«Горизонт» в тумане

Почему увольнение известной ученой из Института физиологии и попытка отобрать грантовый проект – это тревожный звоночек для всей науки

«Обещала рассказать о печальных событиях в нашем Институте - рассказываю. Ровно два месяца назад меня уволили из Института физиологии, в котором я проработала 30 лет. Против моей воли. В ответ на просьбу перевести меня на полставки в связи с увеличением административной и преподавательской деятельности. Почему так долго молчала, спросите вы. И я вам отвечу - не могла поверить, что это не страшный сон, и надеялась на благоразумие десижнмейкеров...» - описывала перипетии в Facebook Нана Войтенко. Также она рассказала, что после увольнения началось давление на коллег, с которыми она сотрудничала в исследованиях и проектах, а еще появились намерения отобрать проект по гранту «Горизонт 2020», над которым она работает с европейскими партнерами уже два года.

Нана Войтенко - украинская ученая, которую знают как исследовательницу боли. А еще она нейробиологиня, электрофизиологиня, докторка биологических наук, профессорка, до недавнего времени заведующая отделом сенсорной сигнализации Института физиологии им. А.А. Богомольца, а с мая 2017 года - членкиня Научного комитета Национального совета Украины по вопросам развития науки и технологий при Кабмине (в этом году ее каденция завершилась).

Все эти регалии описываем не просто так. Читателю это должно дать понимание об ученой какого уровня идет речь, а ее увольнение из Института физиологии и отстранение от выполнения горизонтовского проекта - это тревожный звоночек для всей науки. Кстати, чтобы выяснить позицию президиума Национальной академии наук по конфликту в Институте, «День» направил информационный запрос. По словам Наны Войтенко, президиум вроде бы должен созвать специальную комиссию, чтобы тщательно изучить ситуацию.

ДАВЛЕНИЕ НА НЕУГОДНЫХ

После увольнения Наны Войтенко началось давление на тех, кто голосовал за нее на выборах директора Института физиологии (проходили в мае этого года), и на тех, кто хочет изменений и не поддерживает политику нынешней администрации заведения. Об этом свидетельствует хотя бы то, как проходило первое судебное заседание по иску Наны Войтенко по обжалованию своего увольнения. По ее словам, юристы Института пытались доказать в суде, что ученая писала только одно заявление - об увольнении, а о переводе на полставки не просила. Во время учредительного заседания суда свидетелей, что второе заявление все-таки было, заметили, и их ждали другие неприятности.

«На бесстрашных Билана, Пивневу и Досенко тоже «нашли управу». Заметив их в суде, новая юристка Института звонит заместителю директора и дает команду «фас», - описывает Нана Войтенко. - По его команде мгновенно собирается комиссия, которая бежит проверять наличие именно этих трех сотрудников на рабочем месте. В 12:30 обнаруживает закрытую дверь каких-то кабинетов и составляет акт о том, что эти трое отсутствовали на рабочем месте с 8:30 до 12:30 (это особенно смешно – в 8:30 на работе у нас разве что ночной сторож). Короче, прогул - причина увольнения (в соответствии с пунктом 4 статьи 40 КЗоТ)... Так что уничтожение Института разворачивается широким фронтом».

А сейчас выглядит так, что начинается уничтожение всего отдела, которым руководил Нана Владимировна. Хотя именно сюда возвращается молодежь из-за границы, сотрудники отдела публикуют статьи в высокорейтинговых журналах, получают государственные награды и международные гранты...

Пани Нана вспомнила в сообщении коллегу Виктора Досенко, руководителя отдела общей и молекулярной патофизиологии Института, который ранее организовывал митинг за сохранение помещений заведения. Напомним, в феврале этого года МВД просило НАНУ отдать 16-этажное здание Института на улице Богомольца, 4 под нужды Нацгвардии. Тогда ученым удалось защитить свой институт от захвата. Позже другое здание заведения перед выборами директора все-таки передали в аренду на 10 лет - Управлению государственной охраны Украины. Аренда будет стоить всего одну гривну... О неадекватности такого решения дирекции неоднократно заявлял Досенко. И это еще не все изменения, которые происходят в Институте.

«Год назад я и представить себе не мог, что наш островок адекватности в море сюра НАНУ опустится на такое дно... Вот уже Ученый Совет, 26 наиболее компетентных ученых института, пытаются практически назначить приказом администрации - с кучей подконтрольных «кнопкодавов» в составе (хотя по закону его должен поименно выбирать коллектив), - описывает в Facebook научный сотрудник Института физиологии Бижан Шаропов. - Вот уже директор на встрече с нами, молодыми учеными, прямо в глаза говорит, что «50 аспирантов в Институте, рекордный показатель, - это не наша гордость, а хорошо бы всех разогнать и набирать по 2-3 в год»... Вот уже даже на вашего скромного Бижана администрация катает выговор за то, что Институт выдал мне неисправный баллон, а я заметил это и выступил с предложениями улучшения ТБ в работе с газами...».

