Вместо «Минска» – Стамбул?

Появились признаки того, что нынешняя «военная тревога» вокруг Украины подходит к концу

На встрече в Стамбуле между Реджепом Тайипом Эрдоганом и Владимиром Зеленским турецкий лидер отметил, что Анкара обеспокоена ростом напряженности на востоке Украины, и подтвердил продолжение «стратегического партнерства» с Украиной. При этом Эрдоган выразил готовность оказать «необходимую поддержку» для урегулирования конфликта на востоке Украины на основе минских соглашений: «Мы считаем, что нынешний кризис необходимо урегулировать мирными и дипломатическими методами, исходя из соображения территориальной целостности Украины и международного права. Мы надеемся, что тревожная эскалация, которую мы наблюдаем на местах в последнее время, как можно скорее прекратится, режим прекращения огня будет поддерживаться, а конфликт будет урегулирован путем диалога на основе минских договоренностей. Мы готовы оказать в этом отношении всю необходимую поддержку».

Он также подтвердил непризнание Турцией российской аннексии Крыма и заявил, что Анкара поддержит инициативу Киева по формированию «Крымской платформы» — программы реинтеграции Крыма в состав Украины. Турецкая сторона пообещала координировать усилия по обеспечению прав жителей Крыма и освобождению всех незаконно удерживаемых граждан Украины, в том числе крымских татар. Кроме того, Турция поддержала перспективу членства Украины в НАТО и ее намерение в ближайшее время получить ПДЧ. Создается впечатление, что Анкара готова быть посредником между Москвой и Киевом. И это на фоне того, что Турция продает Украине «байрактары», так раздражающие Кремль.

Во всяком случае, перед встречей с Зеленским Эрдоган позвонил Путину. Согласно кремлевской пресс-службе, «по просьбе Реджепа Тайипа Эрдогана Владимир Путин изложил российские подходы к разрешению внутриукраинского кризиса. Подчеркнуто, что безальтернативной основой урегулирования является минский «Комплекс мер» 2015 года. При этом высказана обеспокоенность в связи с тем, что украинская сторона уклоняется от реализации Минских соглашений, а в последнее время возобновила опасные провокационные действия, направленные на обострение обстановки на линии соприкосновения». Ну, насчет того, что украинская сторона будто бы уклоняется от выполнения Минских договоренностей, это наверняка Путин говорил, но Эрдоган вряд ли с ним согласился. А вот что турецкий президент точно услышал от своего российского коллеги, так это то, что войны между Россией и Украиной не будет. Иначе бы он не стал демонстрировать в Стамбуле не просто поддержку Украины, но и готовность Анкары участвовать в украинской программе реинтеграции Крыма. Очевидно также, что Эрдоган должен был довести до сведения Зеленского, что Путин воевать с Украиной не собирается, по крайней мере, сейчас.

В разговоре Эрдогана с Путиным привлекает внимание еще один момент. По сообщению кремлевской пресс-службы, «в связи с планами строительства Турцией Стамбульского канала с российской стороны акцентирована важность сохранения в целях обеспечения региональной стабильности и безопасности действующего режима Черноморских проливов согласно положениям Конвенции Монтре 1936 года». Вопрос строительства Турцией канала, параллельного Черноморским проливам и в перспективе способного их полностью заменить, похоже, действительно взволновала Москву. Ведь формально Конвенция Монтре, ограничивающая права нечерноморских государств вводить свои военные корабли в Черное море и, наоборот, позволяющая черноморским государствам неограниченно перебрасывать свои военные суда из Черного моря в Средиземное и обратно, касается только Босфора и Дарданелл. Поэтому после того, как канал будет достроен, вполне можно представить себе ситуацию, когда Турция под тем или иным предлогом закроет Черноморские проливы, а через канал будет пускать иностранные военные суда только по своему усмотрению, выдавая или не выдавая разрешение на проход.

