Языку нужны… инвестиции

Держать языковый фронт надо не только непосредственно в Украине, но и за ее пределами, – поддерживая украиноведческие центры

Украинский язык — ключ к нашему тысячелетнему наследию, которое закодировано в разных формах: от граффити на стенах Софийского собора до казацких летописей и дневников меценатов и общественных деятелей. За это тысячелетие украинский язык испытал много изменений, которые были вызваны собственным развитием и, к сожалению, советскими директивами, но не потерял своего многообразия, значительную часть которого многим из нас еще надлежит открыть. Вспомним хотя бы, сколько слов хранят наши диалекты...

В то же время есть еще одно измерение, которое нередко остается на периферии обсуждений украинского языка — его присутствие во многих странах мира. И зря, потому что осознание, что украинский изучают в Кембриджском, Гарвардском и многих других университетах по всему миру, побуждает нас мыслить шире и видеть свой язык, самих себя по-другому, что выводит формирование языковой политики на другую высоту, а украинцев побуждает братья на себя совсем другой уровень ответственности. Вспоминаем ли мы об украинском языке в странах Африки? Южной Америки? Азии? Есть ли в нашем публичном пространстве иностранцы-специалисты по украинистике? И знаем ли мы о потребностях украинцев, которые живут за рубежом и, невзирая ни на что, противодействуют ассимиляции (нередко оставаясь с этими процессами один на один — без поддержки Украины)? К счастью, еще есть институции, которые на все три вопроса дают утвердительный ответ. Одним из таких учреждений есть Международный институт образования, культуры и связей с диаспорой Национального университета «Львовская политехника». Ко дню украинской письменности и языка, который отмечают сегодня, 9 ноября, МИОК организовал панельную дискуссию «Украинский на всех континентах мира», сосредоточившись на высших украиноведческих институциях в мире.

«НЕ ТОЛЬКО УЧЕБНИКИ И ДИСТАНЦИОННЫЕ КУРСЫ»

Но прежде всего несколько слов о внутренних вопросах. Как отметил Уполномоченный по защите государственного языка Тарас КРЕМИНЬ, на прошлой неделе было четыре атаки на языковой закон (парламентские комитеты пытались внести изменения в документы, которые регламентируют функционирование украинского языка), однако их удалось остановить. Некоторые телеканалы, по словам Уполномоченного по защите государственного языка, продолжают ставить в эфир сериалы и художественные фильмы на русском. Однако, как заверил Тарас Креминь, «у нас есть поддержка со стороны Конституционного Суда Украины, народных депутатов, СНБО, и мы будем просить сделать все возможное для того, чтобы эта ситуация была коренным образом изменена».

Поделился Уполномоченный по защите государственного языка и целями на будущее: «Мы ставим целью в 2022 году стать ассоциируемыми членами Европейской федерации национальных языковых институций, чтобы на наибольшей европейской площадке защищать наши национальные интересы, как мы сейчас продолжаем это делать на других площадках и Украины, и мира». К тому же, отмечает Тарас Креминь: «Среди задач, которые я ставлю перед собой как Уполномоченный, есть идея разработки и утверждения государственной четкой, финансово обеспеченной программы по взаимодействия с зарубежными украинцами. Надеюсь, что здравый смысл победит, и у нас будет Министерство диаспоры, потому что регуляция сотрудничества с зарубежными украинцами у нас, как мне кажется, на недостаточном уровне (хотелось бы и больше), потому что отношения с диаспорой — это не только учебники и дистанционные курсы».

