Как действует «миграционное оружие» России в Крыму-2

И к чему такой метод социально-культурной переработки населения может привести

Окончание. Начало см. в № 101 — 102 от 9 июля 2021 года

ЗАМЕНА НАСЕЛЕНИЯ ОККУПИРОВАННОЙ АВТОНОМНОЙ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ

Как отмечают Андрей Клименко и Татьяна Гучакова, официальная статистика оккупационных органов свидетельствует, что за годы оккупации Крымского полуострова по состоянию на 1 января 2021 года в Крым из регионов РФ прибыли на постоянное проживание 193425 человек. Этот показатель не учитывает миграцию в город Севастополь, который является отдельной от Автономной Республики Крым административно-территориальной единицей, а также не учитывает миграцию из «дальнего зарубежья», поскольку этот миграционный поток имеет другую природу и сравнительно небольшой размер: в 2014-м — 302 человека; в 2015-м — 693; 2016 — 1922; 2017 — 1430; 2018 — 1365; 2019 — 1490; 2020 — 793 человека. Учтена только миграция «из стран СНГ», за которой кроется преимущественно миграция из оккупированных районов Донецкой и Луганской областей.

Из общего количества пришельцев в оккупированную АР Крым: 61,4%, или 118733, лица — из регионов РФ; 38,6%, или 74692, лица — из Донецкой и Луганской областей Украины.

То есть — в отличие от Севастополя, где, напомним, аналогичный показатель был равен 33,05%, — миграционный прирост населения в оккупированном Крыму даже не компенсировал его естественное сокращение и не обеспечил рост численности постоянного населения. Заметим, что миграционный прирост постоянного населения из регионов РФ в оккупированный Крым имеет тенденцию устойчивого роста из года в год.

Природа крымского миграционного роста несколько сложнее, чем в Севастополе:

•  во-первых, как и в Севастополе, это поток мигрантов из российских военных и членов их семей, которые селятся преимущественно в Евпатории, Феодосии и Керчи;

•  во-вторых, как и в Севастополе, это также российские пенсионеры из отдаленных районов Севера РФ и Сибири, которые покупают квартиры преимущественно в Симферополе или Ялте и других приморских городах;

•  в-третьих, это представители российского среднего класса, которые меняют место жительства, преимущественно учитывая экологическую ситуацию и климатические условия;

•  в-четвертых, это российские чиновники, в основном силовики и члены их семей, для которых не актуально наличие шенгенских виз (которые невозможно получить при наличии постоянной регистрации в оккупированном Крыму).

Обратите внимание еще на один важный аспект проблемы: в Севастополе население просто растет вследствие внешней миграции, а в Крыму происходит именно замена населения — замещение выезжающих теми, кто приезжает из-за пределов полуострова. На протяжении всех лет оккупации в Крыму происходит очень значительный, сопоставимый с внешней миграцией в Крым, выезд жителей полуострова на постоянное проживание за его пределы. Основу этого потока составляют крымчане, которые выезжают в регионы РФ. Этот поток в 2015 — 2019 годах был относительно стабильным: он колебался в пределах 15 — 17 000 человек. Но в 2020-м оккупационная статистика зафиксировала резкий рост выезда крымчан на постоянное проживание в регионы РФ — 27 390 человек. Основа этого потока — молодежь, которая выезжает для обучения в высших учебных заведениях. Причина — международные санкции за оккупацию и попытку незаконной аннексии Крыма. Одна из эффективных составляющих санкционного режима — непризнание никаких документов, выдаваемых РФ на оккупированном полуострове, в частности — дипломов об образовании. Последние признают только в РФ, но и в России компании, занимающиеся международными проектами, уже давно избегают приема на работу специалистов с крымскими дипломами.

С 2017-го возобновился поток жителей Крыма, выезжающих в материковую Украину (соответствующий показатель в оккупационной статистике «маскируется» в строке «выезд в страны СНГ»). Размеры этого потока миграции — примерно 5000 человек в год.

