Почему Россия все еще колониальная империя

Бывший судья Верховного суда Чечни Сайди Янгулбаев с дочерью Алией Янгулбаевой вынужден был уехать из России

По имеющейся информации – в Турцию. Это произошло после похищения его жены Заремы Мусаевой и угроз в его адрес со стороны главы Чечни Рамзана Кадырова. 20 января Зарема Мусаева с применением насилия была увезена сотрудниками полиции Чечни из квартиры в Нижнем Новгороде. Чеченских полицейских, которые были в масках, как настоящие грабители, сопровождал сотрудник главного следственного управления МВД по Нижнему Новгороду (без маски), сказавший, что его руководство «в курсе этой ситуации», так что формально это было не похищение, а задержание. Якобы Зарему хотели допросить в качестве свидетеля. Но впоследствии Рамзан Кадыров прямо заявил, что Янгулбаевы либо будут привлечены к ответственности, либо окажутся под землей, буквально: «эту семейку ждет место либо в тюрьме, либо под землей». А затем добавил, что семья экс-судьи причастна к террористической деятельности, поэтому всех ее членов необходимо задержать, а тех, кто будет сопротивляться, надо будет уничтожить, потому что «Янгулбаевы призывают к терроризму и экстремизму, поддерживают его. Именно они, согласно слитой в сеть третьими лицами переписке, организовали нападение в Турции на бывшего сотрудника правоохранительных органов из ЧР. Янгулбаевы в этой переписке сами признаются, что не без их участия было совершено это нападение и, судя по тону, вполне гордятся этим. Из тех же файлов следует, что Янгулбаевы всей семьей однозначно поддерживают террористические группировки и планируют принять участие в организации целой сети. Исходя из этого, я считаю, что их надо задержать, как того требует закон, и наказать. А если окажут сопротивление, то уничтожить как пособников террористов, кем они и являются. Доказательная база есть, никто из Янгулбаевых не отрицает это. Это мое мнение, в котором я твердо убежден. Ну а жители Чеченской Республики, как я ранее говорил, настолько возмущены высказываниями Янгулбаевых в адрес всего народа, что чувствую, церемониться с ними при встрече они не будут. Для них же будет лучше, если первыми до них доберутся правоохранительные органы, а не разозлённые их оскорблениями чеченцы. Уж слишком много мерзких слов в адрес целого народа сказано Янгулбаевыми. Даже если я промолчу, то общество свое мнение выскажет. Так что пусть воспринимают Янгулбаевы и их защитники мои слова не как угрозу, а как заслуженное наказание».

Принудительным приводом в качестве свидетеля по делу о мошенничестве угрожали и самому Сайди Янгулбаеву, но он смог позвонить в местное ФСБ, и там санкции на его задержание не дали, поскольку статус федерального судьи, даже находящегося в резерве, обеспечивает неприкосновенность. Но когда на место приехали еще двое полицейских, вызванных дежурным УФСБ, они отказались вмешиваться, заявив: «Пусть с этим разбирается руководство отдела полиции». В результате кадыровцы избили всех, находившихся в квартире, включая членов семьи Янгулбаевых, адвоката и сотрудников «Комитета против пыток». Адвоката Наталью Добронравову ударили в глаз. Дело о мошенничестве в Чечне завели еще в 2019 году, но вспомнили о нем только сейчас и будто бы даже присылали Янгулбаевым повестки. Кадыров уже призвал Верховный Суд России «принять меры по исключению Янгулбаева из рядов судей, выгнать пинком из резерва и стереть напрочь его имя из истории судебного органа, дабы не порочить его».