«ИНСТИТУЦИИ, ОСТАВЛЕННЫЕ САМИ НА СЕБЯ»

Улучшение такого сотрудничества уже давно является важной задачей. «Высшие украиноведческие центры в мире являются послами нашей страны за рубежом, ключевыми ячейками формирования мнения об Украине, научными институциями, где изучается украинистика. Процесс их институционализации начался, как известно, давно в условиях нашей безгосударственности. И задачи этих центров были направлены на развитие украинской науки, обучение кадров для собственных потребностей и интеграции украинского образования и науки в научное и образовательное пространство целого мира, — отмечает директор МИОК Ирина КЛЮЧКОВСКАЯ. — Сегодня ситуация совсем другая — у нас есть государство. Но эти институции, как и раньше, как правило, оставлены сами на себя, не имеют почти никакой поддержки от Украины. Я вспоминаю слова Оксаны Пахлевской, профессора Римского университета Ла Сапиенца, о том, что она едва не сама создавала украиноведческие студии в итальянском университете, так и не дождавшись поддержки со стороны Украины. Но ситуация начала изменяться в последние годы».

В то же время появились и другие вызовы. Как известно, все меньше потомков украинцев поступают на украинистику из-за ассимиляционных процессов, а интерес к Украине со стороны представителей других наций, который усилился после Революции Достоинства, постепенно начинает снижаться. Но это только некоторые из полного перечня вызовов, которыми делятся украинисты из разных уголков мира. Какую же ситуацию с изучением украинского языка и украинистикой в целом имеем в настоящее время?

ЦЕНТРЫ УКРАИНОВЕДЕНИЯ В АВСТРАЛИИ И АЗИИ

Как рассказал исполнительный директор Австралийской федерации ассоциаций этнических школ Стефан РОМАНИВ, в Австралии, в частности, благодаря усилиям тогдашнего головы Украинского центрального школьного совета, в университетах появилась возможность изучать украинский язык. Идет речь, например, о студиях в Университете Маккуори (Сидней) и Центре европейских студий Университета Монаша (Мельбурн). Сегодня, объясняет Стефан Романив, в ни одном из вузов нет возможности изучать украинский. Однако не все потеряно. Благодаря Фонду украиноведческих центров в Австралии, в Университете Маккуори можно выбирать некоторые предметы, которые касаются украинского языка. Даже больше, в одном из самых престижных австралийских вузов — Мельбурнском университете — можно будет послушать предметы, которые связаны с украинистикой (и идет речь не только о языковых курсах). «Кроме этого, есть еще одна возможность, которую мы используем, — в Университете Маккуори есть доктор Галина Кошарская, в Университете Монаша — Марко Павлишин, а в Австралийском национальном университете — много сотрудников, в частности, и доктор Соня Мицак. Через эти университеты мы и стараемся продвигать украинское дело», — объясняет Стефан Романив.

О ситуации с украинистикой в некоторых странах Азии рассказала доцент Львовского национального университета им. И. Франко, преподавательница украинского языка в Университете иностранных языков Хангук (Южная Корея) Ирина ЗБИР: «В Японии с 1994 года действует Ассоциация украинистов, которые занимаются проблематикой и изучением украинского языка, культуры и литературы. Кроме того, один из японских профессоров Токийского университета, известный историк и большой друг Украины, профессор Кадзуо Накай еще в 1991 году создал отделение украиноведения, а позже это стало кафедрой украинистики. Этот год стал отправной точкой в украиноведческих центрах в Японии. После получения Украиной независимости такие центры появляются и в Китае, в частности в Пекинском университете иностранных языков, позже в Шанхайском университете иностранных языков и других... Однако на чем бы я хотела акцентировать — лишь в Южной Корее с 2009 года существует отдельный факультет, которого никогда не было в составе факультетов славистики или русского языка, а начало свою работу как отдельная единица». И этот факультет осуществляет не только учебно-методическую деятельность, но и научную и  издательскую, выпуская учебники, методические пособия, по которым корейские студенты изучают украинский язык. А в прошлом году на факультете начали издавать корейский украиноведческий журнал.

С одной стороны, специфика изучения украинистики в упомянутых странах Азии заключается в том, что эти научные центры основаны не украинцами, а иностранцами, которые избрали темой профессиональной заинтересованности Украину. В то же время набирают на украинские курсы, например, в Южной Корее ежегодно около 20 студентов.