В 2014-м, в первый год оккупации, адекватная статистика миграции о выезде из Крыма не велась. Но сравнение миграционных потоков въезда и выезда из Крыма (без Севастополя) на постоянное проживание за период оккупации с 2014 по 2020 наглядно иллюстрирует, как происходит замена населения. Вместо 135 212 крымчан, выехавших в 2014 — 2020 годах на постоянное жительство за пределы полуострова, в Крым из-за его пределов на постоянное проживание официально переехали за это же время 201 420 «колонизаторов», то есть в Крым приехало в 1,5 раза больше, чем выехало. Кроме того, к этому миграционному балансу следует добавить примерно 70 000 жителей Крыма, которые покинули его по политическим мотивам в 2014 году, в первый год оккупации, и стали «внутренне перемещенными лицами» в Украине или эмигрантами в разных странах Европы.

ОЦЕНКА РЕАЛЬНОГО ОБЪЕМА МИГРАЦИИ ИЗ РФ И ЧИСЛЕННОСТИ НАСЕЛЕНИЯ В ОККУПИРОВАННОЙ АВТОНОМНОЙ РЕСПУБЛИКЕ КРЫМ И ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ

Органы статистики обычно публикуют сведения о постоянном населении — то есть части населения, которая официально зарегистрировала место своего постоянного проживания в Севастополе и Крыму в территориальных органах по вопросам миграции МВД РФ, независимо от фактического места пребывания (именно о таких официальных показателях говорилось в предыдущих частях).

Однако, отмечают Андрей Клименко и Татьяна Гучакова, существует еще один важный для целей этого исследования показатель — имеющееся население, то есть часть населения, которая находится в населенном пункте, независимо от места постоянного проживания. Такие граждане, по законодательству РФ, должны регистрировать свое место пребывания, если они прибыли в населенный пункт на срок более 90 дней. Однако официальной информации об имеющемся населении, которое зарегистрировало свое длительное пребывание на территории Крымского полуострова, в открытых источниках нет.

Между тем оценки, которые выражают местные жители в соцсетях, журналисты, эксперты по недвижимости и жилищному строительству, чиновники оккупационных администраций, свидетельствуют, что фактическое население города Севастополь составляет более 700 000 человек (при зарегистрированном постоянном населении 510000 человек), о чем заявил 28 апреля 2020 года Михаил Развожаев на совещании по вопросам борьбы с коронавирусом президенту России Владимиру Путину.

Фактическое население Симферополя экспертным путем оценивается примерно в 600 000 человек (при зарегистрированном постоянном населении 362000 человек).

Эта загадка не является сложной, если вспомнить слово «санкции»: наличие в паспорте РФ отметки о постоянной регистрации места жительства в оккупированном Крыму делает невозможным получение виз в страны ЕС, США, Великобритании и другие, которые не признают оккупацию и попытку аннексии Крыма, а также делает невозможным доступ к другим услугам, например, банковским, в цивилизованном мире. Поэтому не удивительно, что десятки тысяч российских граждан, которые фактически живут и работают в оккупированном Крыму, совершенно не спешат менять свою московскую или саратовскую постоянную регистрацию на крымскую.

Прежде всего в данном случае речь идет о тысячах и тысячах работников аппарата оккупационных органов исполнительной власти на территории Крымского полуострова и членов их семей:

•  ориентировочно 30 территориальных органов федерального подчинения (правоохранительных, судебных, военных и др. органов — МВД, ФСБ, следственный комитет, таможня, прокуратура, пограничные и т.п.);

•  ориентировочно 40 территориальных подразделений федеральных органов исполнительной власти РФ (от налоговой службы, казначейства, пенсионного фонда, разных видов надзора и пр.);

•  35 органов исполнительной власти крымского подчинения — 19 министерств, 8 госкомитетов, 8 служб и инспекций. Они имеют 445 подведомственных предприятий и организаций, в том числе заводы, аграрные предприятия, санатории, заповедники и т.д.