Правозащитник Абубакар Янгулбаев, старший сын судьи, в эфире канала «Дождь» обратился к президенту России в связи с похищением матери: «Владимир Владимирович, я думаю, что уже настало время поменять главу Чеченской Республики. Этот уже все, закончился. Это край. Дно не просто пробито, оно прямо уходит. Это уже невозможно терпеть. Поменяйте на нормального интеллектуального человека. Люди готовы идти на диалог. Не нужен такой человек, который даже разговаривать не умеет, а может только похищать людей». 28 декабря сам Абубакар был задержан в Пятигорске для допроса в качестве свидетеля по уголовному делу по статье о публичных призывах к терроризму. Сына судьи заподозрили в причастности к оппозиционному телеграм-каналу 1ADAT. Чеченские силовики провели у него обыск, изъяли телефон и ноутбук. А еще раньше задержали его родственников, живущих в Чечне. Кадыров считает среднего сына Мусаевой, Ибрагима Янгулбаева, администратором 1ADAT и в связи с этим заявил: «Каждый из Янгулбаевых замарал руки в гнусных публикациях телеграм-канала. У всей семьи нет понятия чести и достоинства. Ни один уважающий себя человек не будет сидеть в канале и покорно слушать, как отборными проклятиями и оскорблениями унижают всю его нацию, и тем более не будет помогать этим мерзавцам зарабатывать деньги на донатах.⠀Как бы там ни было, заявляю, что эту семейку ждет место либо в тюрьме, либо под землей. И это уже зависит не от меня. Я знаю настроения в обществе. Пока жив хоть один чеченец, свободно наслаждаясь жизнью ходить члены этой семьи уже не смогут, настолько глубоко задета честь каждого представителя нашего народа. Помните это всегда, Янгулбаевы». И добавил, что якобы Мусаева, когда ее привезли в Грозный, «напала на сотрудника полиции и чуть не лишила его глаза», а потому «она уже заработала себе статью на реальный срок заключения». Правда, еще раньше чеченские власти опубликовал видео с Мусаевой, где страдающая диабетом женщина слабым голосом говорит, что «никакого насилия» к ней не применяли. Спрашивается, а почему она тогда вдруг пыталась лишить глаза вежливого и миролюбивого полицейского? Министр Чечни по национальной политике, внешним связям, печати и информации Ахмед Дудаев уже заявил, что Зарема Мусаева «на данный момент находится в спецприемнике в МВД РФ по Чеченской Республике за административное нарушение, если быть точнее за оскорбление представителя власти – сотрудника правоохранительных органов. Она после того, как ее доставили на допрос, совершила нападение, оскорбляла параллельно сотрудника правоохранительных органов. Вследствие чего за административное нарушение находится в спецприемнике». Думаю, что уголовное дело тоже не за горами, ибо, по словам Дудаева, «судебно-медицинская экспертиза должна установить какой вред нанесён сотруднику правоохранительных органов и, исходя из этого, наверное, будет избрана мера уголовного наказания».

Ибрагим Янгулбаев рассказал «Дождю», что его, Абубакара и Сайди в 2015 году доставили в резиденцию Рамзана Кадырова, где всех троих били и пытали, причем в пытках участвовал сам Кадыров. Таким образом Сайди принуждали сложить с себя полномочия судьи Верховного Суда Чечни, и он подтвердил рассказ сына. Ибрагима еще раз арестовали в 2017 году и продержали в тюрьме полтора года, обвинив в возбуждении ненависти к русским.

Евросоюз призвал российские власти «освободить г-жу Мусаеву, расследовать это дело, а также немедленно положить конец преследованию правозащитников и членов их семей и освободить задержанных под предлогом сфабрикованных обвинений. Все случаи внесудебных казней, пыток и других серьезных нарушений прав человека, совершенных за последние годы, должны быть расследованы оперативным и эффективным образом и виновные должны быть привлечены к ответственности». И напомнил о международных обязательствах России в области прав человека и фундаментальных свобод. Но этот призыв наверняка останется гласом вопиющего в пустыне.

Интересно, а каким образом неизвестно кем слитая в сеть переписка, аутентичность которой подтвердить невозможно, может служить доказательством в уголовном деле? И почему чиновнику самого высокого уровня, приравненного к министерскому, каковым является Кадыров, позволяется в России безнаказанно публично угрожать своим оппонентам внесудебной расправой, а его подчиненным дозволено похищать чем-либо не угодивших Кадырову уроженцев Чечни в любом субъекте Российской Федерации, даже за пределами Северного Кавказа? Все дело в том, что Россия в значительной мере остается не просто империей, но колониальной империей. Республики Северного Кавказа фактически остаются колониями, где российские законы не соблюдаются или соблюдаются очень условно, а правовой беспредел становится нормой жизни. Северокавказские автономии очень похожи на британские колонии с непрямым правлением, где внутренние законы, часто вполне варварские, устанавливали местные правители. И Чечня выделяется даже на этом фоне. По сравнению с ней даже Россию Путина можно было бы назвать правовым государством, при всем царящем в ней жестком авторитаризме. И Путин разрешает кадыровский беспредел, чтобы формально сохранить Чечню в составе империи. А порой извлекает из этого беспредела прямую пользу. Ведь кадыровцы ликвидируют во внесудебном порядке в России и за ее пределами не только врагов Кадырова, но и врагов Путина. Впрочем, очень часто предполагаемые жертвы являются врагами обоих, как это было, например, в случае с Анной Политковской и Борисом Немцовым. А о том, что подобный правовой беспредел в перспективе грозит распадом России, Владимир Владимирович, похоже, не задумывается.