«ПРЕЖДЕ ВСЕГО, НЕОБХОДИМО РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ, КУЛЬТУРНЫХ, НАУЧНЫХ СВЯЗЕЙ»

Несколько по-другому развивается украинский язык в Африке, как объяснила почетный президент Украинской ассоциации в Южно-Африканской Республике Дзвинка КАЧУР. В 2006-2014 годах издавался «Славянский альманах», который частично освещал восточноевропейские страны, в частности, в нем было несколько статей об Украине. Некоторое время в университете Unisa (ЮАР) действовали восточноевропейские курсы, однако в 2015 году они были закрыты в связи с прекращением финансирования.

«Если мы говорим о высших украиноведческих курсах, то Африка для них является в определенной степени «tabula rasa», потому что, насколько нам известно, ни в одном университете не преподается украинский язык. На это есть несколько причин. Прежде всего, низкий уровень приоритетности Украины для африканских стран и африканских стран для Украины в контексте международной политики. Это означает низкий уровень политических, научных и экономических контактов между нашими странами. Также организованной миграции на территории Африки практически не было... — отмечает Дзвинка Качур. — Третьим фактором является то, что хоть многие студенты из африканских стран учились на территории Украины во времена СССР (тогда Советский Союз поддерживал антиколониальное движение во многих африканских странах), но языком обучения для них был русский». В настоящее время связь с этими студентами почти не поддерживается.

Фактически задачу распространения украинского языка в Африке взяли на себя украинские сообщества (например, в ЮАР, Египте, Тунисе, Алжире, Мозамбике, Маврикии). С 2017 года помогает и МИД Украины: например, при Украинской ассоциации в ЮАР действуют курсы для взрослых, есть две группы, в которых иностранцы изучают украинский. Еще одной позитивной новостью является то, что в Кении создан первый аудиогид на украинском.

«Что нужно, чтобы развивать украинский язык в Африке? Прежде всего, развитие экономических, культурных, научных связей, чтобы было больше контактов, чтобы мы больше знали друг о друге, и здесь сообщества за рубежом играют очень важную роль... Кроме того, создание физических и виртуальных пространств, чтобы практиковать язык», — предлагает Дзвинка Качур.

ПОТРЕБНОСТЬ В ЗАПАДНЫХ СПЕЦИАЛИСТАХ ПО УКРАИНЕ

Относительно центров в Европе, заведующая кафедрой украинского языка Института восточных языков и цивилизаций Ирина ДМИТРИШИН рассказала, что курсы украинского, которые в Сорбонне были факультативом, сейчас отменены, и единственным высшим учебным заведением, где еще есть несколько часов украинского языка, остался университет в Лионе. А единственным центром изучения украинского в целом во Франции является именно кафедра украинского языка Института восточных языков и цивилизаций. Она возникла благодаря усилиям украинского эмигранта Ильи Борщака. На украинской кафедре (которая, что важно, никогда не была ответвлением российского департамента, а входила в департамент Европы) преподается не только язык, но и литература, история, искусство. Есть докторский семинар, на котором объединяют студентов со всей Франции, объектом исследования которых является Украина (особенно активно ее в настоящее время изучают политологи). К тому же Институт восточных языков и цивилизаций подписал партнерские договоры с некоторыми украинскими вузами.

«Надо признать, что украинские институции во Франции систематически, в силу объективных и субъективных причин, не развивались, и еще нужно будет немало усилий, чтобы создать среду, достойную страны размеров и веса Украины. И этот процесс не начнется, пока не появится количество студентов, которые овладеют украинским языком на достаточном уровне, чтобы читать, исследовать, распространять знания об украинской культуре, истории, которые будут способны анализировать современные процессы на глубинном, а не поверхностном уровне... — отметила Ирина Дмитришин. — Я разделяю мнение, которое выразил Рори Финнин, главная фигура украинистики в Кембридже, о необходимости генерировать будущих студентов-исследователей. На это нужно время и постоянные усилия, и они того стоят. Изучение украинского окончательно сдвинется, когда будет достаточно именно западных специалистов по Украине. Поэтому необходимо открывать летние языковые школы, поддерживать обмены, стажировки для студентов, преподавателей, переводчиков, политологов и др., что даст возможность познакомить с Украиной».

