Мир в шоке... Талибан победил в гражданской войне в Афганистане. Что дальше?

Талибы победили в гражданской войне в Афганистане. Это, как говорится, медицинский факт. Администрация Джо Байдена, выводя свои войска из этой страны, а вместе с ними и войска союзников, первоначально рассчитывала, что прозападное правительство в Кабуле сможет продержаться после их ухода, как минимум, полтора года. Потом этот срок сократился до 6 месяцев. С началом широкомасштабного наступления «Талибана», которое последовало сразу же после ухода американцев с крупнейшей авиабазы Баграм, Пентагон предположил, что для захвата Кабула талибам потребуется примерно 90 дней после полного вывода американских войск. Фактически же талибы установили свой полный контроль над Кабулом и над всем Афганистаном, за исключением кабульского аэропорта, охраняемого турецкими, американскими и британскими войсками, к вечеру 15 августа, за 16 дней до окончания вывода американских войск, намеченного на 31 августа. Госсекретарь США Энтони Блинкен признал, что столь быстрый успех талибов стал настоящим шоком для президента США Джо Байдена и его администрации. По словам Блинкена, силы безопасности Афганистана проявили неспособность защитить свою страну, с чем вполне можно согласиться. В то же время, Блинкен отверг попытки сравнивать эвакуацию американцев из Кабула с эвакуацией американцев и их местных сторонников из Сайгона в апреле 1975 года в последние дни Вьетнамской войны, заявив: «Это не Сайгон». И пояснил: «Отличие в том, что мы прибыли в Афганистан 20 лет назад для решения только одной задачи. Речь шла о наказании тех, кто совершил нападение на США 11 сентября 2001 года. И эта задача была успешно решена». Блинкен прав, что Кабул 2021 года – это не Сайгон 1975 года. Это гораздо хуже. Из Сайгона более или менее планомерная эвакуация американцев и их местных союзников была завершена за 48 часов, перед самым падением города. В результате был эвакуирован весь находившийся в городе американский персонал, дипломатический и разведывательный, и около 7000 вьетнамских беженцев из числа тех, кто сотрудничал с американцами и опасался репрессий со стороны коммунистов.

Всех желающих эвакуироваться вьетнамцев (а их число значительно превышало 100 тыс. человек), вывезти не удалось потому, что на американских кораблях не было места для такого количества людей. Сейчас в Кабуле положение на самом деле гораздо хуже, чем было тогда в Сайгоне. По сути, эвакуация началась только в день захвата Кабула талибами, и по американским планам, она должна продлиться еще 72 часа. При этом речь идет об эвакуации американских и союзных с ними дипломатов. Американское посольство будто бы эвакуировано полностью к исходу 15 августа. Сотрудничавших же с западной коалицией афганцев, очевидно, будут эвакуировать по минимуму и вряд ли их число превысит несколько сот человек. Думаю, что с оставшимися десятками тысяч афганцев, сотрудничавших с коалицией, ничего хорошего в ближайшее время не случится. Аэропорт Кабула был обстрелян, по всей видимости, талибами, которые тем самым дают понять американцам, чтобы они не слишком засиживались. Вероятно, этой же цели служат взрывы у американского посольства и президентского дворца, после чего дворец был талибами взят. Президент Ашраф Гани ушел в отставку и вместе с женой и несколькими лицами из ближайшего окружения улетел в Таджикистан, а оттуда – в Узбекистан. Он передал управление страной эфемерному Координационному совету по преодолению хаоса, в который вошли глава высшего совета по национальному примирению Абдулла Абдулла, лидер Исламской партии Гульбеддин Хекматьяр и экс-президент страны Хамид Карзай. Этот совет никакой власти не имеет, и «Талибан» у него власть принимать не собирается и вот-вот объявит о воссоздании Исламского эмирата Афганистана. Практически талибы захватили власть в Афганистане, не приняв на себя никаких обязательств. Очевидно, что западные государства правительства не признают правительство «Талибана», так как справедливо считают его террористической организацией. Но о своей готовности признать правительство талибов уже заявил Китай. И наверняка фактически, пусть даже и не формально, талибов признает Пакистан, откуда они негласно получают значительную помощь. Этого на первое время хватит. Также Россия не стала эвакуировать персонал своего посольства из Кабула, получив от талибов гарантии безопасности. Правда, для установления отношений с талибами у России есть одно препятствие, поскольку она тоже признает «Талибан» террористической организацией. Но при необходимости Кремль может быть гибким в этом вопросе. Россию подозревают в поставках оружия талибам из желания насолить Америке, но доказательств этого нет.

Талибы пока что пытаются представить себя в качестве «исламистов с человеческим лицом». Их представители заявляют, что в Исламском Эмирате Афганистан женщины смогут получать образование и работать, а журналисты — критиковать действия властей. Хотя женщинам придется носить хиджаб, но зато им будет разрешено покидать свои дома в одиночестве, без сопровождения мужчин. Думаю, что вся эта умеренность заявлений и отсутствие в Кабуле публичных казней чиновников и военных свергнутого режима – это ровно до тех пор, пока остатки американских и союзных с ними войск, а также граждане западных стран не покинут Кабул.

