Энергетический шантаж

или Российское оружие против Европы и Украины

Успешно шантажируя Европу на газовом фронте, Владимир Путин стремится развить успех и добиться благоприятных для себя результатов также и на украинском фронте. Президент России провел срочные телефонные переговоры  с Ангелой Меркель и Эммануэлем Макроном. Согласно версии кремлевской пресс-службы, во время этих переговоров была «обстоятельно обсуждена вызывающая озабоченность ситуация в связи с пробуксовкой процесса разрешения внутриукраинского конфликта. При этом три лидера отметили важность реализации Минских договорённостей 2015 года как безальтернативной основы урегулирования. Была также подчёркнута заинтересованность в дальнейшей координации усилий России, Германии и Франции в «нормандском формате»». Путин же будто бы «дал принципиальную оценку линии киевских властей, упорно уклоняющихся от выполнения как своих обязательств по Минским соглашениям, так и договорённостей, достигнутых на предыдущих «нормандских» саммитах», в том числе на Парижской встрече 9 декабря 2019 года.

Участники телефонного разговора поручили своим политическим советникам и министерствам иностранных дел интенсифицировать контакты по линии «нормандской четвёрки» и подготовить встречу глав внешнеполитических ведомств, а если повезет, то и «нормандский» саммит. Путин, несомненно, учитывает два важных фактора. Ангела Меркель, уходящая в ближайшие несколько месяцев с поста федерального канцлера, очень бы хотела под занавес достичь заметного прогресса в разрешении украинско-российского конфликта или хотя бы подготовить условия для этого. У Эммануэля Макрона, наоборот, через полгода, в апреле 2022 года, предстоят президентские выборы, на которых он хотел бы переизбраться. И внешнеполитический успех в виде достижения урегулирования конфликта в Донбассе (или хотя бы видимости такого урегулирования) был бы ему полезен для победы на выборах, хотя вряд ли бы имел здесь решающее значение.

Однако Путин предпочитает сейчас максимально поднять ставки на украинском направлении. И тут неожиданно появляется статья экс-президента России и нынешнего заместителя председателя Совета Безопасности России, т. е. Путина, Дмитрия Медведева про Украину и российско-украинские отношения. Дмитрий Анатольевич обычно выполняет по отношению к Украине, да и в других внешнеполитических вопросах, роль «злого следователя», чтобы Владимиру Владимировичу было потом сподручнее выступать в переговорах с Западом, что с США, что с членами «нормандской четверки», в роли «доброго следователя», умеряющего жесткие медведевские требования. В эту игру играл еще Сталин с Молотовым в годы Второй мировой войны, и Путин эту тактику полностью перенял. На этот раз Медведев свою статью (скорее всего, написанную его спичрайтерами) под броским названием «Почему бессмысленны контакты с нынешним украинским руководством» передал в газету «Коммерсантъ» — издание достаточно популярное и читаемое. Медведев утверждает, с несомненным антисемитским подтекстом и в довольно хамской манере (старается подражать Путину), что «украинские руководители, особенно первые лица,— люди, не имеющие никакой устойчивой самоидентификации. Несчастные люди. Кто они, гражданами какой страны являются, где их корни, какова их историческая идентичность, этническая составляющая, каким богам они молятся? Кем они себя ощущают? Они «щирие» украинцы? «Европейцы»? Русские? Евреи? Татары? Венгры? Караимы? Нынешний президент этой измученной страны — человек, имеющий определенные этнические корни, всю жизнь говоривший на русском языке. Более того, работавший в России и получавший значительные средства из российских источников. Тем не менее, в определенный момент, став руководителем государства, из страха получить очередной «майдан», направленный против его личной власти, полностью поменял политическую и нравственную ориентацию. А по сути — отказался от своей идентичности. Начал истово служить наиболее оголтелым националистическим силам Украины (которые, надо признаться, там всегда были, но составляли от силы 5-7% активного населения). Можно только представить, сколь омерзительно ему было совершить подобное нравственное «сальто-мортале». Это напоминает безумную ситуацию, когда представители еврейской интеллигенции в нацистской Германии по идейным причинам попросились бы на службу в СС».