С первых дней и на протяжении всех лет оккупации Россия с помощью направления персонала из Москвы и других регионов продолжает методично формировать в Крыму и Севастополе свой репрессивный и управленческий аппарат: силовые структуры, органы контроля, «надзиратели» в органах республиканской и муниципальной власти оккупированной территории.

По оценкам, основанным на анализе как публичной, так и инсайдерской информации, доля чиновников, присланных из РФ, в подразделениях федеральных ведомств РФ в Крыму, подчиненных непосредственно Москве, достигает 70%, в ведомствах, подчиненных Симферополю, — 50%. Эти показатели постоянно растут.

Крымские деятели коллаборационистского «правительства Крыма», государственные и муниципальные служащие постепенно и системно заменяются чиновниками из разных областей РФ, часто из депрессивных регионов европейской части России, в частности северных, а также из отдаленных городов Сибири.

Начиная с 2016 года, замещение местных кадров приезжими распространяется в таких сферах, как образование и здравоохранение — через переезд в Крым членов семей российских чиновников и военных, строителей крымского моста и трассы «Таврида», инженеров военных заводов.

В 2019 году начался еще один этап замены кадров: например, руководителем оккупационной администрации курортной столицы полуострова — города Ялта — назначили... бывшего главу Белореченского района Краснодарского края. Понимая общую логику процессов, можно предположить, что с этого началось «замещение» российскими кадрами руководства крымских городов и районов.

Если обобщить статистические данные, расчеты и оценки, которые были изложены выше, можно сделать вывод:

за годы оккупации АР Крым и города Севастополь фактическое население полуострова за счет миграции из РФ возросло минимум на 1 млн человек. Итак, расчет численности имеющегося (де-факто) населения оккупированного Крымского полуострова по состоянию на 1 января 2021 года выглядит следующим образом: официальная численность постоянного населения без Севастополя — 1901578 человек, официальная численность постоянного населения Севастополя — 509992 человека, минимальная экспертная оценка превышения реальной численности постоянного населения над официальными данными по городам Севастополь, Симферополь, Ялта, Алушта, Евпатория, Феодосия — 650000 человек. И вообще де-факто постоянного населения на оккупированном Крымском полуострове 3061570 человек.

Таким образом, вместо довоенной численности постоянного населения Крымского полуострова 2 350 000 504 человека имеем дело с де-факто имеющимся населением как минимум в 3 100 000 человек. Конечно, режим международных санкций и отсутствие поставки на полуостров днепровской воды по Северо-Крымскому каналу выполняют весьма существенную сдерживающую роль: без этого количество российских колонизаторов на захваченном полуострове было бы значительно больше.

ДЕЙСТВИЕ ВСТУПАЕТ «СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЕ ПЕРЕДЕЛЫВАНИЕ»

Статистические данные Андрея Клименко и Татьяны Гучаковой свидетельствуют, что колонизация захваченного Крыма населением из других регионов России создает в Крыму благоприятную базу для социально-культурного переделывания населения под российские стандарты мышления и психологии, однако это лишь первый этап.

Для работы на втором этапе — собственно переделывания населения — в Крыму создан мощный пропагандистский и репрессивный аппарат. Это вообще мощная система российских и обрусевших, бывших крымских, средств массовой информации, которые вываливают на головы крымчан массу манипуляций и лжи об успешном управлении Крымом оккупационной администрацией, скрывают масштабы кризисов и проблем, которые они не в состоянии решить, как, скажем, обеспечение водой, электроэнергией, качественными товарами народного потребления и продуктами. СМИ Крыма также системно скрывают масштабы репрессий оккупационной администрации против крымчан украинской и крымскотатарской национальных групп, репрессии по признакам национальности, по религиозной принадлежности.