ПРИБЛИЗИТЬ УКРАИНУ К ИСПАНОЯЗЫЧНОМУ МИРУ

Глава Управы Украинского культурного общества «Просвіта» (Аргентина) Юрий ДАНИЛИШИН рассказал о ситуации с изучением нашего языка в ряде стран Южной Америки (Бразилии, Парагвае и Аргентине), где проживает около миллиона потомков украинцев. «В настоящее время на уровне государственных или частных университетов нет никакой инициативы относительно изучения украинского языка. В то же время при одном из университетов Буэнос-Айреса работает центр, где преподается 11 языков — английский, французский, итальянский, португальский, арабский, каталонский, китайский, японский, латинский, корейский, иврит, русский. Когда наше общество задало вопрос руководителям заведения, почему не преподается украинский, то ответ был — нет спроса, некому преподавать с официальным титулом, нет экономической поддержки. Подобное есть в других организациях, которые преподают иностранные языки. Противоположно все они преподают русский, — заметил Юрий Данилишин. — Нужно отметить, что в Бразилии по инициативе Украинско-Бразильской Центральной Репрезентации осуществлены мероприятия для создания курсов украинского языка при университете Unicentro (штат Парана, Бразилия) при поддержке Национального педагогического университета имени М. П. Драгоманова». Из других позитивных новостей — на виртуальные курсы украинского языка разных уровней записалось 90 кандидатов (при том, что субботнюю школу посещало 30). Случилось это благодаря ученикам из других стран — Чили, Мексики, Парагвая, что свидетельствует: спрос на изучение украинского языка есть.

Юрий Данилишин очертил и направления дальнейшей работы. «Как действовать? Мы должны прорабатывать диаспорную программу популяризации знаний украинского языка как ключа к тысячелетней украинско-европейской культуре. Необходимо развернуть интенсивную дипломатическую работу относительно подписания соглашений о подтверждении степеней на всех уровнях образования. Специалисты должны подготовить начальный дистанционный курс украинского языка для испаноязычного  и португалоязычного мира. Специалисты ІТ должны работать над разработкой материалов на испанском и португальском языках, чтобы приблизить южноамериканский мир к украинской культуре, используя преимущества новых технологий. Могли бы начать с размещения субтитров на многих видео в ютуб... — предлагает Юрий Данилишин. — Украинские университеты должны включиться в диаспорный креативный процесс, а изучение истории украинской диаспоры должно стать предметом на разных факультетах. Медиамир на испанском языке должен быть наполнен новостями из Украины, иначе Russia Today будет оставаться эталоном новостей об Украине. Присутствие украиноязычных каналов в сети должно быть обязательным. Культурные фонды Украины своими программами должны привлечь внимание к Южной Америке. Следует поощрять к развитию общественные учреждения, способствуя улучшению их организации и потенциала, оказывая соответствующую помощь. Но главной  помощью должна быть интеллектуальная. Украина через своих учителей, интеллектуалов, политиков должна заинтересоваться диаспорой, в частности, южноамериканской».

«НУЖНО ВЫХОДИТЬ ЗА РАМКИ УНИВЕРСИТЕТА»

Как заинтересовать большее количество студентов изучением украинского? Ирина Ключковская, например, предложила такой способ: «На наш взгляд, чтобы привлечь студентов, преподавателей к изучению украинского, нужно выходить за рамки университета. И мы считаем, что необходимо популяризировать украинский вопрос в обществах тех стран, где живут наши украинцы в целом. Это и публикации в СМИ, организация межкультурного диалога, издание переводов украинских авторов и много другого». Однако заинтересованность — это первый шаг. Нужны качественные учебные материалы, мотивация и продуманный учебный процесс. Эту тему подняли почетный консул Канады в Украине Оксана ВИННИЦКАЯ-ЮСИПОВИЧ и директор Отдела современных языков и культурологии Альбертского университета (Канада) Алла НЕДАШКИВСКАЯ. В частности, Оксана Винницкая-Юсипович отметила, что опрос директоров и учителей украинских школ показал, что там, где изучение украинского языка задействовано в общую систему образования государства проживания и ученики старших классов получают баллы в аттестате о среднем образовании или льготах для поступления в заведения высшего образования, есть старшеклассники. Иначе дети прекращают изучать украинский в пятом-шестом классе.

