«Детокс» выглядит абсолютно своевременным

Библиотека газеты «День» формирует коллективный иммунитет против имперских «вирусов»

Похвально, что «День» не изменяет своей традиции, аналогов которой ни у одного газетного издания в Украине нет. Редакция известной газеты, которую мы ценим, уважаем и любим, в 2002 году начала собственную библиотеку достойных внимания книжных продуктов, выращенных на дружественных к украинской среде помыслах и действиях. Внимательный читатель, наверное, заметил: наша газета за это время превратилась в своеобразный всеукраинский подиум литературно-книжной моды, где можно узнать о новых книгах, ставших событием. Еще бы! Читать книгу «Дня» становится престижно. Переиздание многих из них — тому убедительное свидетельство. И наконец еще одно очевидное доказательство: новинки из книжной серии «Библиотека газеты «День» всегда впервые представляют во Львове на международном Bookforum, который пользуется заслуженным признанием книголюбов как в нашей стране, так и за рубежом.

Не обошла эта тенденция и изданную в солидном твердом, красиво оформленном переплете книгу «Детокс», на которую мы с дочерью, как и на прошлогодний «День благодарности», сразу через редакцию оформили предварительный заказ. Эта книжная новинка, к обсуждению которой по призыву газеты я тоже решил приобщиться, очень ценна и интеллектуально питательна. Ей принадлежит, без преувеличения, уникальное место в овладении основами родной истории, ибо она «подтверждает принципиально новую оптику ее анализа» с акцентом (обратите внимание!) не столько на новые факты, сколько на новые смыслы. Предшествует книге подробное и предельно честное предисловие Ларисы Ившиной — красноречивый текст великой подвижницы украинского духа о редакционном замысле, с чрезвычайно проницательным утверждением о появлении книги: «Она обдумывалась в предыдущие годы, и только локдаун притормозил наше желание создать ее еще раньше. Поэтому связана не с политической конъюнктурой, а с пониманием, что чтобы очиститься от наслоений прошлого, обязательно историю надо переписывать и, прежде всего, переосмысливать. Из арсенала знаний колоссальной украинской истории нам сегодня нужно больше всего укреплять  наш иммунитет, наши силы для противодействия всем попыткам лишить нас субъектности, изобразить случайностью или жертвой обстоятельств». Как это серьезно, основательно и стратегически точно сформулировано.

Не пора ли определиться? Трудно переоценить сказанное с точки зрения задач духовного развития Украины. Здесь не может быть сомнений. Поэтому необходимо активно способствовать тому, чтобы все больше украинцев узнавали о том, что «Детокс» — это взгляд на украинское прошлое, очищенный от имперских мифов и навязанного нам образа жертвы. Ведь общество — это, прежде всего, духовное сочетание людей на уровне мировоззренческих ценностей, общего видения перспективы, это построенная на доверии система устоявшихся социально-коммуникационных связей. По словам Конфуция, если рушится система мышления, то рушится и порядок. А разлад в обществе, как известно, начинается в головах людей. Это должно очень хорошо осознавать наша власть.

ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Мой собственный опыт свидетельствует: знакомиться с содержанием этого весомого культурологического фолианта объемом почти восемьсот страниц можно с любой главы (всего их пять) или из выбранной для начала определенной авторской статьи (в общей сложности их пятьдесят). Когда начал читать посвященное Феофану Прокоповичу  подробное эссе «Мыслитель-карьерист, гетман и царь» хорошо известного читателям «Дня» ученого-историка Игоря Сюндюкова, то вспомнил невольно невероятно связанные с темой нашего с ним интереса мысли краеведа Николая Савчука из его вступительного слова к историко-документальному изданию, которое в этом году вышло в свет на Ивано-Франковщине. У нас... ну, сами знаете, мало об этом откровенно пишут. И мне не остается другого, как без комментариев их здесь привести:

«У нашій історії є чужинці, які присвятили своє життя Україні, й є українці, які присвятили своє життя ворожим Україні імперіям та державам. Перші були вражені синдромом Вишиваного, який полюбив українців-галичан і бажав їм волі та щасливої будущини, поплатившись за це власним життям. Другі ж були вражені синдромом полковника Носа, який прислужився ворогам у Батурині. Перших є значно менше, других — значно більше. Чому? Це запитання для великої дискусії, в якій мали б узяти участь не лише історики й політологи, але й психологи. Варто також наголосити, що подібні два типи існують чи не в кожній нації, лише різним націям судилася різна історична доля, а для нас, українців, вона була немилосердна і неприхильна. Тому вимальовується разюча перевага рідних зрадників над чужими приятелями» (Цит. за: Богдан Волошинський. У БОРНІ ЗА ЧУЖІ ІДЕАЛИ. Документальна оповідь про Якова Білоскурського, коломийського гімназиста, професійного революціонера і генерала юстиції. — Коломия: Вік, 2021. — С.4).  Здесь, как говорится, объяснять нечего.