Тогда, например, американский 6-й флот, действующий в Средиземноморье, сможет беспрепятственно перебрасывать любое количество своих кораблей и на любой срок в Черное море, в том числе для поддержки Украины. Впрочем, он сможет делать это и при открытых для навигации Босфора и Дарданеллах. В принципе 6-й флот способен уничтожить российский Черноморский флот минут за 20, даже не входя в акваторию Черного моря, а оставаясь на своих базах в Эгейском море, но если вдруг американские авианосцы и фрегаты будут беспрепятственно бороздить черноморские воды, в Москве это воспримут как болезненный удар по российскому престижу. Из-за слабости российского флота вообще и российского Черноморского флота в частности Россия не в состоянии ни помешать строительству турецкого канала, ни в будущем, уже после его постройки, предотвратить нераспространение на данный канал Конвенции Монтре, если Анкара того пожелает. Путин, несомненно, вынужден осознавать зависимость России от Турции в плане проведения российских военных операций в Сирии и Ливии. Неслучайно в разговоре Эрдогана с Путиным затрагивалось положение в указанных двух странах, причем «при обсуждении положения дел в Сирии акцентирована важная роль России и Турции в вопросах стабилизации обстановки и налаживания межсирийских переговоров». Несомненно, турецкое предупреждение о нежелательности начала российско-украинской войны (а Эрдоган наверняка такое предупреждение сделал), должно восприниматься Путиным вполне серьезно.

Но главным, конечно, в прекращении «военной тревоги» 2021 года вокруг Украины является позиция не Турции, а США. И об этой позиции, как кажется, только что проговорился один из главных кремлевских пропагандистов Дмитрий Киселев, пообещавший рассказать о том, «как Америка Байдена неприлично пихает Киев на войну, подбадривает, обещая военную поддержку и заранее обвиняя Россию в агрессии». Здесь самое главное — слова о военной поддержке Украине со стороны США. Похоже, что Джо Байден на самом деле через те или иные каналы довел до Владимира Путина информацию о том, что в случае нападения России на Украину Америка не ограничится дипломатическими протестами и антироссийскими экономическими санкциями, но окажет жертве агрессии непосредственную военную помощь, возможно, вплоть до посылки в Украину американских войск, если в том возникнет необходимость. Впрочем, даже поставка новых американских вооружений все равно потребует присылки американских военных советников и специалистов для обучения украинских военнослужащих.

Госсекретарь же США Энтони Блинкен предупредил Москву о последствиях в случае агрессии против Украины: «Президент Байден очень ясно выразился по этому вопросу: если Россия будет действовать опрометчиво или агрессивно, будут последствия». Но еще до этого предупреждения ведущие российские пропагандисты начали «давать заднего», утверждая, что цель ультиматума Путина Украине, ни в коем случае не нападать на «ДНР» и «ЛНР», достигнута, и в дальнейшем наращивании российских войск у украинских границ больше нет необходимости. Разумеется, в утверждениях кремлевских пропагандистов о том, что наращивание численности украинских войск на линии фронта в Донбассе и у российских границ представляет собой угрозу агрессии Украины против «ДНР», «ЛНР» и России, не больше правды, чем в утверждениях таких же пропагандистов в октябре-ноябре 1939 года, накануне советского нападения на Финляндию, когда они кричали, что мобилизация и сосредоточение финских войск на Карельском перешейке представляет собой угрозу Ленинграду, забывая сказать, что этому предшествовала мобилизация и сосредоточение советских войск у финских границ. Думаю, что в ближайшее время наращивание численности российских войск у украинских границ прекратится, но уже переброшенные войска останутся там вплоть до сентября, когда будут происходить учения российской и белорусской армии «Запад 2021» и парламентские и региональные выборы в России. Одной из своих целей Путин достиг, реакцию Байдена на возможную российскую агрессию против Украины проверил, а другие цели Путина на украинском направлении сейчас вряд ли достижимы.

