Ярослава Стельмаха, предлагающая сложный уровень условности, молниеносный монтаж эпизодов и существование заглавной героини поочередно то в отстраненном созерцании, то непосредственно в действии, оказалась попросту не по зубам постановщикам. Театральная махровая фальшь и историческая приблизительность этой «Мадам» заставили вспомнить театр эпохи классицизма. Именно там умирающей героине позволялось замереть на несколько минут в неестественной позе, а чрезмерная вычурная жестикуляция актеров, статичные мизансцены и нелепые визуализированные метафоры текста считались обыденной нормой.

А вот Ровенский музыкально-драматический театр покорил уровнем мастерства своих актеров, их органикой существования в пространстве малой сцены. И хотя режиссер Владимир Петрив довольно односложно воплотил на сцене повесть В. Распутина «Последний срок», актеры с лихвой перекрыли недочеты режиссуры. Чего только стоит двадцатилетняя Нина Годунок, исполнившая роль главной героини — умирающей матери Старуни (которой у автора, на минуточку, под восемьдесят!) — с такой поразительной искренностью и глубиной, что безоговорочно была награждена специальным призом жюри. Ей в пару за роль одинокой соседки Миронихи, которая, как настоящая верная подруга, в трудную минуту и утешит, и насмешит, и подбодрит, актриса Лина Мельничук была отмечена в номинации «Лучшая женская роль второго плана». Актеры Владимир Дьяков (Степан Харко), Виктор Янчук (Михаил), Нина Николаева (Она), Алла Луценко (Люся), Ольга Лозовская (Варвара), Галина Цемик (Надя) услышали на обсуждении от всех членов жюри самые теплые комплименты в свой адрес.

СЛАДКИЙ «КУРАЖ»

Триумфатором же фестиваля стал Ивано-Франковский музыкально-драматический театр им. И. Франко. На правах организатора театр представил две свои недавние премьеры: спектакль Мирослава Гринишина «Kurazh» по пьесе Б. Брехта «Мамаша Кураж и ее дети» и режиссерский дебют директора театра Ростислава Держипильского «Солодка Даруся» по одноименному роману М.Матиос.

«Kurazh», к сожалению, оказалась претенциозной и чрезвычайно низкого качества постановкой. Придумав совместно с художником Александром Семенюком трехэтажную игровую площадку, разместив впритык за ней гигантский экран с кадрами бесчисленных войн, оставив авторские зонги-комментарии, Гринишин позабыл главное — объяснить и воплотить свой замысел через актера. В результате трехчасовое действо превратилось в монотонное и однообразное нравоучение, наставление, занудную проповедь, из которой не извлечь ни морали, ни банального сюжета.

Зато «Солодка Даруся» собрала львиную долю наград, в том числе «За лучший спектакль» и «За лучшую режиссуру». Спектакль этот, без натяжек и снисходительности, и впрямь отменный, хотя и родился как дипломная работа студентов-актеров местного Института искусств при Университете им. В. Стефаныка. Уж скоро год, как постановка перенесена на сцену стационарного театра и проходит при неизменном зрительском ажиотаже.

Спектакль «Солодка Даруся» — производное от филигранного сочетания многих компонентов: старинных церковных ирмосов, народных песен и хитросплетения из элементов народных танцев, законов условного театра, в котором любой предмет набухает смыслом до уровня метафоры, выразительной и точной актерской игры, лапидарной и емкой образности театра теней, в конце концов — жанровой полифонии с мгновенным переходом от интермедийного смеха к щемящим нотам трагедии... Но главное, конечно, это рассказанная, как евангельская, история онемевшей полусумасшедшей Даруси, которой предначертано мученически искупать грехи других. Ее же вина (маленькой девочкой она, не умея лукавить и врать, невольно предала свою семью, выдав тайну бездушным комитетчикам) и не вина вовсе, а проклятие захлебывающемуся кровью всему ХХ веку. Люди потеряли страх перед Богом, а Он оглох к их просьбам, стонам и слезам. И в спектакле как раз и пытаются осознать причины и следствия этой грандиозной катастрофы: распавшейся «связи времен», нарушенного непреложного договора с Ним.

Молодые актеры Галина Баранкевич (Даруся), Роман Луцкий (Мыхайло), Снежана Вынарчук (Матронка), Олеся Пасичняк (Варвара), Надежда Левченко (Мария), Алексей Гнатковский (Дидушенко), Андрей Ива (Цвычок) вынудили жюри искренне сожалеть, что количество номинаций ограничено, ведь по справедливости награды заслужили все они без исключения.

В целом же фестиваль «Премьеры сезона-2009» ярко проиллюстрировал простой постулат: качественный, или, как формулирует режиссер с мировым именем Питер Брук, «живой театр» — единственная разновидность театра, неизменно пользующегося признанием и у публики, и у профессионалов. Разница лишь в том, что первые делают свой выбор порой бессознательно, вторые — аргументировано. Но самое главное: именно театру решать, что будет смотреть его зритель, о чем он будет думать, что при этом чувствовать, какие выводы сделает. И хотя к мнению и пристрастиям публики прислушиваться стоит, но всецело идти у нее на поводу все же рискованно и чревато для театра девальвацией мастерства и вкуса...