Одним из наших чужеземцев и является уроженец Киева Феофан Прокопович, родившийся в июне 1681 года (по другим свидетельствам, в апреле 1677 года) в бедной семье лавочника Церейского. Из сказанного следует: лицо, о котором рассказывает И. Сюндюков, на самом деле было Елизаром Церейским. А Феофан Прокопович — это имя и фамилия его сановитого родственника, дяди по матери, профессора, впоследствии — ректора Киево-Могилянского коллегиума. Видимо, это и определило, где будет получать образование Елизар, сильно отличавшийся от тех, кто в коллегиуме с ним учился, незаурядной памятью и очевидными способностями. Круг увлечений парня был очень широк — он интересовался не только богословием, но и овладевал иностранными языками, астрономией, математикой, другими точными науками. А еще — охотно также он изучал историю и философию. «Надо признать, — акцентирует Сюндюков, — что во всех этих областях знаний Феофан Прокопович (имя своего опекуна Елизар принял уже после его смерти, взрослым юношей) достиг поразительных успехов, став одним из ведущих ученых эпохи украинского барокко, специалистом всеевропейского уровня».

Да, он известен больше как философ, писатель, религиозный деятель, но, как оказывается, уделял особое внимание и математике. Именно Феофан Прокопович, по оценке киевского историка Владимира Сергийчука, включил в 1707-1708 годах в свой цикл по философии в Киево-Могилянской академии лекции по математике. Это, кстати, как свидетельствуют историки математики Бородин и Бугай, был первый отечественный курс по этой дисциплине, построенный на научной основе. Интересно, что этот труд Прокоповича под заголовком «Арифметика и геометрия, два первых и наиболее плодотворных начала математических наук, объясненных в Киево-Могилянской академии...» сохранился в двух экземплярах на латинском языке в Институте рукописей Научной библиотеки имени В. Вернадского.

По своим знаниям этот самобытный человек тогда, как принято считать, почти не имел равных, особенно среди российских духовных деятелей. А вот, на что именно он направил свой исключительно гибкий ум в области политики, — это уже предмет отдельного разговора. Так сложилось, пишет автор, что «в оценках совершаемого Прокоповичем зла (точнее — в нежелании об этом говорить) современная украинская историография недалеко ушла (это — по меньшей мере) от историографии советской и российско-имперской». То, что они читателям предлагают, известно: выходец из Украины, Феофан Прокопович был «верным сподвижником Петра в деле коренного реформирования государства», «выдающимся деятелем науки, культуры и образования первой половины XVIII века», «автором теории модернизации Российской империи», «архитектор петровской «перестройки», «выдающийся философ-гуманист» и т.д.

Приведенные оценки соответствовали истине. Однако это, в чем я поддерживаю И. Сюндюкова, требует принципиального уточнения. Феофана Прокоповича действительно считали выдающимся философом, математиком, логиком, историком. Однако на этом нельзя ставить точку. Честно сказать, он никогда не был гуманистом. Это вымысел. И какой! Дело в том, что именно Ф. Прокопович стал ведущим идеологом тоталитарного, абсолютистского Российского государства. Вспомним хотя бы два основополагающих трактата, автором которых он был: «Духовный регламент», узаконивший власть царя над церковью, и «Правда воли монаршей», ставший своеобразным уставом российского самодержавия. За всю жизнь в какой-либо форме он не выразил недовольства царским режимом и  проявил себя как сторонник самодержавно-церковных порядков.

Кстати, стоит добавить к этому следующее: а кем был, собственно, Феофан Прокопович, если не врожденным карьеристом, если не лицемером и фарисеем, если не инквизитором высшего ранга? Судите сами: свою стихотворную драму «Владимир» (1705 год) сначала он посвятил гетману Ивану Степановичу Мазепе, а через четыре года это посвящение снял и «перепосвятил» свое произведение уже царю Петру I. Можно ли, скажем, назвать Прокоповича гуманистом, который никогда не становился на защиту обиженных и угнетенных, который в 1720 году направил царю донос на архимандрита Гедеона, ненавистного своего врага? И Петр в этой связи поручил: «О нем, Гидеоне, об’явить в Синоде, и когда с него тот сан духовный сымут — накрепко пытать». И таких фактов — множество... Доверие со стороны царя вызвало у Феофана Прокоповича кипучую энергию, для исполнения поручений самодержца он не жалел ни сил, ни времени.

В связи с этим И. Сюндюков, размышляя об этом, сказал так: «Должны ли мы гордиться тем, что Феофан был украинцем, — или как раз этот факт должен стать основанием для горьких, самокритичных, крайне удручающих размышлений?» Ничего не поделаешь, кому-то от этого может стать неловко, но автор прав. Итак, у нас есть все основания считать: по всем признакам Ф. Прокопович — гений и злодей одновременно. И нам с максимальным вниманием следует отнестись к этому.

Хотите — верьте, а хотите — проверьте, но статья авторитетного публичного интеллектуала содержит немало важной информации, значительную часть которой не знают многие украинцы: когда Ф. Прокопович подал донос на наказного гетмана Павла Полуботка, обвинив его в государственной измене? Какую позорную роль сыграл он в подготовке текста общегосударственной анафемы гетмана Мазепы? Кто сильно повлиял на Петра для того, чтобы был подписан царский указ, обязывающий священников разглашать тайну исповеди своих «духовных сыновей»? Как любимец гетмана осудил союз Мазепы с Карлом XII, написав поэтически-философский панегирик победе Петра под Полтавой? Почему постепенная переориентация Прокоповича на Москву имела действительно тяжелые последствия для украинской истории? — на эти и другие вопросы мы найдем ответ в книге «Детокс».