Алла Недашкивская, рассказав о мощном центре украинистики в Альбертском университете (Украинский фольклорный центр, Методический центр украинского языка, Канадский институт украинских студий, преподавание украинского в Отделе современных языков и культурологии), поделилась результатами исследования пожеланий студентов вуза. Выяснилось, что студенты стремятся, чтобы учебные материалы были направлены на развитие коммуникативных компетенций, содержали мультимедийные технологии, создавали контакт с аутентичной культурой и языком. А еще студенты хотят большей гибкости учебного процесса и возможности работать самостоятельно. Еще один важный результат (по данным опроса учеников старших классов и студентов университета) — это то, что подростки хотели бы на занятиях видеть Украину участницей важных глобальных процессов. Поэтому в настоящее время в рамках нового проекта работниками университета создана коллекция видеоматериалов о глобальных целях устойчивого развития ООН. И студенты с энтузиазмом воспринимают такую подачу информации — об Украине сквозь призму тем мирового значения. Однако знают ли о таких подходах в других центрах украинистики?

«У нас создалось такое впечатление, что те украиноведческие институции, которые функционируют в разных странах, работают в отдельности одна от другой... Поэтому очень важным является создание сети и развитие как внутренней коммуникации внутри каждой страны, так и внешней», — отмечает Ирина Ключковская. МИОК, кстати, предоставляет такие платформы: как виртуальные («Український освітній Всесвіт»), так и очные — школы украинистики, конференции «Українська мова у світі», форум украиноведческих субботних и воскресных школ, семинары и вебинары...

Эта поддержка очень важна, поскольку слишком долго наша диаспора все осуществляла собственными усилиями, за собственные средства, еще и помогала Украине (и в настоящее время продолжает это делать). «Невозможно передать тот энтузиазм, с которым объединенные вокруг  МФУЖО женские организации взялись к работе для преодоления русификации в независимой Украине и к всесторонней поддержке украинского языка: стипендиальные фонды, лагеря, украиноязычные центры, печатные издания на украинском языке, конкурсы... Этот список можно продолжать и продолжать, — поделилась Евгения ПЕТРОВА, глава Мировой Федерации Украинских Женских Организаций (МФУЖО). — При многих женских организациях действуют украинские школы, творческие кружки, студии, музеи. Мы постоянно оказываем помощь украинским центрам,  молодежным организациям, художественным и культурным коллективам, разнообразным проектам, которые лелеют украинский язык и культуру». Кроме того, в этом году была основана ежегодная стипендия имени Анны Кисиль на изучение украинского языка.

В завершение хотелось бы привести слова исполнительного директора Всемирного Конгресса Украинцев Марии КУПРИЯНОВОЙ. «Вокруг украиноведческих центров формируется круг друзей Украины, укрепляется связь новых поколений диаспоры с Украиной, в противодействие ассимиляции, а также формируется виденье Украины в мировом контексте, через глубинное понимание украинского языка, литературы, культуры, истории, нынешнего времени. Украиноведческие студии являются центрами интеллектуального притяжения, через которые Украина открывается миру, утверждается в глобальном культурном пространстве и контексте. А также это площадка для создания украинских нарративов будущего, и в диаспорных организациях давно понимают эту роль. И именно поэтому в течение многих десятилетий основывают, приобщаются к развитию украиноведческих центров, — рассказала Мария Куприянова и отмечает. — Одним из главных вызовов гибридной агрессии сегодня является то, что Украину видят российскими глазами, в российском кривом зеркале, во многом благодаря последовательным инвестициям России в изучение русского или славистики. И здесь наша общая задача для мирового украинства и Украины — изменить это, укрепить нашу сеть украинских центров как хабов для распространения нашего украинского нарратива. Ведь украинские центры — это инвестиции в нашу глобальную нацию, в информационную политику и национальную безопасность Украины».