ПРЕСТИЖНО, НО НЕ ПРОСТО

Может показаться, что это внутренние распри внутри отдельного института, которые вызваны заменой руководства, и вскоре все решится, а ученые и дальше будут работать спокойно над своими исследованиями. Но наше внимание привлекла еще одна деталь в этой истории, которая может иметь репутационные потери не только для отдельно взятого научного института, но и нашей НАН в целом.

Как уже отмечала Нана Войтенко, «попытка поставить внешнее управление грантом «Горизонт 2020 NEUROTWIN» (человека, который не участвовал в написании и планировании проекта) со стороны нашей дирекции приведет к тому, что европейские партнеры откажутся от его выполнения».

«Сначала администрация Института вообще хотела заменить руководителя, но партнеры сказали, что не будут работать с посторонними людьми, потому что два года проект успешно продолжался, и он написан так, что взаимодействие происходит между конкретными лабораториями. То есть кто писал проект, тот знает, как его выполнить, и тот и становится координатором. Но после моего увольнения я не могу быть координатором. К счастью, им стал второй человек в нашей команде, - добавила ученая. - Кроме того, иностранные коллеги написали письмо президенту НАНУ, что обеспокоены такой ситуацией, считают, что остановка гранта будет большим репутационным ударом и для Института, и для академии наук. Кроме того, было несколько встреч консорциума, во время которых коллеги отмечали, что влиять на дирекцию они не могут, но могут отказаться выполнять проект, если дирекция будет заменять его руководителей. Грант должен выполняться теми людьми, которые были заявлены изначально». Несколько писем к Президенту НАНУ об увольнении Наны Войтенко и судьбе гранта Нейротвин и других грантов написали и другие ее зарубежные партнеры, но ответов на эти письма до сих пор нет.

Привлечение к подобным международным программам для наших ученых ранее было высокой планкой и малодостижимой мечтой. Все изменилось после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, после чего Украина присоединилась к рамочной программе Европейского Союза по исследованиям и инновациям «Горизонт 2020». Наше государство заняло седьмое место среди ассоциированных стран по количеству привлеченных средств из общего бюджета программы. По состоянию на октябрь 2021 года 228 грантовых соглашений было подписано украинскими участниками на общую сумму около 45,8 млн евро.

Стоит понимать, что участие в «Горизонте 2020» - это высокая конкуренция, мотивация, умение оформлять заявки в соответствии с требованиями конкурсов, знания о том, как защитить свою интеллектуальную собственность, и высокий уровень владения английским. В открытых источниках можно найти алгоритм действий для участия в проектах «Горизонт 2020» и «Горизонт Европа 2021-2027» (кстати, 12 октября на 23-м саммите Украина - Европейский Союз было официально подписано соглашение об участии Украины в Рамочной программе по исследованиям и инновациям «Горизонт Европа» и Программе по исследованиям и обучению Европейского сообщества по атомной энергии «Евратом»).

Один из шагов в этом алгоритме - поиск партнеров для разработки проекта или подготовка заявки в индивидуальном порядке (большинство проектов, финансируемых ЕС, - сотруднические проекты с минимум тремя организациями из различных государств - членов ЕС или стран-партнеров (Associated countries)). В большинстве конкурсов программы «Горизонт 2020» украинская организация может участвовать при условии, что в консорциум уже входят три партнера из разных стран - членов ЕС или ассоциированных членов программы. То есть, чтобы получить грант, нужно заинтересовать в сотрудничестве европейских партнеров. Далее идею оценивают эксперты, выбирают лучший проект и подписывают грантовое соглашение. А оно в свою очередь подтверждает описание исследовательских и инновационных видов деятельности, которые будут проводиться, продолжительность проекта и его бюджет, ставки и расходы, права и обязанности, распределение ролей, правила приостановления или прекращения проектов.