Вместо «Минска» – Стамбул?

Вместо «Минска» – Стамбул?

Появились признаки того, что нынешняя «военная тревога» вокруг Украины подходит к концу

На встрече в Стамбуле между Реджепом Тайипом Эрдоганом и Владимиром Зеленским турецкий лидер отметил, что Анкара обеспокоена ростом напряженности на востоке Украины, и подтвердил продолжение «стратегического партнерства» с Украиной. При этом Эрдоган выразил готовность оказать «необходимую поддержку» для урегулирования конфликта на востоке Украины на основе минских соглашений: «Мы считаем, что нынешний кризис необходимо урегулировать мирными и дипломатическими методами, исходя из соображения территориальной целостности Украины и международного права. Мы надеемся, что тревожная эскалация, которую мы наблюдаем на местах в последнее время, как можно скорее прекратится, режим прекращения огня будет поддерживаться, а конфликт будет урегулирован путем диалога на основе минских договоренностей. Мы готовы оказать в этом отношении всю необходимую поддержку».

Он также подтвердил непризнание Турцией российской аннексии Крыма и заявил, что Анкара поддержит инициативу Киева по формированию «Крымской платформы» — программы реинтеграции Крыма в состав Украины. Турецкая сторона пообещала координировать усилия по обеспечению прав жителей Крыма и освобождению всех незаконно удерживаемых граждан Украины, в том числе крымских татар. Кроме того, Турция поддержала перспективу членства Украины в НАТО и ее намерение в ближайшее время получить ПДЧ. Создается впечатление, что Анкара готова быть посредником между Москвой и Киевом. И это на фоне того, что Турция продает Украине «байрактары», так раздражающие Кремль.

Во всяком случае, перед встречей с Зеленским Эрдоган позвонил Путину. Согласно кремлевской пресс-службе, «по просьбе Реджепа Тайипа Эрдогана Владимир Путин изложил российские подходы к разрешению внутриукраинского кризиса. Подчеркнуто, что безальтернативной основой урегулирования является минский «Комплекс мер» 2015 года. При этом высказана обеспокоенность в связи с тем, что украинская сторона уклоняется от реализации Минских соглашений, а в последнее время возобновила опасные провокационные действия, направленные на обострение обстановки на линии соприкосновения». Ну, насчет того, что украинская сторона будто бы уклоняется от выполнения Минских договоренностей, это наверняка Путин говорил, но Эрдоган вряд ли с ним согласился. А вот что турецкий президент точно услышал от своего российского коллеги, так это то, что войны между Россией и Украиной не будет. Иначе бы он не стал демонстрировать в Стамбуле не просто поддержку Украины, но и готовность Анкары участвовать в украинской программе реинтеграции Крыма. Очевидно также, что Эрдоган должен был довести до сведения Зеленского, что Путин воевать с Украиной не собирается, по крайней мере, сейчас.

В разговоре Эрдогана с Путиным привлекает внимание еще один момент. По сообщению кремлевской пресс-службы, «в связи с планами строительства Турцией Стамбульского канала с российской стороны акцентирована важность сохранения в целях обеспечения региональной стабильности и безопасности действующего режима Черноморских проливов согласно положениям Конвенции Монтре 1936 года». Вопрос строительства Турцией канала, параллельного Черноморским проливам и в перспективе способного их полностью заменить, похоже, действительно взволновала Москву. Ведь формально Конвенция Монтре, ограничивающая права нечерноморских государств вводить свои военные корабли в Черное море и, наоборот, позволяющая черноморским государствам неограниченно перебрасывать свои военные суда из Черного моря в Средиземное и обратно, касается только Босфора и Дарданелл. Поэтому после того, как канал будет достроен, вполне можно представить себе ситуацию, когда Турция под тем или иным предлогом закроет Черноморские проливы, а через канал будет пускать иностранные военные суда только по своему усмотрению, выдавая или не выдавая разрешение на проход.

