Анатомия большевистского тоталитаризма -2

Российско-советская власть: историческое место и механизмы функционирования

Окончание. Начало читайте «День» №129-130
      Ленин вполне откровенно разъяснял своим единомышленникам и всему обществу понятие диктатуры, как он его понимал: «Научное понятие диктатуры означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не связанную власть, непосредственно на насилие опирающуюся» (ПСС, т.41, с.364).
    Одной из самых важных задач компартийной диктатуры стал тщательный контроль за выборами в советы. Подчиняясь партийной, советская вертикаль власти имела веские управленческие полномочия. Поэтому вожди не могли допустить утечки в советы нежелательных лиц. Тот, кто становился нежелательным для них уже после выборов, попадал в лапы органов государственной безопасности — фактически не зависимой от парткомов и исполкомов советов дополнительной вертикали власти.

Так сформировалась власть, тесно связанная с народными «низами», но не зависимая от них. Назвали ее рабоче-крестьянской и советской. В первой российской Конституции 1918 г. коммунистическая партия вообще не упоминалась. Позже вожди обозначили свою партию в конституциях, но в виде бессмысленной декларации. Мимикрия распространилась и на название отреставрированной многонациональной империи и государственной структуры, которой стала ленинская партия. Эти названия были денационализированы.

РЕВОЛЮЦИОННЫЙ МАРКСИЗМ НА СЛУЖБЕ РОССИЙСКО-СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Революции, которые предшествовали российским, были буржуазными. Зато социальный спектр российских революций 1905 и 1917 г. существенно расширился вследствие появления советов рабочих и солдатских депутатов. Объединяемые в советы народные «низы» не шли за крупными собственниками, как в предыдущих революциях, а стремились уничтожить их. Это стремление фактически накладывалось на ключевое требование марксизма середины XIX в.: установить коммунизм в ходе пролетарской революции путем ликвидации частной собственности на средства производства. Будучи изобретателем двухканального государства, обеспечивавшего политическую диктатуру, Ленин одновременно оперся на революционный марксизм, который давал возможность ликвидацией в обществе частной собственности установить и экономическую диктатуру.

Какой терминологией следует пользоваться, характеризуя построенный за первые два десятилетия советской власти общественно-политический строй и социально-экономический строй? Официально он назывался социализмом — первой фазой коммунизма. Теоретическая разница между фазами заключалась в распределении материальных благ между производителями — по труду при социализме, по потребностям — при коммунизме. Принимая в октябре 1961-го новую программу КПСС, Никита Хрущев заверил, что через 20 лет советские люди будут жить при коммунизме. Чтобы государство не взяло на себя обязательства распределять блага по потребностям, пропагандистам Леонида Брежнева пришлось превращать Марксов двухфазный коммунизм в трехфазный и предупредить всех, что между социализмом и полным коммунизмом существует промежуточная фаза продолжительностью в несколько десятилетий с распределением благ по труду — развитый социализм.

Когда Карл Маркс разделил будущий коммунизм по признаку распределения благ на две фазы, то воспользовался для обозначения первой популярным термином «социализм». По признаку производства коммуносоциализм в представлении Маркса не отличался от полного коммунизма. То есть это должен был быть социально-экономический строй, лишенный частной собственности рынка и товарно-денежных отношений. Между тем страны с капиталистической системой хозяйствования, опиравшейся на частную собственность, свободный рынок и товарно-денежные отношения, постепенно трансформировались в социальные государства. Социалистическими их не назвали, потому что появились идеологии коммуносоциализма и национал-социализма.

Насколько построенный во многих странах ХХ в. ленинско-сталинский коммуносоциализм отличался от первой фазы коммунизма в представлении К.Маркса и Ф.Энгельса? Прежде всего, надо выяснить, какой смысл основоположники марксизма вкладывали в термин «коммунизм».

Накануне революции 1948-1849 гг. они опубликовали брошюру «Манифест Коммунистической партии», в которой коммунизм определялся коротко: «Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности». (Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения. — Том 4 — Ст.422). Такой революционный акт, по мнению коммунистов, должен был покончить с эксплуатацией человека человеком. Он тянул за собой преобразования товаров в продукты и замену товарооборота в денежной форме на свободном рынке централизованным распределением продуктов.

К.Маркс и Ф.Энгельс были убеждены, что после уничтожения частной собственности путем национализации, т.е. передачи собственности в руки нации или обобществления, то есть передачи собственности в руки общества, должна возникнуть общенародная собственность. Однако ни нация, ни классовое общество (которое потеряло иерархизированную структурированность после трансформации станов в классы) не имели «рук». Осуществлять революционные преобразования должен был, по их мнению, пролетариат, который устанавливал свою диктатуру. Однако пролетариат, так же, как нация и общество, был аморфным сообществом. Социально-экономические преобразования могли осуществлять только сообщества, которые имели «руки», то есть иерархизированное структурное построение — государство, партия. Диктатуру, при которой становилась возможной «экспроприация экспроприаторов», должно было осуществлять пролетарское государство, а не пролетариат. Итак, частная собственность не уничтожалась, а переходила во владение, пользование и распоряжение такого государства.