Что читатель получит в результате знакомства с исследованием сложного узора неординарных жизненных путей Феофана Прокоповича? Хорошо, что автор пробуждает у читателей интерес к этому пласту прошлого. Ведь наследие Феофана Прокоповича не только почти не известно в украинском обществе — оно, к сожалению, даже не обсуждалось, тем более не осмыслено.

Свои исторические травмы мы должны пережить, выписать и осмыслить. Как справедливо замечает И. Сюндюков, «утешительнее, когда в центре внимания находятся яркие страницы национальной славы! Прокопович  — совсем другой случай. Не скажем, что национального позора (слишком значительный масштаб личности), но, во всяком случае, грозного национального предостережения, еще, похоже, не услышанного. А именно: вот какое зло способен творить высокообразованный интеллектуал-карьерист, очень и очень «амбициозный», руководствуясь наставлениями двойной (если не тройной) лояльности, который ревностно и талантливо начинает служить другому государству, которое он не воспринимает как чужое, и помогает подавлять свободу своего народа, его церковь, национальную идентичность. Это зло тем значительнее, чем более талантлив человек, который его творит». Только что процитированное касается истории событий и человеческих поступков в XVIII в., но остается удивительно актуальным именно для нашего общества, живущего сегодня в совсем других исторических измерениях.

Я обращаюсь к читателю с просьбой вдуматься в приведенные строки, еще раз осмыслить злодейские страницы биографии Феофана Прокоповича, предупреждающие нас, что могут значить для общественного развития действия причастного к власти человека, который может поступиться свободой и национальной идентичностью во имя чего-то более значимого. Для Украины, которая только отыскивает свое место в соответствующей системе координат, указанные акценты очень важны, не так ли? Чтобы понять, почему у нас сейчас такая неконкурентоспособная элита, масс-медиа должны предметно рассказывать избирателям, к чему приводит небрежность при безответственном подходе к определению персоналий, за которые мы голосуем на любых выборах. Нам всем следует знать, что если мы относимся к этому легкомысленно, игнорируя уроки древней и новейшей истории, то еще больше тормозим наступление столь ожидаемых всеми общественных перемен. Мы лишаем себя и будущие поколения уроков, которые нужно усвоить.

Не случайно идейную направленность книги «Детокс», в чем я убедился, очень точно отражает ее название. «Неизученные уроки истории, — отмечает в «Слове к читателям» неутомимый главный редактор «Дня» Лариса Ившина, — это то, что больше всего нас держит в орбите России. Когда свое недооценивается, собственная история упрощается, унижается или вообще игнорируется, такая система координат является ложной. И крайне необходима детоксикация (очищение от яда, отсюда и название издания)». Считаю, что «Детокс» в историческом контексте предстает как остро публицистический ответ тем, кто пытается лишить независимую Украину субъектности, а украинский народ — права на самобытное политическое, социально-экономическое и культурное развитие. Мне импонирует твердая уверенность авторского коллектива в том, что читатель на страницах книги непременно почувствует огромный потенциал украинцев, которые строили собственную империю Украину-Русь, впоследствии — строили, реформировали, а нередко и разрушали другие империи. А самое главное, несмотря на все катастрофы ХХ в. — сохранили национальную идентичность и смогли восстановить свое украинское государство. Наша история может стать источником силы украинцев, ключ к этому — в этой книге.

Все это указывает на огромное значение переосмысления нашего прошлого. Чтобы понять прошлое, углубить свои представления о нем, нужно забыть устоявшиеся парадигмы историографии. Реконструировать канон — увидеть отклонения от него. Увидеть, чем отличаются «украинские идеалы от чужих идеалов». Собственно об этом, как ни крути, и говорится на страницах «Детокса».

Завершая, следует также сказать: в ситуации смены гуманитарной парадигмы, усиления враждебного отношения к независимой Украине со стороны Российской Федерации «Детокс» выглядит абсолютно своевременным. Для кого же издана эта книга, имеющая большой вес в деле становления политической нации, переосмысления, нового взгляда на себя, защиты от антиукраинской политики РФ? Не рискуя слишком ошибиться, можно утверждать, что она будет полезна всем: ученикам и учителям, студентам, любителям истории и специалистам по широкому кругу гуманитарных предметов, политикам, военнослужащим, а также всем, кто интересуется историческим прошлым нашего народа.

И еще. В этой связи уместно вспомнить известного американского дипломата, поэта и критика Джеймса Лоуэлла, отмечавшего: «Если сравнить интеллект с растением, то книги похожи на пчел, которые переносят оплодотворяющую пыльцу от одного ума к другому». Кто не согласится? Разве мы не чувствуем, что после интересной книги становимся лучше, умнее и благороднее. Читайте, люди добрые!