«ХОТЕЛА ПЕРЕМЕН, А ВСТРЕТИЛА СОПРОТИВЛЕНИЕ»

Свое грантовое соглашение Нана Войтенко получила с третьей попытки, а над созданием проекта вместе с командой работала четыре года. «Действительно существует большая конкуренция, сложно подобрать правильный консорциум, чтобы люди, которые к проекту присоединятся, были заинтересованы в его развитии, - объясняет ученая. - В первый раз получить грант не удалось, потому что мы приняли очень широкую сферу - нейронауки. Тогда мы сузили сферу молекулярной и клеточной нейрофизиологии, это то, чем занимаются несколько отделов в Институте. И проект был посвящен тому, чтобы улучшить cаpacity building нашего института, то есть чтобы у нас произошли улучшения в этой сфере. К проекту присоединились коллеги, которых я знаю и которые бывали не раз в нашем Институте. Это Артур Конарс из Германии (в его лаборатории работали и наши сотрудники в 1990-х годах), профессор Георгий Бакалкин из Швеции (имеет совместные публикации с Олегом Крышталем), Дмитрий Русаков, профессор University College London (он защищал свою диссертацию в нашем Институте), Борис Сафронов - профессор из Португалии (в конце 1980-х уехал, а до этого работал в нашем Институте). Еще австрийские коллеги, которые знают, как изменить в бюрократическом смысле организацию науки, чтобы ученым было лучше работать. Также они имели много общих проектов с Украиной и взяли на себя обучение нашего грант-офиса и финансового департамента. Вдруг после двух лет его успешного выполнения я с удивлением услышала, что больше не имею отношения к проекту в 800 тысяч евро, и теперь он будет управляться дирекцией. Такое поведение дирекции отражает феодальный уклад институтов НАНУ. Его невозможно представить ни в коем западном институте или университете. Конечно, это приводит к полному нежеланию подавать гранты снова».

По словам Наны Войтенко, этот проект не чисто научный, а скорее организационный. Он должен научить сотрудников Института правильно строить отношения внутри заведения, чтобы эффективно работать. «В рамках проекта была цель создать грантовый офис, и это было и в моей предвыборной программе, - продолжает она. - Потому что если раньше было просто распределение средств по темам, то сейчас финансирование переходит на грантовую основу. То есть ученые должны уметь подать свой проект и получать за него нормальное финансирование. Для этого на Западе созданы грант-офисы, которые помогают искать заявки, писать эти заявки, правильно их оформлять, потому что ученые должны заниматься наукой. Также один из пакетов гранта был посвящен привлечению молодежи к активному администрированию науки. Предусматривались конкурсы на лучшую научную публикацию, а победитель мог принять участие в международной научной конференции и получить средства на оплату публикации своей статьи в международных журналах. Потому что сейчас большинство хороших журналов предусматривает, что платит за публикацию автор. А статья открыта для широкого круга читателей. И деньги за статьи тоже закладываются в гранты. Для молодых ученых это дорого, потому что публикация может стоить 2-5 тысяч долларов, поэтому мы в нашем гранте тоже предусмотрели средства, чтобы хорошие статьи после рецензий печатались дальше».

Научная часть гранта связана непосредственно с исследованиями, которые велись отделом, где работала Нана Войтенко. Но Институт физиологии в целом тоже получает от этого гранта немало преимуществ. Так, 25% грантовых средств перепадает Институту, за них он может сделать то, что не удается осуществить за счет прямых расходов, например, сделать ремонт в определенных экспериментальных или учебных комнатах, улучшить условия в виварии и т.д. Именно благодаря грантовым средствам в Институте переоборудовали лекционную аудиторию, где не было современного проектора, интернета и даже розеток в достаточном количестве. За счет гранта планировалось и обновление инфраструктуры помещения, где стоит конфокальный микроскоп - оборудовать помещение правильной мойкой, которая соответствует нормам работы с химическими реагентами, и поставить надежные двери с кодовыми замками в нескольких помещениях общего пользования. Но почему-то эти предложения игнорируются, чем тормозится развитие проекта в целом.

«Больше всего меня волнует, что могут быть большие репутационные потери, - резюмирует ученая, надеясь, что через суд удастся вернуться в Институт. - Я хотела для Института позитивных изменений, иначе тяжело работать, а встретила только сопротивление».

КОММЕНТАРИЙ

«ЭТО МОЖНО СРАВНИТЬ С ТЕМ, ЧТО ПРОИСХОДИЛО В УКРАИНСКОЙ НАУКЕ В 1930 ГОДАХ»

Светлана БЛАГОДЕТЕЛЕВА-ВОВК, кандидат экономических наук, председатель ОО «Точка роста: образование и наука»:

- Проблема многослойна. Основной конфликт возник между пани Наной и нынешним директором из-за конкуренции за пост (когда начались выборы директора Института физиологии). Нана Войтенко была членом Национального научного комитета, имела авторитет и влияние. Если бы она не отправилась на конкурс, то сегодня, возможно, были какие-то стрелы в ее сторону, но она бы не давала формального повода выжимать себя из института. Даже то, что человек принял участие в конкурентной борьбе и противопоставил себя избраннику от администрации, потому что бытует мнение, что нынешний директор является выдвиженцем Крышталя, означает, что он таким образом нарушил статус-кво и вообще законы иерархии.