Основоположники марксизма этого не отрицали. Однако, пытаясь объяснить, как трансформируется собственность пролетарского государства в общенародное, Ф.Энгельс в работе «Анти-Дюринг» ограничился словесной эквилибристикой: «Пролетариат берет государственную власть и превращает средства производства прежде всего в государственную собственность. Но тем самым он уничтожает все классовые различия и классовые противоположности, а вместе с тем и государство как государство... Первый акт, в котором государство выступает действительно как представитель всего общества, — является в то же время последним самостоятельным актом его как государства. Вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другой излишним и само по себе засыпает» (Маркс К. и Энгельс Ф. Сочинения. — Том 20. — Стр.275).

Итак, неразличение аморфных, лишенных костяка сообществ (наций, обществ, классов) и сообществ с четкой структурой (государств, партий) мы видим и в «Анти-Дюринге» — труде, появившемся через три десятилетия после «Манифеста». В нем пролетариат выступает, как действующее лицо с головой и руками, а рожденное в его среде государство, то есть иерархизированная организация с огромным количеством голов и рук — как эфемерное образование.

Основоположники марксизма считали свой коммунизм научным и открещивались от утопий предшественников. Однако якобы порождаемая «экспроприацией экспроприаторов» общенародная собственность тоже была утопией. Собственность пролетарского государства оказывалась в руках не народа, а контролирующих такое государство революционеров.

Итак, свои надежды на торжество коммунизма Маркс и Энгельс связывали в «Манифесте Коммунистической партии» с пролетариатом, то есть людьми, лишенными частной собственности. Эти люди должны были в ходе революции основать пролетарское государство, позже названное Марксом государством «диктатуры пролетариата». Пролетариат, однако, будучи сообществом, лишенным внутренней иерархической структуры, осуществлять диктатуру не мог. Поэтому эта функция в случае успешной революции должна была остаться за государством. В Западной Европе не оказалось политических партий, согласных взять на вооружение идеи революционного марксизма. Марксисты отдали предпочтение согласованию интересов капиталистов и рабочих и не держали курс на уничтожение капитала — равноправного с рабочей силой агента производственного процесса. Экономическую деятельность, связанную с приумножением капитала, они считали не менее важной сферой приложения интеллекта, чем деятельность в сфере науки, культуры, религии.

Отказавшись быть коммунистами, марксисты назвались социал-демократами, так как в основу своей парламентской деятельности поставили лозунг классового мира, а не классовой войны. Однако часть российских социал-демократов, которая вошла в историю под названием большевиков, взяла на вооружение идеи «Манифеста».

ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО В УСЛОВИЯХ КОММУНОСОЦИАЛИЗМА

Идея коммунизма была использована В.Лениным с целью обоснования экспроприации общества государством. Ни Маркс, в голове которого родилась оторванная от реальности картина идеального хозяйствования без рынка и товарно-денежных отношений, ни Ленин, который попытался реализовать эти рекомендации «Манифеста», но после трех лет хозяйственного кризиса вернулся к свободному рынку, ни Сталин, который начал повторный штурм с возвращением запрета свободного рынка и замаскированным отказом от товарно-денежных отношений, никто из них не понимал, что частную собственность уничтожить нельзя. В конечном итоге Сталин отнес замену товарооборота продуктообменом и ликвидацию денежного оборота на вторую фазу коммунизма с распределением материальных благ по потребностям. Главного он достиг: экспроприации общества государством.

Советское государство не возвышалось над обществом, как любое другое, а запускало в него свой костяк. В каждый горизонтальный срез общества партийная вертикаль погружалась комитетами многомиллионной партии (с подчиненными им ветеранскими, национальными и женскими организациями) и комитетами еще более многочисленного комсомола (с подчиненными ему организациями пионеров и октябрят); советская вертикаль — с государственными, профсоюзными, кооперативными, общественными органами и организациями; вертикаль государственной безопасности — с миллионами завербованных информаторов. Не зависимые от власти организации горизонтального типа, на основе которых должно развиваться гражданское общество, были ликвидированы или вертикализированы. Советское общество срослось с государством в единое целое.

Страны, в которых общество определяет на свободных выборах своих руководителей, называют демократическими. Страны, в которых государство в лице своих руководителей не зависит от волеизъявления народа, называют тоталитарными. Советское государствообщество надо было бы назвать тоталитарным в кубе.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ВЛАСТЬ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Новые вершители судеб России пытаются реставрировать диктатуру при отсутствии двухканального построения государства. Стабильность политического режима теперь обеспечивается не институционально, как в СССР, а волеизъявлением избирателей. Добиваться желаемых результатов голосования на президентских и парламентских выборах власть пытается путем поддержания относительного благополучия населения, которое за три поколения приспособилось к государственному патернализму, телевизионному зомбированию и масштабному использованию административного ресурса.

Объектом наступательной политики путинского режима являются в первую очередь бывшие национальные республики СССР и страны «Ялтинской» Европы. Ставится задача возродить советскую империю средствами политического, экономического и даже, как показало вторжение в Грузию и Украину, военного давления.

Москва с середины XVII века. «переваривала» украинский народ разными способами, пытаясь лишить его собственной идентичности. В современной ситуации родина мирового коммуносоциализма пошла ва-банк, пытаясь с помощью внутренней агентуры и опираясь на «совковость» все еще значительной доли украинского социума противостоять евроатлантическому выбору Украины. Сто лет назад ей это удалось. Украинские граждане не смогли тогда вырваться из московских «братских» объятий. Теперь они имеют все шансы поставить барьер между собой и своим северным соседом.