О том, что измучена Украина прежде всего не прекращающейся российской агрессией, Медведев, ясное дело, не говорит. Зато дает понять, что на Владимира Зеленского и его администрацию в Кремле возлагали определенные надежды, если не превратить его в российскую марионетку, то добиться того, чтобы Зеленский удовлетворил основные российские пожелания в плане урегулирования в Донбассе и не поднимал вопрос о Крыме. И ради этого Москва не пожалела бы денег на банальный подкуп украинской власти. Однако Зеленский возлагавшихся на него Кремлем надежд не оправдал, и теперь, по мнению Медведева, с ним вообще лучше не иметь дела: «Как в такой ситуации с ним можно вести переговоры и договариваться? Никак. Украинские руководители нынешней генерации — люди абсолютно несамостоятельные... Страна находится под прямым иностранным управлением. Причем управление это гораздо жестче, чем взаимодействие СССР с отдельными социалистическими странами в известный период... США ничего не нужно от Украины, кроме противостояния с Россией, тотального сдерживания нашей страны и создания того, что было метко названо «Анти-Россией». А значит, такое союзничество крайне непрочно и в какой-то момент разлетится в прах. Надежды на членство в НАТО и Евросоюзе так же эфемерны по вполне очевидным причинам. Сама Украина не имеет никакой ценности на линии прямого противостояния западных сил (в том числе потенциально военного) с нашей страной. Дураков сражаться за Украину нет. А нам с вассалами дело иметь бессмысленно. Дела нужно вести с сюзереном... Таким «партнерам» в международных отношениях, которые соревнуются в постоянной брехне, нет и не может быть доверия. А значит, и переговоры с ними абсолютно бессмысленны».

В связи с этим Медведев предлагает «дождаться появления на Украине вменяемого руководства, которое нацелено не на тотальную конфронтацию с Россией на грани войны, не на организацию дебильных «Крымских платформ», созданных для оболванивания населения страны и подкачки своих мускулов перед выборами, а на выстраивание равноправных и взаимовыгодных отношений с Россией. Вот только с таким руководством Украины и стоит иметь дело. Россия умеет ждать. Мы люди терпеливые».

Ну, насчет того, сколько раз врали и Путин, и Медведев, и Лавров, даже напоминать не стоит. Но на практике медведевские требования, в случае их реализации, вернут Украину, даже при сохранении формальной независимости, примерно к тому же положению, какое она занимала в составе СССР. Ну а в качестве приемлемого для России руководителя Украины, с которым можно вести деля, ясно прочитывается Виктор Медведчук. Медведев и Путин прекрасно понимают, что ни один из нынешних руководителей Украины, а также те, кто могут сменить их в недалеком будущем, на выполнение подобных требований никогда не пойдут, а тот же Медведчук может прийти к власти в Украине только на российских штыках, чего не допустят США. Поэтому демарш Медведева направлен только на то, чтобы Путину на предстоящих переговорах было бы легче продавить урегулирование на Донбассе на российских условиях, представив их в качестве разумного компромисса по сравнению с максималистскими требованиями, выдвинутыми в статье Медведева. Путин явно надеется получить согласие Германии и Франции на проведение выборов в оккупированной части Донбасса под контролем российских марионеток и российских войск, а также на то, что Берлин и Париж сумеют заставить Киев принять эти условия.

Явно в контексте возможного урегулирования на Донбассе в Москву заспешила заместитель государственного секретаря США Виктория Нуланд. Ради ее визита американцам пришлось исключить одного россиянина из санкционного списка, поскольку Нуланд находилась под российскими санкциями. То, что в Москве состоялась встреча с заместителем главы администрации президента Дмитрием Козаком, ответственным за украинское направление, доказывает, что Украина будет одной из главных тем московских переговоров, если вообще не самой главной. Вашингтон явно обеспокоился возможными политическими последствиями российского энергетического шантажа, и хочет получить гарантии, что Россия не будет пытаться подчинить себе Украину, вести против нее боевые действия и применять энергетическое оружие. Но добиться этого можно будет только в том случае, если Америка сможет предъявить весомые козыри, пригрозив неприемлемыми для России последствиями в случае прямой агрессии против Украины или попытки обрушить украинскую экономику.

Чтобы успешно бороться с российским энергетическим шантажом, странам Запада необходимо понять, какие цели преследует в данном случае Путин. Тут, разумеется, и требование освободить «Северный поток-2» из-под действия газовой директивы ЕС, тут и попытка добиться уступок в вопросе о европейском углеродном налоге, который грозит многомиллиардными потерями российским поставщикам топлива и сырья на европейский рынок. В то же время, Путину невыгодно надолго обрушивать мировые энергетические рынки или очень длительное время удерживать их в нестабильном состоянии. Это чревато мировым экономическим кризисом, от которого Россия пострадает больше многих других стран, в том числе из-за падения цен на энергоносители. Но по-настоящему противостоять энергетическому шантажу Европа и Северная Америка смогут только тогда, когда прекратят бессмысленную борьбу против глобального потепления, особенно в эпоху пандемии. Эта борьба требует громадных средств, раздувает костер инфляции и ведет к росту цен на энергоносители, в том числе углеводородные. Однако до сих пор кажется маловероятным, что борьба с парниковыми выбросами прекратится в ближайшие месяцы, хотя, наверное, позднее здравый смысл, я надеюсь, возьмет верх.