В систему обмана (переделывания) крымчан входят также политизированная, тенденциозная система образования, которая заточена под последние политические прихоти нынешнего политического руководства России. Школы и вузы Крыма искажают историю России и мира, пропагандируют российские, крайне недемократические формы управления государством, пропаганду российских шовинистических настроений, лжи о межнациональном и межконфессиональном согласии в Крыму.

В Крыму переделана на российский лад система общественных организаций, и одним из требований к каждому активисту является признание Крыма российским, оправдание внутренней и внешней политики России, общая лояльность к имперской российской идеологии и ее управленческому аппарату.

На полуострове действует мощная система контроля за лояльностью местного населения, которая охватывает слежение на рабочих и в общественных местах, в интернете и средствах связи, в общении среди граждан, с которой связана система немедленных репрессий в отношении нарушителей.

В целом из того, как враждебно Россия относится к Крыму и к крымчанам, можно сделать вывод, что Крым до сих пор не стал собственно Россией, что он не вошел в Россию, а только стал одной из российских колоний, которые она использует как военную базу, а все, что там есть, — от природы до промышленности, аграрного сектора, культурного наследия и всех крымчан — как военный трофей, который всеми средствами переделывает под свои стандарты.

АЛЕКСЕЙ РЕЗНИКОВ: ЕСТЬ «МЕХАНИЗМЫ ВЫДВОРЕНИЯ»

Пока готовился этот материал, в обществе шел ожесточенный спор, есть ли механизмы, которыми бы Украина могла помешать фактически насильственной колонизации Крыма. В общественной дискуссии иногда преобладало мнение, что поскольку люди из России в Крыму поселились по собственному желанию, то, согласно международному праву, Украина после деоккупации полуострова не сможет помешать им жить в Крыму, а следовательно — быть избирателями и проводниками интересов России в украинском регионе. Звучало мнение: мы же не можем быть, как россияне, и не можем применять к ним методы депортации. Тем более, что ангажированные российские СМИ уже изо всех сил распространяли манипулятивную информацию, что «украинская власть после деоккупации планирует депортировать полмиллиона жителей Крыма».

На днях вице-премьер-министр и министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Алексей Резников рассказал, какой юридический шаг планирует украинская власть в отношении людей, незаконно переселенных из России в Крым, после деоккупации полуострова. Об этом он сказал в эфире телеканала «Украина 24». А «Радио Свобода» сообщило, что «административное выдворение незаконно прибывших — это цивилизованный юридический шаг».

Алексей Резников сказал: «Официальная политика Кремля — ??завозить туда население из России, минуя официальные украинские границы. Происходит ассимиляция, вытеснение местного населения. По нашей информации — полмиллиона. И это противоречит международному праву, соответствующей конвенции — это военное преступление. Поэтому здесь еще будет вопрос ответственности. Сегодня, по нашей информации, это 500 000 человек, а по некоторым официальным заявлениям крымских оккупационных властей — от 700 тыс. до 1 млн. У нас есть разные позиции, вплоть до депортации, звучат и такие призывы. Я сторонник юридических процедур под названием «выдворение». Это административная процедура. Если эти граждане попали в Крым не через «Чонгар», «Каланчак» или «Чаплынку», значит, они там находятся незаконно на территории Украины. И последствия будут, как везде в цивилизованном мире — выдворение», — подчеркнул он.

Напомним, в декабре 2020 года Алексей Резников в ответ на вопрос о том, что киевская власть планирует делать с российским населением, которое переселили в Крым для изменения этнического состава полуострова, заявил, что «точно не собирается нарушать чьи-либо гуманитарные права».

Национальный лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев назвал чушью мнению Резникова о том, что после деоккупации Крыма россиян, которые незаконно переехали на остров, нельзя будет выселить. В сентябре 2020 года на одном из заседаний в ООН постоянный представитель Украины при ООН Сергей Кислица назвал «огромной проблемой» демографические изменения в Крыму. Он убежден, что Россия пытается вытеснить из полуострова все проукраинское население.