Еще одна составляющая этой истории, о которой не надо забывать: Нана Войтенко - женщина. Гендерное неравенство - это системная проблема. Получается, что талантливая, смелая, авторитетная женщина с большим потенциалом и ресурсом, который она выстраивала всю жизнь, вступает в борьбу за пост, чтобы положительно изменить деятельность Института. Потому что коллектив стагнировал, некоторые лаборатории закрывались, некоторые имели преграды в своей деятельности. Все зависело от того, имел ли руководитель лаборатории доступ к ресурсу. Она могла стать тем ключом, который бы создал цивилизованные условия для Института и способствовал его интеграции в мировое научное пространство.

К сожалению, этого не произошло. Потому что только часть коллектива проголосовала за нее на выборах. Не хватило буквально несколько голосов, были представители коллектива, которые формально числятся, участвуют в голосованиях, но фактически они только посетили Институт в день выборов. И на эти голоса Нана и ее сторонники не рассчитывали. В нашей культуре существует такая вещь, что надо нести ответственность за свой поступок. И то, что сейчас происходит, должно быть уроком для женщины, ученой с международным признанием. Это сигнал, что нечего лезть, делай работу настолько, насколько тебе дают.

Но проблема в том, что после увольнения из Института физиологии у ученых нет доступа к лаборатории, то есть им негде реализовать свой научный потенциал. И так научная карьера фактически прекращается. То, что она является ректором учебного заведения, не спасает ситуацию. В дальнейшем весь этот процесс распространяется на круг ее последователей. Они сейчас под угрозой увольнения, они уже не могут сейчас преподавать в Киевском академическом университете. Такой ситуации критической за всю историю Украины не было. Ведь буквально вырезается целый научный коллектив и те направления, которыми они занимаются, - путем отлучения их от инфраструктуры, доступа к оборудованию.

Теперь Нана Войтенко потеряла аффилиацию, а это ключ доступа к научному сообществу. Это можно сравнить с тем, что происходило в украинской науке в 1930 годах.

Относительно «Горизонта». Это негативно повлияет на естественный блок, но политически все же Европейский Союз поддерживает Украину, несмотря на наши внутренние проблемы. Поэтому сотрудничество будет продолжаться. Конечно, это скажется на том, будут ли брать наши институты в международные команды на реализацию проектов. Ведь серьезная наука делается в коллаборации.

Надо понимать, что это - кейс, показательное дело, и важно, как оно будет решено. Если президиум НАНУ сейчас не выступит с заявлением, это будет сигналом для других заведений разбираться со своими неугодными кадрами. Это будет сигналом целой системе, чтобы ни делалось, никаких последствий не будет. И мы увидим в общем дерибан имущества НАНУ в течение нескольких лет. Еще эта ситуация покажет, способно ли общество защитить ученую от последствий? Таким образом, свое слово должны сказать научное сообщество, судебная система, европейские представители от «Горизонта». А также это показатель, нужна ли наука современной Украине и понимает ли элита Украины эту потребность.

P.S. Сегодня, 21 октября, редакция получила ответ на информационный запрос президиума НАН Украины об увольнении Наны Войтенко из Института физиологии. Редакция уточнила, готовит ли президиум НАН Украины официальное обращение по ситуации, сложившейся в Институте? И видит ли президиум НАН Украины репутационные риски для Института и НАНУ из-за замены руководителей гранта Горизонт 2020 NEUROTWIN?

Процитируем полученный ответ, подписанное и.о. академика-секретаря отделения биохимии, физиологии и молекулярной биологии НАН Украины, академика НАНУ Сергея Комиссаренко: «Доктор биологических наук Нана Владимировна Войтенко уволилась с должности заведующего отделом Института физиологии им. А.А. Богомольца НАН Украины по соглашению сторон, собственноручно подписав соответствующее заявление в связи с переходом на другое основное место работы.

Относительно реализации научного проекта по гранту Горизонт 2020 NEUROTWIN информируем, что Институт физиологии им. А.А. Богомольца НАН Украины, который является координатором и исполнителем гранта, продолжает выполнять упомянутый проект согласно запланированным задачам и выплатам исполнителям.

Сообщаем, что в настоящее время Президиум НАН Украины не готовит официальных заявлений относительно сложившейся ситуации, поскольку в Печерском районном суде проходит рассмотрение соответствующего искового заявления Н.В. Войтенко относительно Института физиологии им. А.А. Богомольца НАН Украины».