Тогда, например, американский 6-й флот, действующий в Средиземноморье, сможет беспрепятственно перебрасывать любое количество своих кораблей и на любой срок в Черное море, в том числе для поддержки Украины. Впрочем, он сможет делать это и при открытых для навигации Босфора и Дарданеллах. В принципе 6-й флот способен уничтожить российский Черноморский флот минут за 20, даже не входя в акваторию Черного моря, а оставаясь на своих базах в Эгейском море, но если вдруг американские авианосцы и фрегаты будут беспрепятственно бороздить черноморские воды, в Москве это воспримут как болезненный удар по российскому престижу. Из-за слабости российского флота вообще и российского Черноморского флота в частности Россия не в состоянии ни помешать строительству турецкого канала, ни в будущем, уже после его постройки, предотвратить нераспространение на данный канал Конвенции Монтре, если Анкара того пожелает. Путин, несомненно, вынужден осознавать зависимость России от Турции в плане проведения российских военных операций в Сирии и Ливии. Неслучайно в разговоре Эрдогана с Путиным затрагивалось положение в указанных двух странах, причем «при обсуждении положения дел в Сирии акцентирована важная роль России и Турции в вопросах стабилизации обстановки и налаживания межсирийских переговоров». Несомненно, турецкое предупреждение о нежелательности начала российско-украинской войны (а Эрдоган наверняка такое предупреждение сделал), должно восприниматься Путиным вполне серьезно.

Но главным, конечно, в прекращении «военной тревоги» 2021 года вокруг Украины является позиция не Турции, а США. И об этой позиции, как кажется, только что проговорился один из главных кремлевских пропагандистов Дмитрий Киселев, пообещавший рассказать о том, «как Америка Байдена неприлично пихает Киев на войну, подбадривает, обещая военную поддержку и заранее обвиняя Россию в агрессии». Здесь самое главное — слова о военной поддержке Украине со стороны США. Похоже, что Джо Байден на самом деле через те или иные каналы довел до Владимира Путина информацию о том, что в случае нападения России на Украину Америка не ограничится дипломатическими протестами и антироссийскими экономическими санкциями, но окажет жертве агрессии непосредственную военную помощь, возможно, вплоть до посылки в Украину американских войск, если в том возникнет необходимость. Впрочем, даже поставка новых американских вооружений все равно потребует присылки американских военных советников и специалистов для обучения украинских военнослужащих.

Госсекретарь же США Энтони Блинкен предупредил Москву о последствиях в случае агрессии против Украины: «Президент Байден очень ясно выразился по этому вопросу: если Россия будет действовать опрометчиво или агрессивно, будут последствия». Но еще до этого предупреждения ведущие российские пропагандисты начали «давать заднего», утверждая, что цель ультиматума Путина Украине, ни в коем случае не нападать на «ДНР» и «ЛНР», достигнута, и в дальнейшем наращивании российских войск у украинских границ больше нет необходимости. Разумеется, в утверждениях кремлевских пропагандистов о том, что наращивание численности украинских войск на линии фронта в Донбассе и у российских границ представляет собой угрозу агрессии Украины против «ДНР», «ЛНР» и России, не больше правды, чем в утверждениях таких же пропагандистов в октябре-ноябре 1939 года, накануне советского нападения на Финляндию, когда они кричали, что мобилизация и сосредоточение финских войск на Карельском перешейке представляет собой угрозу Ленинграду, забывая сказать, что этому предшествовала мобилизация и сосредоточение советских войск у финских границ. Думаю, что в ближайшее время наращивание численности российских войск у украинских границ прекратится, но уже переброшенные войска останутся там вплоть до сентября, когда будут происходить учения российской и белорусской армии «Запад 2021» и парламентские и региональные выборы в России. Одной из своих целей Путин достиг, реакцию Байдена на возможную российскую агрессию против Украины проверил, а другие цели Путина на украинском направлении сейчас вряд ли достижимы.