Блинкен лукавит, когда говорит, что американцы достигли своих целей в Афганистане. Да, «Аль-Кайда» в Афганистане была уничтожена, но ее место в мире давно уже заняло «Исламское государство», и нет никаких гарантий, что его представители не обоснуются в самое ближайшее в Афганистане. Целями США было обеспечить, чтобы с территории Афганистана не возникала угроза им и их союзникам, и создать в стране устойчивое правительство, не контролируемое «Талибаном». Эти цели ни в коей мере не достигнуты. США вернулись к тому положению, которое существовало 20 лет назад, затратив уйму денег на поддержку оказавшихся нежизнеспособными афганского правительства и армии. Более того, сейчас ситуация даже хуже, чем в 2001 году, когда у США был достаточно боеспособный союзник в лице Северного альянса, контролировавшего 10-15% территории страны. Сейчас Северный альянс рассыпался после того как на выборах 2014 года пуштун Ашраф Гани одержал победу над таджиком Абдуллой Aбдуллой с явными фальсификациями. Абдулла согласился на компромисс с Гани, став премьером и назначив ряд своих сторонников в правительство. Абдулла оставался премьером вплоть до марта 2020 года, но его позиция не нашла понимания у других лидеров Северного альянса, который де-факто раскололся. Хотя, замечу, во время нынешнего победоносного наступления талибов хоть какое-то вооруженное сопротивление они встречали только в северных провинциях с непуштунским населением.

Разница между политикой США во Вьетнаме и в современном Афганистане заключается в следующем. Во Вьетнаме Ричард Никсон, придя на пост президента в 1969 году, начал проводить «вьетнамизацию» войны, т. е. политику создания боеспособной южновьетнамской армии до вывода американских войск. Эта политика продолжалась 4 года и принесла свои плоды. В южновьетнамской армии появился целый ряд мотивированных частей, которые были способны отражать удары армии Северного Вьетнама и Вьетконга. Южновьетнамская армия смогла продержаться более 2 лет. Но когда в США грянул уотергейтский скандал и Никсон вынужден был уйти в отставку, северовьетнамцы начали генеральное наступление в Южном Вьетнаме, которое можно было остановить только с помощью возобновления массированных американских бомбардировок. Однако преемник Никсона в сложившихся условиях не имел политической возможности возобновить бомбардировки, и в результате Сайгон пал. Если бы не Уотергейт, у Южного Вьетнама были бы шансы со временем создать стабильный политический режим по образцу Южной Кореи. В Афганистане уже со времен Барака Обамы активных боевых действий против талибов американские войска почти не вели. В то же время, не предпринималось никаких серьезных попыток «афганизации» войны и создания сколько-нибудь эффективного правительства. «Афганизация» свелась к росту численности афганской армии и насыщении ее современным вооружением и боевой техникой. Однако в армии, как и в правительстве, процветала коррупция, и солдаты, и офицеры рассматривали службу только как источник заработка, не будучи сколько-нибудь мотивированы к ведению боевых действий против талибов. В условиях развала Северного альянса преимущественно пуштунская афганская армия не готова была вести серьезные боевые действия против своих же братьев пуштунов, из которых преимущественно и состоит армия «Талибана». Формальное превосходство правительственных войск в численности – 300 тыс. бойцов против 75 тыс. бойцов у талибов и в вооружении и боевой технике (в том числе абсолютное – в воздухе) нивелировалось отсутствием мотивированных бойцов в правительственной армии, которая почти без боя сдалась талибам. Дональд Трамп, по крайней мере, готовился вывести войска только после достижения какого-то соглашения с талибами, сформирования нового правительства с их участием и получения от них гарантий не осуществления террора против США. И он готов был слушать Пентагон, который просил повременить с полным выводом войск до стабилизации ситуации. Байден же военных не послушал и фактически пошел на безоговорочную капитуляцию, что серьезно понижает его шансы на переизбрание.

Теперь «Талибан» еще до наступления зимы может заслать своих эмиссаров в соседние центрально-азиатские государства, чьи правительства не менее коррумпированы, чем свергнутое афганское, а армии даже слабее правительственной афганской армии. Единственное исключение – более или менее демократическая Киргизия, отличающаяся, однако, очень слабой армией. Но, скорее всего, ближайшие месяцы талибы потратят на организацию своей власти в Афганистане, а с весны будущего года начнут развивать активность в отношении центрально-азиатских государств.

Сейчас кремлевские пропагандисты буквально захлебываются от восторга по поводу американского поражения в Афганистане. Но они радуются совершенно зря. Если талибы дестабилизируют Таджикистан, Узбекистан, Туркмению и другие государства региона, оттуда в Россию хлынет неконтролируемый поток беженцев. Москве придется значительно нарастить свое военное присутствие в Центральной Азии, причем российским солдатам придется вести боевые действия с партизанами-исламистами. От такой перспективы в Кремле вряд ли будут в восторге.